Разное

Дилетант это человек который любит делать то что не умеете: Дилетант-любитель / Статьи / Newslab.Ru

Содержание

Блестящий пример синтеза искусств. Часть I

Автор

Инга Инга

Из разговора:

— До поезда ещё пара часов. Может быть, вы хотели что-то конкретно посмотреть в Петербурге? Какие-то пожелания?

— Да, есть дом, о котором мы читали в путеводителе. Он нас просто поразил. Он уникален! Дорлинг Киндерсли советует непременно посмотреть этот дом на улице Зелозеле.

— Простите, у нас нет такой улицы

— Зланозелна… Зелнозална…Азазелло!

— ???

Стоп! Конечно! Я поняла. Зеленина. Улица Зеленина. Название даже и русские туристы порой неправильно воспроизводят, что уж об иностранцах говорить. А дом, действительно, уникальный. Только, дорогие господа, придётся нам оставить парадный Петербург и поехать на Петроградку, в тот её конец, что близок к островам.

Петроградская сторона — район города, как никакой другой, щедрый на модерн. Особенно им богат Каменноостровский и Большой проспекты. Но именно этот дом на Зеленина 28 называют блестящим примером синтеза искусств.

Архитектурно фасад этого здания решён в классицистическом стиле: строгий прямоугольник, шесть этажей, два «двора-колодца» с устроенными в них сквериками, обязательная симметрия, горизонтальный карниз, два эркера, розетки, вытянутые окна, объединенные пилястрами, благородное сочетание бордового и кремового в цветовом решении стен. Но это структура. Декор же здания — модерн во всей своей красе: инопланетные глазки-солнышки с лучами-щупальцами, текучие извивы лепнины, скульптуры юных дев, чьи стройные фигурки укутывают летящие платья, а головы венчает шлемчик из локонов-волн (взгляд не оторвешь), диковинный орнамент лепки, чей рисунок из-за причудливости форм ускользает от понимания — не то раковины, не то брызги кружевных волн, не то скелет моллюсков и зонтики медуз, морской теме вторят наличники окон, стилизованные под надутые паруса… и всё это буквально взрывается фейерверком красок, если поднять глаза чуть-чуть повыше.

Там, по фасаду верхнего этажа, располагается гигантский мозаичный фриз…

…но обо всем по порядку.

Название.В петровские времена эта улица шла от Петропавловской крепости к пороховому заводу. Порох тогда называли «зельем». Как помним, изобрели порох в Поднебесной, далее при помощи безотказной машины по перенятию опыта, именуемой интеллигентно промышленным шпионажем, а по простому — воровством, секрет ноу-хау позаимствовали арабы, которые и привезли новинку в Европу. Оттуда он уже попал в Россию. Поначалу наши предки изготавливали порох в кустарных условиях, и занимались этим аптекари. Вот поэтому в России порох назывался зельем. Аптекари изготавливали зелья от всяких недуг на основе травок… но тут уж им пришлось варганить совсем радикальное средство. И только потом появилось название «порох», от печального «прах» — пыль.

И дело не в убойной силе адского «зелья», а в том, что пороховая мякоть, которой стреляли, выглядела как мелкая чёрная пыль. Но «улица Зелейная» не прижилось и постепенно превратилось в Зеленина. Потом к названию, прибавилось Большая — рядом проложили Малую и Глухую. В конце 19 в. этот район стал бурно застраиваться, фабрики и заводы закрывались или переносились на окраины. Улица Зеленина уже вела не к складам, а к пышной зелени (не избавиться от слова)) садов Крестовского острова. Дорога на острова стала очень популярной у жителей. Кто ж не знает знаменитое «пошуршать листвой на Крестовском»! На тихой когда-то улочке появляются доходные дома, чей вид и по сию пору поражает декором фасадов, необычными архитектурными решениями, лепниной, величественными формами и интересными доминантами.

Этот дом был построен в 1904—1905-м.

Владелец. Тут подошла бы ссылка на мой пост о Сергиевке, в котором я писала о браке старшей дочери Николая I и герцога Лихтенбергского. Просто напомню

Владельцем дома был внук великой княгини Марии Николаевны Николай Николаевич Лейхтенбергский, Светлейший герцог, 5-й принц Богарне. Тонкий знаток искусств, прекрасный музыкант и человек замечательной храбрости: он служил в Преображенском полку, в звании полковника участвовал в Первой мировой, был награжден за храбрость шашкой, завещанной М. Д. Скобелевым для вручения «первейшему полковому герою», а такое абы кому не вручали. В отставку— в чине генерала. Слава богу, успел эмигрировать. Умер в 1928. Кроме блестящих человеческих качеств, герцога отличали и деловые. Он прекрасно понимал, что в столице доход на заре капитализма могут приносить именно добротные доходные дома для среднего класса.

Для постройки одного из них он и привлёк тридцатилетнего архитектора Фридриха Августа (Фёдора Фёдоровича) фон Постельса.

Архитектор. Фридрих Постельс — обрусевший немец, родившийся в Петербурге в лютеранской семье директора Лесного института (нонче Академии, в народе любовно именуемой Лесопилкой). Отец за выслугу получил чин действительного статского советника, и за семьей закрепляется право на потомственное дворянство. Фридрих-Федор в Императорской Академии Художеств учился у самого Леонтия Николаевича Бенуа. Понятно, что без влияния одного из создателей петербургской ветви северного модерна на работы ученика не обошлось. Дом герцога Лейхтенбергского стал самой значительной работой молодого архитектора. Но, как ни странно, именно в этой постройке менее всего чувствуется северный модерн, и её всё чаще сравнивают с модерном Гауди, вообще — с испанским, брюссельским, парижским модерном.

Про архитектурное решение здания я уже написала. Собственно, если не говорить об основной изюминке этого дома — о мозаике (о которой позже), то особенностью этого здания стало и то, что верхние его этажи изначально были задуманы для сдачи в наём художникам и для обустройства в них художественных мастерских. Промышленная революция шла рука об руку с развитием всех видов искусств, свои «монмартры» были не только в Париже.

Герцог — большой знаток живописи, покровительствовал художникам, да и не могло быть иначе, ведь его дед и бабушка были в своё время Президентами Академии Художеств. Огромные застекленные фонарики-эркеры и гигантские световые окна заднего фасада должны были создавать комфортную атмосферу в студиях, позволяя наполнять рабочее пространство солнечным, ну или хотя бы просто дневным светом.

Основной архитектурный приём, приковывающий взгляд к зданию, кроется в резком контрасте верха и низа, в тщательной, «придирчивой» проработке пластики и в полярной ей монументальной свободе, широте мозаичных панно, с их глубиной воображаемых пейзажей, противоречащим тектонике фасада. Модерн… Аналогов мало, или нет вовсе. Даже ар-нуво Жюля Лавиротта, с которым любят сравнивать дом на Зеленина, не имеет столь смелых, контрастных сочетаний различных видов искусств —

Дабы не возвращаться к архитектору, скажу, что и ему удалось после революции эмигрировать. Его судьба прекрасно сложилась в США.

О мозаиках во второй части.


Есть идея: «Реализовать важный проект в Беларуси может и дилетант, но на этом пути многие сдаются, не встретив поддержки бизнеса», Анна Трубачёва

Собрать команду педагогов-профессионалов, разработать учебный план, детализировать проект, подготовить серьезный бизнес-план, определиться со списком детей на первый набор, найти здание под школу и инвестора… А в январе 2016 г. посадить за парты первых учеников. Такие планы ставила перед собой Анна Трубачёва в прошлом феврале, когда задумала реализовать уникальный для нашей страны проект «Квенцінавы дзеці» – образовательно-коммуникативный центр для детей, родителей и педагогов. BEL.BIZ узнал у автора проекта, что из задуманного удалось реализовать, и на какой стадии находится процесс открытия школы мечты.

Цена вопроса открытия образовательного центра в 2500 м2 – $100–150 тысяч

«Проект полностью готов к запуску в сентябре 2016 года, – говорит Трубачёва. – В ожидании стоят педагоги, родители и дети (мы даже провели чреду родительских собраний и тестирование деток в первые классы), разработаны наши методички и учебные планы, мы нашли подходящее здание, проект которого уже согласован с МЧС. Мы прошли регистрацию, подготовили серьезные сметы и планы выхода на самоокупаемость – проект прибыльный и перспективный, как выяснилось в цифрах – мы не просто детализировали проект, а расставили в реалии всех его участников по своим «шахматным клеткам», все готово к игре, и цена вопроса открытия огромного образовательного центра в 2,5 тыс. м.кв – $100–150 тыс., необходимые для оплаты аренды в первые месяцы, ремонта, закупки мебели и прочего оборудования для здания школы, без чего невозможно начать работу официального учреждения образования» (увидеть детали проекта можно здесь).

«Я шла наощупь, – так описывает свой путь длиною в год Анна. – Мы шли наощупь: вся наша команда святых людей, бесплатно работающих уже год. Пусть меня простят мои соратники, которым я бесконечно благодарна, если я буду в данной статье часто говорить «я», потому что начиналось все действительно с моей инициативы, с моего «фэйсбука», и именно я несу ответственность за то, где находится вся команда сегодня. Я – дилетант, и готова говорить за себя, в чем были плюсы и минусы моей деятельности, как дилетанта в поднятии такой большой инициативы».

Оказалось, что дилетанту, у которого есть стойкое желание улучшить мир, но нет стартового капитала и мышления бизнесмена, пройти этот путь не так просто. И дело даже не в препонах со стороны государства или косности законов, на что обычно принято пенять. Дело, скорее, в неготовности общества, бизнеса сотрудничать с гражданскими инициативами, верить в них, оказывать им поддержку, причем речь не только и финансировании.

Я не бизнесмен, я дилетант

– Я называю себя дилетантом и ничуть этого не стесняюсь: я – обычная мама, которая не обладает навыками ведения бизнеса или управления, я – не педагог и не инвестор, но я знаю, о какой школе мечтают многие родители, у меня есть силы и желание открыть такую школу.

С одной стороны, дилетанты бесстрашны, потому что не знают границ и рисков, с которыми знакомы профессионалы. Дилетанты – фантазеры, они считают, что возможно всё, и если они готовы на компромисс с реальностью, то их желание видеть мир иным, их упорство может принести невероятные свершения и открытия, потому что, повторюсь, дилетанты бесстрашны: они не боятся прийти в министерства и спросить, а вот так можно? И, как выясняется, многое можно.

Система – это все мы, пока бездействуем.

Помню, как после презентации нашего проекта в Горисполкоме, наши педагоги были очень воодушевлены и говорили мне о том, что «мы бы не отважились спросить». Я – не педагог, и поэтому могу легко предлагать руководству системы образования какие-то разумные нововведения: «Вот – Кодекс об образовании, по нему можно делать это и это, мы ничего не нарушаем?». И выяснились удивительные вещи. Оказывается, что этот кодекс обязывает лишь к использованию обучающей программы государственного образца (а она нормальная!), но в методиках государство педагогам полностью развязывает руки. Можно использовать любые интересные методики и делать свою работу с любовью к профессии и к детям. Система никого не сдерживает в том, чтобы преподавать интересно и творчески – это важно для понимания, а то говорят, что «система нам не позволяет». Система – это все мы, пока бездействуем.

Но у дилетантского пути есть и свои сложности. Если бы я была хорошим управленцем, если бы у меня были деньги, если бы я понимала, как организовывать учреждение образования и у меня был какой-то бизнес-опыт, конечно же, путь блужданий был бы намного короче. Если бы я мыслила, как бизнесмен, я бы понимала, на каком языке говорить с потенциальными инвесторами, какие документы и в каком виде им нужны, кому предлагать участие в проекте и на каких условиях, где переживать, а где не «рваться». Я бы понимала, разницу между понятиями «есть инвестор» и есть «потенциальный интерес инвестора», и сдерживалась бы от радостных обещаний по проекту. И, возможно, мы бы уже запустили проект. Но я иду на ощупь: спотыкаюсь, мирюсь с необходимостью вникать в коммерческие и юридические вопросы, очень огорчаюсь, осознавая свою некомпетентность, встаю, оттряхиваю отчаяние, потому что не могу показать его даже своим самым близким соратникам, иду дальше. Лёгкое дуновение сомнений в команде и вокруг проекта – всё рассыплется.

Я безмерно счастлива тому, что несколько месяцев назад у нас в команде появился настоящий бизнесмен, который отвечает ныне за все сметы, расчеты, бизнес-планы, финансовую аналитику и стратегии развития.

Как бы это объяснить?.. Это нормально не хотеть быть бизнесменом, понимаете? И я счастлива, заниматься теперь с большего своими прямыми обязанностями, тем, что я умею и знаю – продвижение проекта, его пиар, организационные вопросы, фантазирование, если хотите, потому что оно способно двигать проекты в сторону «невозможного».

Дилетантам нужна помощь профессионалов

Инициатива имеет мало шансов на осуществление, если у тебя нет денег и таланта предпринимателя. Ведь я не первая, кто сталкивается с такими проблемами. Похожие инициативы (пусть не такие глобальные) появляются в Минске время от времени, но им очень сложно выживать, потому что такая деятельность не организована в систему.

Я очень хочу, чтобы у нас в стране появился специальный консультационный центр, благодаря помощи которого такие дилетанты как я, люди, которые видят мир иначе и чувствуют силу что-то изменить, смогут реализовывать социально значимые проекты, участвовать в них на уровне идеи, вдохновения и общей координации, оставив решение прочих вопросов профессионалам.

Это ужасно изматывает, когда ты стучишься в каждую дверь с фразой «здравствуйте, мы рады вам предложить»

Помощь стартапам потихонечку появляется, но кроме конкретно денег проектам нужны толковые консультации и помощь в ведении дел. Причем важно понимание, что такие инициативы как наша не имеют средств, чтобы платить за подобные консультации. Нашему проекту очень помогали юристы высочайшего класса (спасибо еще раз всем добрым людям из «SP&P»), и в этой сфере за проект мне было спокойно. Но что касается бизнес-консультаций, в свое время, я бы не отказалась от помощи людей знающих, как составлять сметы, готовить предложения для бизнеса, как вести переговоры, и что конкретно предлагать в качестве проекта. Я и сейчас нуждаюсь в помощи в поиске инвестиций: это ужасно изматывает, когда ты стучишься в каждую дверь с фразой «здравствуйте, мы рады вам предложить», и понимаешь, что это было не верное направление для обращения, а силы растрачены, потому что нет соответствующих навыков и знаний о том, как правильно искать инвестирование.

Многие инициативные люди ломаются, столкнувшись с необходимостью заниматься НЕ СВОИМ ДЕЛОМ. И я не буду скрывать, что эта причина стоила мне затяжной и очень серьезной депрессии. Продолжать развивать настолько масштабный проект временами было очень тяжело, и я в очередной раз хочу сказать спасибо всей команде, педагогам, которые бесплатно, на чистой вере в «единорогов», которых я вижу, (вдумайтесь!) работали и работают над тем, чтобы мы были сегодня там, где мы есть, чтобы проект образовательного центра был готов к запуску. Не только на бумаге, но и в реалии!

Бизнесу интересна прибыль, которую можно потрогать

Пожалуй, поиск финансов для реализации проекта, был (и остаётся) самой трудной частью. Несложно найти единомышленников, готовых впахивать за идею. Нетрудно пойти на компромисс между законом и мечтой. Но оказалось невозможно убедить бизнес поверить в то, что не пахнет очевидной выгодой сегодня.

Когда проект был еще на уровне мечты и фантазий, были бизнесмены, которые объясняли мне, что образование может быстро окупить себя, если поставить соответствующие расценки на него.

Проще говоря, это должна быть элитная школа, тогда проект окупится. Но меня такой расклад не устраивает. Я хочу сделать проект социально-ориентированным, образовательный центр, доступный для многих, с огромным количеством бесплатных мероприятий. И после того как мы составили смету, я понимаю, что даже при соблюдении этих условий и загрузке образовательного центра от 33%%, проект будет приносить прибыль. Мы придумали, КАК можно окупить убыточные социальные программы доступного качественного частного образования.

Для примера приведу показатели эффективности (за 5 лет) инвестирования в проект при загрузке центра 45%:

Чистый дисконтированный доход (NPV) при ставке дисконтирования 12%, долл.

94453

Динамический срок окупаемости (DPP), лет

2,7

Внутренняя норма доходности (IRR),%

58%

Индекс доходности (IR)

1,84

Прибыль на инвестированный капитал (ROI), %

181,65

Я знаю, что многие бизнесмены из тех, которые мне отказали, наблюдают за проектом. И тем более, мне интересно его довести до финиша! Чтобы доказать, что человек с улицы может взять и сделать что-то важное, даже если у него самого нет ни гроша. Мне хочется показать, что социально значимые проекты должны реализовываться и при грамотной стратегии могут приносить прибыль.

Мы просто очень сильно запутались в понимании успеха как финансового благополучия

На днях я чуть не прослезилась, когда мне рассказывали о косметике, упакованной в бутылки из разлагающихся за полгода материалов, на дне каждой из которых лежит семечка акации. Компания-производитель думает о том, что разложившаяся бутылка посадит новое растение! Понимаете, на каком уровне сознания находится общество, в котором компания думает о чем-то кроме прибыли. Хотя, можно, конечно, допустить мысль, что это такое тонкое позиционирование, при котором производитель рассчитывает на большую прибыль, но я верю в лучшее в людях.

Наверное, мы просто очень сильно запутались в понимании успеха как финансового благополучия, которое делает нашу жизнь лучше. Но ведь нашу жизнь делают лучше далеко не только деньги.

Беларуси нужны ответственные и влюблённые в жизнь

Мне хотелось бы жить в обществе, которое думает не только о сиюминутной выгоде, но и об ответственности, о завтрашнем дне. И я вижу, что такой запрос есть не только у меня.

Часто мне пишут скептики: «Не слишком ли вы вольготные условия для детей хотите создать? Уважать личность ребенка…А кто её будет уважать в будущем?». Простите, но через 10 лет это уже будет не ребёнок, а взрослый гражданин, который не сможет вдруг по достижении совершеннолетия научиться уважать себя и окружающих. «Быть готовым к суровым реалиям жизни» мы умеем, а представить, что мир может быть иным, и построить его не решаемся. За окном – новое время, и воспитание в духе советского союза не сделает будущего взрослого человека счастливым: ему нужно будет вписываться с современный мир, быть адекватным и действенным, уметь ценить жизнь и пользоваться ею с наслаждением и ответственностью.

Поэтому и люди несчастны – они живут, потому что «надо»

Что такое советское воспитание? Это когда дети вырастают закомплексованными и неуверенными, переполненными чувством вины и социальными ограничениями. Идут по жизни с унылым девизом «надо» и ожиданием того, что система за них примет решение. Это мышление зачастую формируется в школе. Вы посмотрите, ведь дети не хотят учиться! А потом ходят на работу, потому что «надо», а не потому что любят то, что они делают. И поэтому продукты у нас так себе, и смотрим мы в сторону зарубежного сыра и одежды, социальных пособий и гражданских свобод, поэтому и люди несчастны – они живут, потому что «надо». А ведь жизнь – это невероятный подарок! И жить нужно прямо сейчас! И любить то дело, которым вы занимаетесь.

Хотя и сегодня в нашем обществе есть прекрасные люди, которые стараются что-то делать от души и по-другому: система, «которая мешает» – это все мы пока бездействуем, помните? Я не хочу, чтобы обо мне думали, как о борце с системой, потому что я не хочу бороться, хочу созидать. Моя задача – действовать строго в рамках закона и выжать из него все возможности по применению новых, эффективных методик, популяризировать профессию педагога и отношение к профессии как к значимой, в т.ч. со стороны государства.

Когда мы были в Комитете по образованию, председатель и его заместитель, просмотрев нашу презентацию сказали, что проект относится к категории инновационных, он очень нужный и интересный, и они будут внимательно за ним следить. Я увидела в их глазах живой интерес к перспективам, которые, оказывается, можно открыть в рамках действующего закона.

Все понимают, что время сейчас другое. А в песочницах и школах происходит всё то же самое. Пора перестать растить поколения людей, которым «всё равно».

Фото: Константин Горецкий

Интересно? Поделитесь с друзьями!

    Владимир Мамонтов: Раньше дилетантов было столько же, сколько сейчас. Просто они тихо сидели. Теперь для них есть огромная сфера — Интернет-поля

    Комсомольская правда

    ОбществоО РАЗНОМ

    Радио «Комсомольская правда»

    3 июня 2010 21:38

    [видео]

    Гостем студии радио «Комсомольская правда» в среду, 2 июня, стал родной нам человек Владимир Мамонтов, бывший шеф-редактор «Комсомолки», а сейчас — президент АО «Известия» и член Общественной палаты. С ним беседует главный редактор радио «КП» Александр Куприянов. А. Куприянов: Вы прослушали песню, сделанную моим гостем – Владимиром Константиновичем Мамонтовым. В. Мамонтов: Премьера песни состоялась. А. К.: Мамонтов – известный журналист. Он является президентом Акционерного общества «Известия». Он член Общественной палаты. Звания очень высокие. И вдруг такое занятие. Что это? В. М: Во-первых, это давно дело было на самом деле. Правда, и продолжается потихоньку. Это хобби. Я никогда не учился музыке, я не умею играть ни на одном инструменте толком. Но зато есть компьютер. Для меня это просто развлечение, отдых. Друзья иногда слушают. Терпят одну-две, говорят: ничего. И переходят к основной части. А. К: Разговор о профессионалах и дилетантах. Сразу могу сказать, я не большой знаток музыкальной культуры, у меня есть свои пристрастия. Но то, что звучало, что сделано, мне это нравится. Я это могу слушать. Я это случайно услышал у друга в машине. Когда он мне сказал, что это Володя Мамонтов, его песня, я был ошарашен. Где та грань между профессионалами и дилетантами? Отличима ли она? В. М: В человеке она пролегает. Она в самом человеке, мне кажется, должна находиться. Конечно, ты должен набрать определенный опыт, образование, культуру, поработать как следует в той или иной отрасли, и тогда, может быть, с каким-то чувством ответственности можно сказать: ну, наверное, я профессионал. Я человек такой, я все время сомневаюсь, такой ли уж я профессионал, а может, еще надо быть более профессиональным в том деле, которым мне довелось, как говорится, со школы еще заниматься – журналистика. Но тут, пройдя уже все возможные – от стажера до главного редактора двух газет, наверное, я могу так, перекрестившись, что-то сказать. А. К: Соглашусь с тобой. В. М: А что касается моих остальных писаний, песенок и всего остального, вот тут я и близко не могу сказать, что я профессионал. Но зато у меня есть друзья, которые мне помогают. Тут я на друзей полагаюсь больше, скажу честно. А. К: Кого больше – профессионалов или дилетантов вокруг нас? Что мешает вам в работе? Почему сейчас стало модно называть наш век веком дилетантов? В. М: Мне кажется, здесь история в том, что раньше дилетантов было ровно столько же, сколько и сейчас, я думаю. Просто они тихо сидели. Не было коммуникационных средств. А. К: Очень точное замечание. В. М: Коммуникации для них не было предусмотрено. Для дилетанта поле деятельности было всегда. Мы знаем, как в газету приходили куча поэтов-дилетантов, встречались нам сантехники-дилетанты сплошь и рядом. Но все-таки это поле деятельности было уже. Если говорить о сфере профессиональной более духовной, что ли, то в газету стихи отправить, еще куда-то попытаться, с музычкой своей куда-то. Теперь есть огромная сфера – это Интернет-поля. Дилетант ты или нет, это дело десятое, если ты чувствуешь в себе силушку и волюшку это дело разместить и мир этим обрадовать, имеешь полное право это сделать. Второе вопрос – рад ли этому миру или оценит ли он тебя. Надо сказать, что этот новый вал дилетантизма несет, как обычно бывает, иногда и очень серьезные жемчужные зерна. Как мы знаем, есть Интернет-успех. А. К: Налич, например. В. М: Всем казалось, что это непрофессиональная его песня «Guitar», черт знает какой клип. Записанный на даче. Но я должен сказать честно, что я, увидев это, одним из первых, кстати говоря, в Интернете, горжусь этим, я бегал и говорил: ребята, это интересный парень. Это классный человек. Я, кстати, не думал о том, профессионал он или нет. Но то, что он нет что-то свежее и яркое, это безусловно. Потому что профессионализм тоже бывает унылый, профессионал, а не горит. А. К: Я недавно с удивлением увидел, что в совете директоров многих ведущих компаний отсутствуют специалисты, профессионалы. Есть маркетологи, банкиры, продавцы. Но нет спецов. В. М: Это очень важная вещь. К сожалению, мне не всегда удается побороть эту историю, но борюсь я всегда с этим. Мне кажется, что существует серьезная, наверняка знакомая тебе штука и опасность, когда есть некий универсальный директор, руководитель, менеджер, который, куда ни поставь, везде разрулит, у него диплом соответствующий имеется. И законы везде одни. Что колбасная фабрика, что калошная, везде он справится. А. К: Управленец. В. М: Да. А мне кажется, что в том деле, которому мы с тобой значительную часть жизни отдали, там этот трюк не получается. И в некоторых других делах. Хотя бы где на кусочек, на пол-шишечки дело заходит на творческую поляну, там совершенно другая история. Там тоже есть серьезная часть колбасной фабрики, безусловно. Колбасной, калошной и иной другой. И, если этот человек, управленец, который со своими универсальными знаниями приходит и не начинает вникать, у него ничего не получится.

    Я знаю примеры, есть люди, которые приходили такими управленцами в газеты, например. Вникали и выходили оттуда с прекрасным опытом, понимая, как устроена и творческая часть в газете, и где деньги, откуда деньги берутся. Да у нас тут недалеко на шестом этаже сидит один менеджер, руководитель, он отлично знает. Но он из журналистов вышел, постиг, наоборот, эту науку. Можно и так. Но тогда получается, есть такие специфические производства, театр, например, простой генеральный директор театра, который говорит: мне все равно, что завод, что театр, — хана театру. Он должен понимать в театре. Он должен понимать психологию людей, как они творят. Почему сегодня у этого парня получилась классная заметка, а на завтра не получилась. Что надо сделать, чтобы его подбодрить или дать ему пинка как следует, врезать ему, чтобы он… А. К: А возраст? В «Самсунге» президент – пожилой человек. Он сказал: у нас возможно стать президентом компании, только пройдя все ступени. У нас в 30 лет невозможно стать. Но это Южная Корея. Там свое законоуправление. Почему у нас, минуя разные ступени, люди приходят и становятся управленцами?

    В. М: Всяко бывает. Бывают бодрые, очень хорошо обучаемые и любознательные люди, которым это интересно. Может быть, дело в том, что у нас этому типу экономики не так много лет еще. Он довольно молодой. Пока пройдет лет шестьдесят, и там появятся эти многомудрые дедушки, много можно упустить. Мы же догоняем вечно. А. К: То есть человек может перепрыгивать? В. М: Может. Но он должен быть умный при этом, любознательный и тонкий, чуткий. Он должен понимать: я сейчас перепрыгиваю через большой овраг. Я потом должен в свободное время осмыслить, как я это сделал, кто остался в овраге, что случилось. Это важные моменты. Когда он этого не понимает, он перепрыгивает и говорит: ха, я чемпион! Вот он я. Посмотрите, какой овраг я перепрыгнул. В войне крепости оставлять за собой нельзя. Так получится, что навесным минным огнем его и накроет. Он должен это чувствовать. А. К: Тебе не кажется, что сами журналисты, особенно телевидение, вот эту мысль, начиная от «Минуты славы», навязывают? В. М: Мне кажется, как развлекательный продукт «Минута славы» тоже годится. Можно посмотреть, посмеяться. Но последнее время в Интернете выигрывают очень интересные люди. Мы говорили о Наличе. А есть еще интересные персонажи. Не так давно один такой миленький китаец вышел и спел нота в ноту Уитни Хьюстон – одну из самых сложных вещей. Он, конечно, не Уитни Хьюстон, он остается маленьким стриженым китайцем. Но при этом он научился петь близко к тому, как поет Уитни Хьюстон. И он заслужил свою минуту славы. Даже не минуту. У него несколько миллионов посещений. Это важный момент. Он тянулся за профессионалом. Он хотел, как она, только почти-почти уже, и он учился, он тренировался. Понятно, что просто так все эти фиоритуры, которые у нее присутствуют, китайцу и даже русскому человеку, который города берет смело, ему не взять. Если ты этому не учишься. Мне кажется, это очень важный момент. Мы людей подталкиваем, «Минутой славы» в том числе: учиться, если ты хочешь спеть. А. К: «Звезды на льду». Люди выходят, танцуют на льду. Огромный рейтинг. Но мы знаем, чтобы стать настоящим танцором на льду или спортсменом, с пяти лет мама или бабушка водят, он спать хочет, плачет, ему надо идти на тренировки. В 8 лет он выполняет какой-то разряд, в 11 он выходит на большой лед. К 18 годам он вдруг выходит на мировую сцену. Это ссадины, ошибки, это наука. А здесь нам говорят: будь звездой, имей рейтинг и выходи. Как это? В. М: Это разные жанры. Там жизнь кладут, а здесь шоу и популярность зарабатывают. Зрителю нДравится. Зритель хлопает, ему интересно. Я должен сказать, что вообще посматривал на эти интересные программы. Там ведь тоже люди разные. Есть люди, которые говорят так: раз я сюда попал, я не с пяти и не с восьми лет, но я буду учиться. Конек вот так. А некоторые просто ради того, чтобы мелькнуть. Это тоже непрофессиональное отношение к подобным вещам. Дилетантское. ЗВОНОК В СТУДИЮ: Тамара Александровна, работающая пенсионерка: -Есть профессионалы на уровне учреждения, будь то контора государственная или частная. И дилетанты также есть. Они мешают работе всего учреждения. Это чаще всего люди, которые являются родственниками, блатными. А. К.:А вы в какой области работали? Тамара Александровна: -Я работала в разных областях. И просвещение, и торговля. Есть дилетанты на уровне страны. Взять хотя бы Чубайса, который не был экономистом, когда сделал ваучеры, завалил в этом плане всю страну. Потом РАО ЕЭС тоже разрулил так, что в городе Солнцеве веерные отключения, поскольку сети принадлежат иностранцам. И дальше – нанотехнологии. Не кажется ли вам, что такие примеры для всей страны дают «добро» для процветания дилетантов? В. М: Я думаю, история в следующем. Да, безусловно, в те годы, когда все это творилось, в том числе и Анатолий Борисович не мог назвать себя профессионалом в том, как страну переделать на новый лад, и наделал много ошибок. Но я вам должен сказать, что, зная немного его и неоднократно с ним беседуя, разговаривая, интервью у него брал много раз, он тоже учится. Я думаю, у него с нанотехнологиями, как с ваучерами, не получится. Даже по тем шагам, которые он сейчас делает. А потом, у него еще есть интересный вызов. Он мне сам говорил: я наделал много ошибок, я хочу отдать долги тем людям сейчас, которым я испортил в известной степени жизнь тогда. Он это чувствует. ЗВОНОК В СТУДИЮ: Артур: -Я сам в прошлом полковник, профессор и так далее. А ныне пенсионер, потому что, как я понял, нашей стране, это мое глубокое убеждение, военная наука и наука в частности не нужна. Что касается профессионализма у нас. Направление деятельности тех лиц, кто определяет, кто будет возглавлять направления в народном хозяйстве, а именно – министерства, они очень сумбурные. Для этого приведу примеры. Кроме приснопамятного Чубайса я бы привел пример министра сельского хозяйства, министра здравоохранения. Они меняются как перчатки. Но эти перчатки не делают погоды. А. К: С чем это связано? Артур: Я бы сказал так, и это уже стало моим глубоким убеждением, видя что порочная практика продолжается, я так полагаю, что наверху не совсем компетентны в своих делах. А. К: Может, в вас говорит обида? Артур: Да нет. Не обида. Во мне говорит, может быть, не совсем… А. К: Отставка всегда обидна. Артур: Не совсем удовлетворенность. Люди с колоссальным практическим опытом, профессиональным опытом и образованием, полученным не в нынешних учебных учреждениях, в том числе, я вам откровенно скажу, Московский университет, который я окончил в 1979-м, давал нам такое образование, что ни имя, что ни профессор – то мировая известность. А сейчас это болото в самом прямом и худшем смысле этого слова. А. К: Спасибо за ваше мнение. Не совсем я с ним соглашусь. В. М: Есть две стороны. Есть античный текст, где молоко скисало раньше совсем не так, вот тогда были люди ого-го, а сейчас – пигмеи. Есть такая составляющая. Но на самом деле, при переходе от Советского Союза к современной России профессионализм в значительной степени потерялся. Это правда. Может быть, нам нужен сейчас другой профессионализм. Если мы сейчас вернем профессионалов того времени на свои места волшебным образом, боюсь, дело все равно не пойдет. Потому что время ушло сильно вперед. Мы говорили о неких правильных молодых людях, которые смогут быстро проделать этот путь к профессионализму, это надо делать. Сегодня модернизация – слово пока не очень понятное. И уже успевает затереться. Еще не поняли, что это такое, а уже затерли. Это бывает. Но вообще внутри этой истории как раз попытка быстро преодолеть это серьезное профессиональное отставание. ЗВОНОК В СТУДИЮ: Володя: -Тема интересная, очень важная для всего нашего народа. Приведу изречение: народ может не знать, но народ всегда чувствует. Наш народ сегодня недоволен не потому, что мы плохо живем, а просто он прекрасно видит на местах, начиная от самых разваленных колхозов, заканчивая руководством страны. А. К: Как же народ лучше живет, если управленцы никуда не годятся? Володя: Народ не живет хорошо. Народ может не знать, но всегда чувствует. Народ на местах, куда не приедешь – что в центр Москвы, что на Урал в деревню, все люди говорят: что же такое происходит? Страна в упадке. Что ни делается, все отрицательно. А. К: Есть мысль о том, что приедет барин, барин нас рассудит, что всегда правил царь. Но мы строим некое гражданское общество. Есть другой тезис на эту тему. Чтобы сделать жизнь лучше в стране, начни сам с себя. Володя: Я сам собой только с утра до вечера занимаюсь. В. М: Это все мы так. Мне кажется, это обычное мнение. Мне кажется, что было бы странным в эфире сейчас слышать высокие оценки правительства. Люди должны быть критически настроенными, а правительство должно быть к этому готово. Это нормально, цивилизованно. Надо прямо сказать, если мы начнем сравнивать, если бы была такая возможность по мензуркам разлить и точно сравнить количество жидкости жизненное, то что ж нам тогда говорить о 90-х годах, когда мы жили совсем уж никуда. А. К: Да двадцать лет назад за колбасой в очереди стояли. В. М: Конечно, в чем-то лучше, в чем-то хуже. Но этот настрой, чтобы начальники знали, чтобы ни секунды им не давать спуску, это настрой правильный. Общественная палата поддерживает эту историю. ЗВОНОК В СТУДИЮ: (слушатель не представился) -Все уже наше высшее руководство попинали. А. К: Как не попинать-то? Слушатель: Я буду белой вороной. А. К: Не вы один. Слушатель: За последние десять лет видно, что страна действительно была поднята с колен. Не важно, каким образом. И стали прислушиваться и решат. Что касается отсутствия профессионализма, у нас в стране сейчас и произошло, что у нас отсутствует среднее звено. Наверху придумывают замечательные вещи, законы, некую форму решения вопросов. А мы сталкиваемся сейчас с эпохой Горбачева. Когда виноградники вырубали. А. К: Согласен про среднее звено. Чем вы занимаетесь? Слушатель: Я занимаюсь управлением. За 15 лет управления я столкнулся с тем, что, к сожалению, вузы не готовят профессионалов, профессиональных управленцев среднего звена. Люди приходят нулевые. Самое ужасное – они не хотят. У людей нет стимула. Есть идеи, ставятся задачи, люди не знают, как их выполнять и не хотят. А. К: Что нужно делать, чтобы появилось среднее звено? Слушатель: Сегодня стандартно, что бы ни говорили, модные слова про мотивацию нефинансового плана, но все равно люди работают за деньги. Сегодня мы сталкиваемся с тем, что люди не имеют некоего стержня. А. К: Может быть, потеряна способность к самовозрождению нации в трудные моменты?Слушатель: Основная проблема начинается со школьной скамьи. Если вернемся к Советскому Союзу и возьмем западные образцы, в России существовала пионерия, у них – скаутство. В России на сегодня у молодежи нет никакого движения. Есть деградированное движение «Наши!», которые непонятно чем занимаются. Пока у молодого поколения не будет любви к своей стране… А. К: То есть начинать надо с детства. В. М: Можно с детства начинать, можно с чего хотите начинать. У меня есть собственное мнение, которое пойдет немного вразрез. Дело в том, что я не считаю, что сейчас так уж все сильно потеряно, ушло, поколение потерянное. Просто время такое, когда сейчас вырабатываются, выковываются определенные, совершенно новые характеры. Мы сразу вспоминаем прошлое время – скауты, пионеры. Ну что, мы скаутов, пионеров сейчас вернем? Надо смелее двигаться в том направлении, в котором мы уже сейчас живем. Искать новые формы. Потому что, если мы сейчас к молодежи придем с красными галстуками, мы тоже были пионерами, такие серьезные люди, и скажем: так, ребята, ну-ка галстучки, горны, и вперед! Вот если в поход, если каким-то делом занят, если какой-то интересный ход предложить, пожалуй, они нас послушают. А если мы к ним сейчас с галстуком подступим, то нарвемся. ЗВОНОК В СТУДИЮ: Геннадий: -По поводу профессионализма. Я считаю, что профессионализм и тем более кадровая политика определяются целями и задачами, поставленными перед этим человеком, который назначается на пост. Если цели и задачи – поднять производство, допустим, усилить какую-то отрасль, безусловно, это должен быть профессионал. Врач должен понимать в здравоохранении, военный – в обороне. Если у данного человека задача и цель – распилить и разворовать средства, которые на это дело выделяются, тут тоже нужен профессионал своего дела. Может, это мы и наблюдаем? У нас потому люди и меняются с одного поста на другой. По сути, все одни и те же, занимаются тем, что они очень хорошо умеют делать. А. К: Спасибо большое. В. М: Мнение интересное. Но я думаю, что на самом деле все не так уж пессимистично и плохо. Есть у нас и профессионалы, есть люди, которые родину любят. Есть и те, кто людей любит, детей. А. К: Это ты говоришь как член Общественной палаты? В. М: Я люблю людей тоже. Это ощущение нормальной человеческой причастности должно сохраняться. А в остальном – вырулим. Геннадий: Огромное количество писателей объявилось. Захожу в книжный магазин и с ужасом смотрю на огромное количество новых авторов. В. М: А в Интернете что творится Сколько там людей, которые пишут. В конце концов, пусть бульон варится, а жизнь все равно расставит все на свои места. А. К: Ты уверен, что так будет? В. М: Он всегда варился. Вспомни, у нас тихо в тетрадке народ что-то записывал и писал. Нас с тобой атаковали чайники со стихами и прочими делами. А.К. Есть сферы, где непрофессионализм смертелен. И здесь наступает серьезная опасность. В. М: Правильно. Стихи сочинять – дело практически безопасное. А. К: А крепить шахты и лечить людей – это да. В. М: И здесь нам – и газетам отступать не надо, ничего стесняться не надо. Вот тут нам надо быть жесткими и проявлять наши лучшие журналистские качества. ЗВОНОК В СТУДИЮ: Кирилл: -Матвиенко дала задачу ученым создать специальные средства для сбивания сосулек. Но все знают, что создана специальная краска уже давно, которая позволяет покрасить крышу, и сосульки не образуются. Наши чиновники настолько отстали от жизни, я считаю, что это непрофессионализм. В. М: Давно разработаны технологии, как сделать наши жизнь более профессиональной, более правильной, хорошей. Бюрократы и чиновники, и мы сами подрываем это на манной каше. Но здесь нужно отрабатывать такие технологии, чтобы чиновник подкопаться под это дело не мог. А. К: Большое спасибо. Хочу прочитать короткие стихи Андрея Вознесенского, они в тему: В. Мамонтов: Сейчас меня слезы пробьют. Я очень его любил. А. Куприянов: Боги имеют хобби: Уставшие миры вращать. С лейкой в садовой робе Фиалки выращивать. Наша передача подходит к концу. В. Мамонтов: Мы с тобой профессионалы. По одной речке сплавлялись – по Куземе.

    Глава газеты «Известия» Владимир Мамонтов на радио «КП» (97.2 FM)

    В гостях у «Комсомолки» побывал член Общественной палаты России, президент газеты «Известия» Владимир Мамонтов. Предлагаем вашему вниманию видеофрагмент программы «Радиорубка» на радио «Комсомольская правда 97,2 FM».РАДИО «Комсомольская правда»

    Читайте также

    Возрастная категория сайта 18+

    Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г.

    И.О. ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА — НОСОВА ОЛЕСЯ ВЯЧЕСЛАВОВНА.

    Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

    АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

    Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.kp.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат АО «Издательский дом «Комсомольская правда», и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

    Приобретение авторских прав и связь с редакцией: [email protected]

    Почему дилетанты ведут себя увереннее, чем профи, и что с этим делать

    Профессионал не готов к публичности

    Сергей (имя изменено) позвонил мне поздно вечером и, запинаясь, сбивчиво стал объяснять, почему завтра утром он не сможет сняться в сюжете для телевидения. Ему крайне неудобно и передо мной, и перед телевизионщиками, но он не готов к съемкам, и вообще, не готов к публичности.

    Мы несколько месяцев работали над созданием его личного бренда. Создали концепцию и стратегию продвижения Сергея. Подготовили и провели серию успешных переговоров с собственниками и руководством с предложениями по оптимизации работы его направления. Изменили его имидж, убрали из него неформальные нотки, мешавшие образу эксперта. Тренировали навыки публичного выступления. Сергей открыл блог, писал туда регулярно, участвовал в различных тематических чатах и группах.

    И вот теперь венец нашей работы – интервью для федеральной новостной программы. Мне стоило больших трудов уговорить знакомого редактора взять интервью именно у Сергея, который работал руководителем департамента в крупной финансовой структуре. И программа как раз делала сюжет о новых финансовых трендах в связи с пандемией.

    Почему Сергей хотел отказаться?

    Я предложил прямо сейчас, ночью, провести сессию по скайпу и разобраться в его ограничивающих убеждениях. По окончанию сессии мы решили, что утро вечера мудренее. В 8 утра Сергей был должен принять окончательное решение и сообщить мне…

    Работая с запросами людей на создание личного бренда можно выявить следующую закономерность. Большинство претендентов на личный брендинг – дилетанты, уверовавшие в свою особенность, востребованность и профессионализм. А вот настоящие, серьезные профессионалы как-то не рвутся к собственному брендированию.

    Почему так происходит?

    Это наглядная иллюстрация эффекта Даннинга-Крюгера. Если кратко: невежда уверен в том, что он – суперпрофи, а высококлассный профессионал считает, что недостаточно хорош, чтобы заявлять о себе, как о суперэксперте. Чем меньше человек разбирается в вопросе, тем меньше объективности в оценке своей компетентности. Но! Чем лучше разбираешься, тем меньше уверенности в себе, как в специалисте.

    Создание личного бренда подразумевает публичность и претензию на то, что ты лучший, особенный, значимый для других. А значит, нужна убежденность, что это соответствует действительности. И если дилетант с легкостью бьет себя в грудь, доказывая, что он лучший, то профессионал тщательно взвесит свои достижения, и будет сравнивать себя с признанными мастерами в своей сфере.

    Вот и получается, что активно продвигаются, пиарят себя далеко не самые достойные. У целевой аудитории создается ложное представление о компетенциях как бы «крутых» специалистов. И нередко именно по таким выскочкам оценивают уровень качества всего профессионального цеха.

    На фоне эффекта Даннинга-Крюгера у профи может проявиться и синдром самозванца. Именно это случилось с Сергеем. Накануне важного для себя события, он пришел к выводу, что его достижения – случайность, счастливое стечение обстоятельств. Он незаслуженно занимает ведущую позицию в компании. И некоторые его коллеги более достойны и компетентны. А значит, дальнейшее его продвижение будет неправильным и нечестным.

    Поведение дилетанта

    В свое время по просьбе собственника небольшой компании я разбирал ситуацию, когда молодого менеджера по продажам Виталия назначили руководителем. И за месяц из славного, своего парня он превратился в директивного начальника. Решил, что заслужил повышение харизмой, своими выдающимися организаторскими и аналитическими способностями. Начал учить работать более опытных и успешных бывших коллег. На возражения и замечания реагировал истериками. Видел в этом подвох и зависть. В итоге – конфликт и увольнение несостоявшегося руководителя.

    Почему так произошло? Его назначение было случайным. Пробным, неким авансом. Эта должность предлагалась более достойным, но те отказывались по разным причинам, о чем Виталию деликатно не сообщили, щадя его самолюбие.

    Уверенность – результат либо невежества, либо колоссальной работы над собой. Как писал Бертран Рассел: «Одно из неприятнейших свойств нашего времени заключается в том, что те личности, которые испытывают уверенность, являются глупцами, а те личности, которые обладают каким-либо минимальным пониманием и воображением, постоянно испытывают сомнения и являются нерешительными людьми».

    «Молодец среди овец» не готов себя воспринимать в сравнении с молодцом реально. Но считает, что он круче молодца. Успокаивает себя. Неосознанно уходит от ситуаций конкуренции.

    Завышенная самооценка – следствие быстрого, легкого или случайного успеха, удачного результата при минимуме усилий.

    Переход от дилетанта к профессионалу

    Согласно графику метакогнитивного искажения эффекта Даннинга-Крюгера есть «пик» дилетанта/невежества – это зона комфорта. За ним располагается «пропасть» отчаяния, страданий. Из пропасти несколько выходов:

    • назад – «это не мое!»;
    • остаться там и страдать – депрессия и даже суицид;
    • двигаться вперед – «я хочу, я смогу, когда научусь!».

    В последнем случае можно выйти на «плато» просветления и, набравшись новых знаний, навыков, компетенций, двинуться к «вершине» профессионализма.

    Так вот Виталия судьба вознесла на «пик» дилетанта. Застрявшие на этом «пике» рассуждают так: «Я – крут! Если у меня появилась проблема, то это: случайность, невезение, происки, зависть конкурентов». У дилетантов проблемы с самокритикой. На критику реагируют обидой и защитными установками типа: «Если ты такой умный, почему такой бедный». Стараются найти крайнего, перевести стрелки. Успех других объясняют везением, связями, коррупцией, постелью, умением льстить «кому надо».

    Дилетанту свойственна аназогнозия, когда подсознание блокирует информацию о недостатках, проблемах. И легче поверить, что оппоненты неправы или лгут, чем признать, что он дурак, невежда, сравнивая себя не с лучшими, а со случайными/худшими.

    Дилетант или профан?

    Кстати, есть отличия дилетанта от профана. Профан, как правило, признает свою некомпетентность. А вот дилетант до последнего будет доказывать окружающим, да и себе, что он не профан, а профи.

    Дилетант-начальник избавляется и опасается подчиненных, которые умнее, профессиональнее, чем он.

    Как проверить свои установки и самоощущение

    Какое состояние вам ближе? 

    Вы достигли успеха, вам радостно, и вы хотите поделиться этим с миром: «Жизнь прекрасна! Давайте радоваться вместе!». Или так: «Я много работаю над собой, повышаю уровень знаний, навыков, стараюсь узнать что-то новое. Меня ждет еще много удивительных и полезных открытий!».

    Если у вас и окружения установка: «Я – ОК, Ты – ОК», все нормально. Но если: «Я не ОК , Ты – ОК», то вместо радости будет раздражение, злость, обида на мир, и объяснение чужого успеха случайностью или аморальностью.

    Коллективные дилетанты, они же – диванные критики, удобно располагаются на своем «пике» невежества, и скептически обесценивают все, что попадает в их поле зрения. Они не готовы радоваться успеху и достижениям других, это их печалит, раздражает, злит. Поэтому не дразните гусей! Не рассыпайте бисер перед свиньями!

    Иногда уместно приуменьшение трансляции своей значимости агрессивно-дремучему большинству дилетантов для экономии собственных сил и сохранения идентичности.

    Если вы чувствуете, что застряли на «пике» невежества, то постарайтесь принять эту ситуацию или обратитесь за внешней помощью, чтобы вам помогли это сделать. Да, можем накачать значимость человека, но он все равно останется дилетантом пока. Перед ним встанет выбор остаться здесь (с неминуемым падением в пропасть отчаяния), или ступить на тернистый путь развития. Из точки невежества в точку компетентности, сомневаясь, проверяя. Меняем установки: «Я прав/крут, остальные идиоты, завистники, враги!» – «Я пока неправ/не крут, но я хочу и стану лучше! Остальные – учителя, полезные критики!».

    Если же человек уже находится в точке отчаяния и депрессии, то задача становится легче, потому что часть пути уже пройдена. Ищем новые горизонты и – в путь!

    Вернемся к Сергею. Состоялось ли его интервью? Накануне мы преодолели фазу реактивного отрицания, неприятия своих достижений, своего уровня компетенции. И утром, несмотря на то, что провел бессонную ночь, он был на удивление бодр и энергичен. Интервью понравилось телевизионщикам. И они хотят обращаться к нему регулярно.

    Читайте также:

    МОУ средняя общеобразовательная школа п.

    Салми Питкярантского муниципального района Республики Карелия. Социально-психологическая служба

     ДЕСЯТЬ КЛЮЧЕЙ УСПЕШНОГО ВОСПИТАНИЯ

    1. Относитесь к воспитанию неформально. Обращайте внимание на качество проведенного с ребенком времени, а не на его количество. Современная жизнь всех нас научила невольно экономить на всем, в том числе на эмоциях, разговорах, общении с детьми. Поэтому вместо того, чтобы сосредоточить все внимание на том, что нам сбивчиво рассказывает ребенок, мы слушаем рассеянно, думая о своем. Между тем научно доказано, что дети «скупых» и неумелых в общении родителей плохо себя ведут и чувствуют себя потерянными. Поэтому даже отрицательное внимание (неодобрение, осуждение) лучше, чем холодность и безразличие.

    2. Поменьше говорите, побольше делайте. Статистика утверждает: мы даем своим детям до 2000 (!) советов и замечаний в день. Поэтому неудивительно, что наши дети становятся «глухими». Если ребенок, несмотря на ваши просьбы, с завидным безразличием бросает в стирку носки, вывернутые наизнанку, однажды выстирайте их такими, какие они есть. Пусть сам убедится, что в таком виде их невозможно отстирать и высушить. Дела убедительнее и громче слов.

    3. Дайте детям почувствовать, что они сильны, легальными способами; иначе они сами найдут нелегальные. А для этого с детьми надо советоваться, давать им право выбирать, покупать, считать деньги, готовить несложные блюда. Двухлетнему ребенку по силам вымыть пластиковую посуду, фрукты и убрать столовые приборы в ящик. Конечно, у вас это выйдет быстрее и лучше, но разве в этом дело? Если вы будете обходиться без помощи детей, вы лишите их возможности чувствовать себя нужными и сильными.

    4. Не забывайте думать о том, к чему могут привести ваши слова и поступки. Спрашивайте себя так:

    – Что случилось бы, если б я не вмешался?

    Если мы вмешиваемся, когда в этом нет необходимости, мы лишаем детей возможности видеть последствия и учиться на собственных ошибках. И тем самым подменяем живую жизнь ворчливыми нравоучениями и запугиванием. Если ваш ребенок забывает взять с собой завтрак – не кладите его изо дня в день в портфель. Дайте ему забыть его, проголодаться и запомнить, что по утрам нужно класть завтрак в портфель самому.

    5. Все ваши правила и требования должны быть логически обоснованы и понятны ребенку. А для этого в следующий раз, когда он забудет сдать фильм в видеотеку, не спешите отчитывать – он обидится, и урок не пойдет впрок. Не бегите сами, не отдавайте его долги. Пусть он сам решает эту проблему и думает, где взять денег в долг. Последствие для ребенка должно быть логически связано с его собственным поведением. И только тогда, когда он вернет весь свой долг, ребенок увидит логику в вашей дисциплине.

    6. Избегайте конфликтов. Если ребенок проверяет вас истерикой, обидой, злостью или говорит с вами непочтительно, лучше уйти и сказать, что вы его ждете в соседней комнате, чтобы спокойно поговорить. Не поддавайтесь на провокации и храните невозмутимость изо всех сил. Если вы обиделись или разозлились – вы проиграли.

    7. Не мешайте в одну кучу вину и виноватого. Ребенок может сделать что-то нехорошее, но не может быть плохим. Он должен всегда быть уверен, что его любят независимо от того, что он сделал. Если сомневаетесь в правильности своих требований, спросите себя честно: «Будет ли ребенок от этого увереннее в своих силах?»

    8. Нужно уметь быть добрым и твердым одновременно. Предположим, вы сказали дочери, что нужно одеться за пять минут, иначе посадите ее в машину в ночной рубашке. По истечении указанного срока имеете полное право спокойно и бережно отнести ее в машину. И смею вас уверить: в следующий раз у вас не будет проблем по утрам с одеванием. Только в этот момент вы должны быть добрыми и справедливыми.

    9. Нужно всегда помнить о вечности и о том, что наше слово отзовется не только сейчас, но и через года, когда наши дети будут воспитывать наших внуков. Исходя из этих соображений, иногда приходится отказываться от простых и быстрых решений проблемы, предпочтение отдав сложным и трудоемким, если это в будущем принесет большую пользу нашим детям и внукам. Если мы можем ударить ребенка, то, пытаясь решить сиюминутную проблему, мы заодно учим его агрессивным действиям в ситуациях, когда чего-то хочешь добиться от другого человека или ребенка.

    10. Будьте последовательны. Если вы договорились, что не будете покупать в магазине конфеты, держите свое слово, несмотря на капризы, уговоры и слезы, как бы ни было жаль ребенка и как бы ни хотелось пойти на попятную. Ребенок будет больше уважать вас, если увидит, что вы умеете держать обещания.

    Главные заповеди Монтесcори

    Если ребенка часто критикуют — он учится осуждать,

    Если ребенку часто демонстрируют враждебность — он учится драться.

    Если ребенка часто высмеивают — он учится быть робким.

    Если ребенка часто позорят — он учится чувствовать себя виноватым.

    Если к ребенку часто бывают снисходительны — он учится быть терпеливым.

    Если ребенка часто подбадривают — он учится быть уверенным в себе.

    Если ребенка часто хвалят — он учится оценивать.

    Если с ребенком обычно честны — он учится справедливости.

    Если ребенок живет с чувством безопасности- он учится верить.

    Если ребенок живет в атмосфере дружбы и чувствует себя нужным — он учится находить в этом мире любовь.

    «Люди разговаривают о чём угодно кроме того, о чём следовало бы»

    НазадНаверх

    Интервью 12.11.2019 Беседовала Наташа Бортник. Фото Виктора Дмитриева

    На фестивале актуального театра «Хаос» зрителям представили спектакль Василия Зоркого «Мне 30 лет». Вася – музыкант, лидер группы «Зоркий», продюсер и сценарист, креативный директор Пикника «Афиши», а теперь автор двух спектаклей – в ЦИМе и Гоголь-центре. Об идее гласности в соцсетях, о выпуске альбома после десяти лет работы и о своей роли режиссёра-дилетанта – Вася рассказал в интервью Наташе Бортник.

    – Вася, спектакль, который ты поставил в Гоголь-центре основывается на твоей авторской колонке «Неизвестный горожанин», она выходила на The Village с 2012 по 2015 год. Там ты рассказывал истории из своей личной жизни, рассуждал об обществе, политике и много ещё о чём. Чем для тебя была это колонка – возможностью выговориться?

    – Когда я начинал её в 2012-ом году, в Москве и Питере происходил расцвет новой молодой культуры – в музыке, кино, других отраслях искусства. В этом было очень много новой формы, но непонятно что с содержанием. И мы с ребятами из The Village хотели найти формат, в котором можно было бы описать это поколение, зафиксировать и понять его. Так возник этот образ анонимного человека – яркого, даже утрированного представителя поколения. Он мог писать о каких-то темах более резко, нагло и открыто, потому что никто никогда не узнал бы, как его зовут. Но не рассказать о нём, в итоге, не получилось.  

    – Близкие догадались, что ты её автор?  

    – Я думал, что меня было довольно легко узнать, но, оказалось, что нет. Знали только совсем-совсем близкие друзья, и то только потому, что я им раньше рассказывал истории, о которых писал в колонке. Просто в Москве есть тенденция: люди разговаривают о чём угодно кроме того, о чём следовало бы поговорить. Поэтому всё, чем я сейчас занимаюсь связано с тем, чтобы говорить о важных для меня вещах.

    – В колонке ты в том числе много рассуждал на социальные, политические темы. Можешь перечислить, что тебя бесит в современной России?

    – Во-первых, бесправие – люди не чувствуют себя защищёнными. То есть возможность выйти из дома и сесть в тюрьму – сейчас 50 на 50. Тебе всегда могут что-нибудь подкинуть или за что-нибудь арестовать. Важная вещь, связанная с бесправием – безвольность. Когда люди, привыкшие жить без прав, просто начинают к этому адаптироваться. А всё это из-за одного самого важного фактора – отсутствия ценности жизни человека. В России на протяжении всей её истории жизнь конкретного человека была никому не интересна кроме писателей. Всегда казалось, что ради великих подвигов можно делать всё что угодно.  

    Я же уверен, что должно быть наоборот – весь мир должен быть устроен с учётом этой главной ценности. Если не забывать об этом, будет чуть меньше падать самолётов, меньше людей будут сгорать в клубах и барах. И эта история не про конкретный политический строй конкретного руководства. Просто люди не думают о людях – это страшно.

    – Я так понимаю, что, говоря о бесправии, ты в том числе имеешь в виду дело Ивана Голунова. Эта история сильно повлияла на твою жизнь?

    – Мне кажется, мы всё время отодвигаем свои внутренние границы – ты постоянно думаешь, а что такого может случиться, чтобы я реально встал и сказал «всё, я больше так не могу». История с Голуновым и ещё несколько предшествующих событий стали для меня таким краем. И дело тут не в конкретном человеке, я просто знаю десятки историй, когда моим приятелям пытались подкинуть наркотики в Москве. Мне как-то пытались подкинуть посредине города ночью: остановила полиция, я был выпивший, а у полиции есть палочная система, согласно которой они должны задержать определённое количество людей и отчитаться за это. Так у меня оказалось то, чего быть никак не могло. Дело Голунова было важным, потому что похожее происходит повсеместно.  

    Казалось бы, мы живём в 2019-ом году, и очень странно в современном открытом мире обсуждать такие очевидные вещи, как то, что нельзя просто так сажать людей, нельзя насиловать заключённых в тюрьмах и так далее. Хочется говорить о красивом вместо того, чтобы бояться выходить из дома, хотя живёшь в невероятном мегаполисе с прекрасными улицами.

    – А как ты относишься к всеобщей идее гласности, которую мы наблюдаем сейчас в соцсетях? Огромное количество пользователей начали рассказывать о своих проблемах, о том, что они ходят к психотерапевту, многие признались в том, что подверглись насилию.

     – Мой приятель написал пост в Facebook о том, что вся Россия сейчас ведёт себя, как человек, который пришёл на прием к психотерапевту, и которому очень сложно поговорить. У нас, правда, есть огромный ком не проговоренного и отрицаемого нами. Мне очень нравится то, что многие вдруг поняли, что психотерапия – это нормально. Ты не можешь справиться со всем сам – не важно, ты суровый сибирский двухметровый человек или маленький щуплый лох из центра Москвы. Только когда люди начнут разбираться с самими собой, у них появится шанс решить общие проблемы.

    Например, когда началось движение MeToo, и выяснилось, что каждая третья моя знакомая либо была изнасилована, либо избита, либо подвергалась попыткам изнасилования – это было довольно страшно. Я не знаю, ощущается ли это в регионах, но в Москве после этого жизнь невероятным образом изменилась. Десять лет назад, если бы кто-то хлопнул девушку по заднице на вечеринке, он максимум получил бы пощёчину, но это бы не стало предметом дискуссии. Сейчас мужчина тысячу раз подумает, прежде чем сделать подобное. Очень важно, что к женщинам начинают относиться по-другому. И ты сам понимаешь, сколько бессмысленных клише сидит у тебя внутри.

    – В своих песнях ты говоришь о менее острых темах, зато затрагиваешь понятные, близкие всем жизненные ценности. В сентябре вышел альбом «Волна», над которым ты работал 10 лет. Что было самым сложном в этом процессе?

    – Закончить. Когда ты что-то мусолишь годами, чем дольше оно лежит, тем сложнее с этим разделаться – твои амбиции растут, и все вокруг ждут, что там будет что-то великое. А там просто твой закрывающийся гештальт. И самое сложное – к старым песням относится, как к свежему материалу, смотреть на него со стороны. Ну и, конечно, выпускать что-то в 2019-ом году супер-сложно.

    – Потому что информационное пространство перенасыщено?

    – Да ничего не насыщено – это мега иллюзия. Если появится 3000 сценаристов, не значит, что появится 3000 хороших фильмов. И, конечно, мой основной страх – что язык, на котором мы разговариваем внутри альбома, окажется не востребованным для людей сегодня. Хотя мне ужасно нравится, что песни, которые мы делаем, на пять-десять лет остаются с людьми, проживают с ними свою жизнь. У нас была некая концепция коллекционирования вечного в этом альбоме. Ты говоришь об очень простых и понятных вещах – время, расстояние, любовь, нежность, доверие – их хочется положить в коробочку сокровищ и сохранить у себя в сердце.  

    – В одном интервью ты сказал: «Успех – это когда половина людей тебя ненавидит, а вторая ненавидит ещё больше». Что для тебя успех сейчас?

    – С одной стороны, музыкант, да даже человек любой другой профессии, который скажет, что ему не важно быть востребованным, с девяностопроцентной вероятностью будет вруном. Если ты занимаешься делом, которое приносит тебе удовольствие, то внутри этого процесса бывают моменты фантастического взрыва – когда ты понимаешь, что нащупал что-то, ощущение жизни здесь и сейчас, чуда от того, что ты соприкоснулся с каким-то большим потоком удивительной энергии.  И чем больше в твоей жизни таких моментов, тем сильнее ощущение, что ты больше, чем обтянутая кожей, умеренно страдающая ожирением особь, тем ты счастливее и успешнее.  

    – Расскажи о таком моменте?

    – Отвечу издалека. Есть такой странный парадокс: хорошее кино пытается быть похожим на реальную жизнь, при этом люди, которые смотрят фильмы, хотят жить, как в кино. Мы все время куда-то бежим вместо того, чтобы понять: суперклассное – оно здесь.

    Когда мой пианист прислал нам песню, которую он сделал дома, это было «вау» – никто из нас сам по себе сделать это не смог бы. В такие моменты появляется ощущение какого-то чуда, когда это невозможно проанализировать, просто удачное стечение обстоятельств.

    Или другой пример. Мы недавно были на свадьбе в Грузии. Я, моя девушка и её друг поехали за 300 км от Тбилиси на горячие источники. Абсолютно бесплатно – просто из скалы течет горячая вода. И ты лежишь в серной ванне посреди камней. Одна твоя часть в тепле, а вторая опущена в дико холодную горную речку. Рядом с нами остановились какие-то грузинские мужики, начали готовить шашлык. Мы, естественно, присоединились. Потом пришла пара канадцев, которые ехали автостопом из Камбоджи на автобусах через Казахстан, Узбекистан, Китай, к Рождеству они планируют оказаться в Лондоне. И мы так провели целый день – лежали, разговаривали. Такие моменты очень ценные – сразу понимаешь, как важно проводить время с людьми, которых ты любишь.    

    А ещё недавно мы делали мероприятие в парке Горького. Музыканты играли на сцене, а я взял шесть человек, которые просто гуляли там, и попросил их рассказать про свой главный страх и самый счастливый день. И когда они начинают говорить, ты понимаешь, что за каждым человеком есть невероятно огромный мир, и он стоит того, чтобы сидеть и с раскрытым ртом слушать. От этого сердце сжимается, и хочется жить, плакать, радоваться и смеяться. Это был какой-то совершенно магический момент. Он подтверждает мысль о том, как важно внимание к конкретному человеку.  

    – Вась, ты неоднократно устраивал концерты, но как ты, человек не театральный, поставил спектакль? До «Мне 30 лет» в Гоголь-Центре ты выпустил «Страна – Москва» в ЦИМе.

    – В театре я ничего не понимаю и редко туда хожу. Я – дилетант и точно не режиссёр. Поэтому, когда у меня появилась идея поставить спектакль, я пришёл к Виктору Анатольевичу Рыжакову (он преподавал у меня актёрское мастерство в театральной школе). Рассказал о своей идее, и мне дали людей, которые правда умеют делать театр. Они придумали сценографию, упаковали текст в пьесу, помогли превратить мой материал в продукт. Так получился спектакль «Страна – Москва», который мы проиграли год, после чего мне захотелось сделать что-то своё. Но в ЦИМе, в театре, выпускающем 20-30 премьер за сезон, не было такой возможности.  

    – Тогда ты пошёл в Гоголь-центр?

    – Через знакомых я передал Кириллу Серебренникову сообщение о том, что хочу сделать спектакль. Он ответил «да, интересно, давайте обсуждать». Это, конечно, было довольно нагло с моей стороны. Но я убеждён, что, как пел великий украинский певец Иван Дорн, «не надо стесняться». Мир сам тебе расскажет, что ты бездарный дебил, что у тебя ничего не получится, поэтому зачем ещё ставить рамки самоцензуры.  

    Тут важно сказать, что Гоголь-центр – рай для человека, который хочет что-то делать. Это идеальная площадка, супер-свободная, невероятно уважительная. Там люди верят в то, чем занимаются, и делают это очень профессионально.  

    – Ты называешь себя дилетантом, при этом в строке режиссёр – твоя фамилия. Всё-таки в чём заключалась твоя функция в работе над спектаклем? 

    – «Мне 30 лет» мы сделали вдвоём с Ариной Маракулиной. Арина – человек феноменально театральный, большая русская артистка. Она знает, как устроен театр, обожает его и очень неуютно себя чувствует, когда что-то не работает. Поэтому сколько мы занимаемся спектаклем, столько она меня и пинает. То, что на этот спектакль все еще ходят люди, то, что мы два года его играем при полном зале – это, конечно, в том числе заслуга Арины. И в строчке режиссёр должно быть и её имя.

    – А часто ты бываешь в театре в качестве зрителя?

    – Я не умею уходить со спектаклей, мне очень стыдно. Поэтому стараюсь идти на то, что точно будет интересно. Например, театр Женовача для меня вообще не даёт осечек. В английском есть понятие «elevating» – когда тебя что-то возвышает. Там я чувствую именно это. Есть супер-классный маленький театр «ОКОЛО» Погребничко, где тоже удивительный мир, в котором всё очень трепетно, на кончиках пальцев. Конечно, всегда стараюсь смотреть всё, что привозят.   

    Я сентиментальный человек и люблю соответствующие спектакли. Мне не так интересна новая форма. Если с тобой ничего не происходит внутри, то становится чудовищно скучно. Эта проблема очень ощутима в современном театре и в искусстве в целом. В одном фильме я услышал мысль: всё должно быть сделано так, чтобы ты смог объяснить пятилетнему ребёнку что это. Так, группа Radiohead – это одинокий человек, воющий на луну, Red Hot Chilly Peppers – чуваки из гаража, которые не заметили, как прошло 30 лет, поэтому до сих пор считают себя накаченными калифорнийскими молодцами.

    – А как бы ты объяснил творчество группы «ЗОРКИЙ»?

    – Это тёплые, нежные, открытые песни про простое, но от этого не менее волшебное – про магию момента, про жизнь.

    – Спектакль «Мне 30 лет» вписывается в идею гласности, о которой мы говорили сегодня. Выпуск этого спектакля помог тебе отрефлексировать собственные проблемы?

    – «Мне 30 лет» – нет. А спектакль в ЦИМе был в какой-то мере психотерапевтическим опытом, где я через рассказывание про себя пытался понять, кто я такой. Потом моя жизнь резко изменилась. Не из-за спектакля, а просто появился человек, который заставил посмотреть на свою жизнь со стороны и понять, что действительно важно. Тогда я осознал, что не хочу постоянно рассказывать про себя, и вообще непонятно, зачем это нужно. Я решил взять себя, как частный случай разных ситуаций, чтобы через себя рассказывать про всех. Тогда этот спектакль превратился в более правильный и интересный продукт. И вообще не факт, что всем надо рассказывать интимные истории из своей личной жизни, может, что-то надо сохранить для себя.  

    Word за непрофессиональную работу в качестве хобби

    спросил

    Изменено 1 год, 7 месяцев назад

    Просмотрено 8к раз

    Я программист, но не профессионально. У меня есть приложения в магазине Google Play, но в основном это хобби (и я вообще мало зарабатываю, около нескольких центов в месяц).

    Я уверен, что для этого типа работы должно быть какое-то слово (т. е. непрофессиональная работа, выполняемая в основном в качестве хобби), но я не знаю, что это такое.

    • однословные запросы

    10

    Думаю, хобби само по себе подойдет. Любители занимаются своим делом, когда это весело и удобно , но не берут на себя обязательств, необходимых для достижения профессионального уровня.

    «Продажа приложений в Play Маркете — мое хобби » .

    Итак, вы можете быть «программистом-любителем» . Некоторые люди действительно ненавидят это имя.

    Программист-любитель — это тот, кто тратит 10 или более часов в месяц на программирование, но ему не платят в первую очередь за то, что он программист.


    То, что вы описываете, также может быть побочной карьерой.

    Деятельность в дополнение к основной работе, особенно для получения дополнительного дохода

    [Как модификатор]: побочная карьера стендап-комика

    «Он основал компанию быстрого питания в качестве побочной линии к своей заправочной станции»

    4

    Вы могли бы рассмотреть avocation , что означает хобби, от латинского a(b) (в гостях) + vocare (звонить), т.е. зарабатывает на жизнь. Нет никакого намека на то, что вы обязательно новичок или не добились успеха в своем призвании, просто это второстепенное дело.

    2

    Я думаю, вы ищете любитель :

    • Тот, кто занимается искусством, наукой, учебой или спортом скорее как времяпрепровождение, чем как профессию.

    (AHD)

    или:

    • вам, вероятно, следует определить себя «программист» , тот факт, что вы делаете это профессионально или нет, не связан с компетенцией, которую вы разработали.

    4

    Можно подумать, времяпрепровождение

    Занятие, которое приятно занимает свободное время: Парусный спорт — ее любимое занятие.

    [Среднеанглийское passe tyme, перевод французского passe temps: passer, to pass + temps, time.]

    Словарь американского наследия®

    1

    Немного устаревшее выражение, но я все еще использую его: труд любви .

    1

    «Любитель»

    Любитель — это когда вам нравится заниматься чем-то (и у вас это получается особенно хорошо) в качестве хобби (ради развлечения, а не денег), а не профессионально (получая за это деньги).

    1

    Dilettante отвечает всем требованиям:

    человек, который интересуется или кажется заинтересованным в предмете, но не понимает его очень глубоко или серьезно (Кембридж)

    …особенно если вы делаете упор на непрофессиональный аспект.

    2

    Если вы не любитель уровня (что было бы правильным миром, подразумевая, что вы делаете что-то только из любви к этому, но также имеете негативный тон), вы можете использовать

    ремесленник — тот, кто хорошо разбирается в ремесле, но не обязательно должен иметь его в качестве (текущей) работы.

    -> Программное мастерство

    Энтузиаст — человек, который очень интересуется определенной деятельностью или предметом.

    3

    Твой ответ

    Зарегистрируйтесь или войдите в систему

    Зарегистрируйтесь с помощью Google

    Зарегистрироваться через Facebook

    Зарегистрируйтесь, используя адрес электронной почты и пароль

    Опубликовать как гость

    Электронная почта

    Обязательно, но не отображается

    Опубликовать как гость

    Электронная почта

    Требуется, но не отображается

    Нажимая «Опубликовать свой ответ», вы соглашаетесь с нашими условиями обслуживания, политикой конфиденциальности и политикой использования файлов cookie

    .

    В конце концов, быть любителем не так уж и плохо

    Дилетантство дается нелегко. Называть себя «любителем» означает скорее непрофессионально, чем непрофессионально. Используется как критика или оскорбление подхода человека к своей работе. Нам говорят: «Если вы хотите добиться успеха, вам нужно стать профессионалом».

    Но так ли это на самом деле, и неужели так уж плохо быть любителем?

    Вам вряд ли захочется обращаться к врачу-любителю или электрику-любителю. Это само собой разумеется. Я имею в виду, что существуют правовые стандарты, которые необходимо соблюдать в определенных областях, и необходимая квалификация, которой необходимо достичь.

    Любители любят то, что они делают

    Я знаю замечательных поваров-любителей, которые создают более интересные и качественные блюда, чем любой ресторан, в котором я был. Знатоки кофе, которые готовят гораздо лучшую чашку, чем «профессионалы» в Starbucks. Они буквально тратят часы практики и любопытства на свое ремесло, но при этом не имеют ни желания, ни необходимости делать это «профессионально». То же самое с фотографами, музыкантами и ремесленниками.

    Несмотря на то, что в разговорах, которые так часто ведутся вокруг этой темы, кажется, на самом деле вопрос не в том, профессионал ты или любитель. Речь идет о том, как мы подходим к вещам и о наших мотивах/причинах их выполнения. И именно здесь, я считаю, слово «любитель» получило плохую репутацию.

    Слово любитель происходит от латинского корня: «amare» (любить) и «amator» (любовник) .

    Обратите внимание, что это не означает «быть непрофессиональным»,   «тот, кто соответствует более низким стандартам ухода и качества» или «человек, который ненавидит тяжелую работу» . Речь идет о том, чтобы делать что-то для внутреннего удовольствия и удовольствия, а не из-за каких-то финансовых или договорных обязательств/обязательств.

    Любители не небрежны

    У человека есть много причин быть или оставаться любителем в той или иной области. Однако по своей сути быть любителем означает что-то делать и заботиться об этом, независимо от результатов. Это НЕ обратная сторона профессионализма, несмотря на то, что нам часто говорят.

    «Появляйтесь», «выполняйте работу» и «перестаньте ждать вдохновения» — все это обычные (здравые) советы, которые сопровождаются советами «перестать быть любитель». Но это нечестная ссылка. Любители ДЕЙСТВИТЕЛЬНО появляются, они ДЕЛАЮТ работу, и они застревают, даже когда не хватает вдохновения. Они делают это, потому что глубоко заботятся.

    Это игрок в гольф, который тренируется на полях рабочей недели. Она финансирует свой собственный транспорт, проживание и вступительные взносы на соревнования. И она играет на невероятном уровне. Возможно, она мечтает когда-нибудь стать профессионалом… но, возможно, нет. Она просто очень любит играть и соревноваться и сделает все возможное, чтобы продолжать играть.

    Любители целеустремленны, целеустремленны и готовы пойти на жертвы и вложения в определенные вещи, чтобы они могли продолжать. Они не небрежны и небрежны.

    Так откуда такой взгляд на дилетантство?

    Дилетантство против дилетантства

    Возможно, это важное различие. Все дело в подходе, который мы применяем к рассматриваемой вещи, а не в том, есть ли финансовое вознаграждение.

    Профессионал может быть любителем, а любитель может быть таким же опытным, как и профессионал.

    Я уверен, что вы, вероятно, можете вспомнить профессионалов-любителей, с которыми вы имели дело время от времени в своей жизни.

    Противоположность любителю

    Противоположность любителю не профессионал, а то, что мы могли бы назвать «достойным работы». Другими словами, делать только то, что позволяет оплата. Он не заботится о расширении опыта или обучении дальше, чем это необходимо для требуемой рабочей нагрузки.

    С другой стороны, любитель всегда стремится к совершенствованию и обучению. Движимые любовью и любопытством. Они заботятся о том, чтобы делать что-то ради этого, а не потому, что их за это вознаграждают.

    Ваш внутренний любитель — это часть вас, которая будет делать что-то независимо от того, платят вам за это или нет. Примите этот важный импульс и драйв.

    Распространенные заблуждения:

    1. Вы любитель, потому что мечтаете стать профессионалом
    2. Профессионалы лучше любителей
    3. Если вы любитель, значит, вы боретесь

    «Дилетантское» мышление заключается в том, чтобы имитировать то, как вещи выглядят на поверхности, не углубляясь в то, как вещи ощущаются в основе.

    Любительский — это подражатель Элвиса, который делает это с верой в то, что это способ заключить контракт со звукозаписывающей компанией.

    Любитель, с другой стороны, является заядлым коллекционером старых аналоговых синтезаторов, который тратит большую часть своего «свободного времени», выясняя, как они работают, и издавая интересные звуки. Они заботятся о том, что они делают, а не о том, к чему это может привести или не привести. Они вполне могут сделать некоторые уникальные и примечательные открытия на этом пути.

    Креативность и дилетантизм

    Одно из мест, где за последние годы возник разговор между любителем и профессионалом, касается творчества и, в частности, письма.

    Я читал такие вещи, как: «любители ждут, когда к ним придет успех, профессионалы приходят, чтобы убедиться, что это произойдет» и «любители мечтают, а профессионалы работают» .

    Но опять же, это демонстрирует путаницу между «любительским» и  небрежным и озаглавленным. И «любитель» : преданные своей любви к чему-то, чем они не зарабатывают исключительно на жизнь по целому ряду причин.

    Писатель-любитель 9 мая0025 на самом деле  быть тем, кто всегда пишет, независимо от результатов. Они всегда учатся писать, и на них не влияют успехи и неудачи, которые встречаются на их пути. У них действительно могут быть заказы, и у них могут быть моменты «профессионализма», такие как долгосрочная писательская работа. Но это не меняет их отношения к работе. Они остаются преданными ремеслу, независимо от того, как их вознаграждают и что им, возможно, придется делать, чтобы финансировать привычку.

    Они много работают(er)

    По моему опыту, любители часто работают больше, чем профессионалы.

    Один из моих коллег играет в дартс. За свою карьеру он побывал на профессиональной арене. В настоящее время он не имеет профессионального статуса, но все равно занимается спортом. Он любит это и так же предан этому, как и официальный любитель. Он по-прежнему всегда пытается улучшить свою игру (попробовав разные дартс), узнать о себе и найти способы играть лучше. Но он не определяется своим статусом любителя и уж точно не любитель. Он участвует в соревнованиях несколько раз в неделю и тренируется каждый день. Он «появляется» и «делает работу», все время работая полный рабочий день, чтобы зарабатывать на жизнь.

    Дилетант ищет кратчайший путь, он хочет результатов без усилий. Любитель посвящен процессу и больше озабочен чувством потока, возникающим в результате приложения усилий.

    Иногда бывает трудно отличить художников-любителей от профессиональных художников на основе их работ – на самом деле в большинстве случаев работа любителя превосходит работу профессионала. Но отличить любительскую работу несложно.

    Будьте любителем. Хватит быть дилетантом. Если вы дилетант, то вам все равно, о чем идет речь. Либо так, либо вы потеряли представление о том, что имеет значение.

    В какой области жизни вы любите? Пожалуйста, оставьте свой ответ в комментариях ниже.

    Почему вы должны стремиться стать любителем, а не экспертом

    Самые продаваемые на сегодняшний день книги по саморазвитию посвящены тому, как приобрести навыки мирового класса. Методы этих авторов работают, но все они в корне ошибочны. Они сосредоточены на методах, используемых лучшими в своей области. Но как насчет остальных 99 процентов из нас? Бьюсь об заклад, ваши цели звучат больше как «Я хотел бы сэкономить немного денег», чем «Я хотел бы стать миллиардером».

    Но авторы близоруко сосредотачиваются на методах, используемых известными великими, потому что все мы предполагаем, что великие открыли секрет, который, если бы мы только знали, обеспечил бы и наш успех. Подразумевая, что вы знаете этот секрет, вы продаете много книг. Но секретов нет, и то, что делает Стива Джобса или Майкла Джордана, вам не поможет.

    Вместо того, чтобы желать «быть как Майк», вам нужно сосредоточиться на небольших повседневных задачах и получать от них удовольствие, чтобы достичь таких давних и упрямых целей, как «Мне нужно больше тренироваться».

    Станьте любителем, а не экспертом

    Любитель — это постоянный приверженец здоровой привычки. Любитель практикует поведение, потому что оно ему нравится, и оно становится частью его личности. Подобно бегуну, которому не терпится отправиться в путь, или вегетарианцу, который предпочитает вкус еды, которую он ест, любители практикуют свое поведение из любви к деятельности и не требуют силы воли, чтобы делать выбор, который другие считают трудным. Только представьте это. Любители получают удовольствие, делая то, что другим кажется трудным. Чего бы вы могли добиться, если бы вам нравилось делать то, что вам нужно делать, то, что, как вы знаете, полезно для вас, но вы боитесь делать?

    Любитель практикует поведение, потому что оно ему нравится, и оно становится частью его личности.

    К сожалению, вы никогда не увидите бестселлер New York Times под названием « Как стать любителем ». Но для того, чтобы иметь то, что мы хотим в жизни, это именно та методология, которую нам нужно изучить.

    Любительский образ мышления помогает формировать привычки

    Во-первых, я должен упомянуть, что эти техники предназначены для формирования новых привычек, а не для разрушения старых. Затем поймите, что есть два различных способа приобретения привычек: любительский и экспертный. Стать любителем означает перейти от ничего или очень малого к формированию последовательного поведения.

    Изменение нашего поведения, чтобы постоянно заниматься спортом, правильно питаться, экономить деньги или в большей степени проводить время с семьей, требует формирования новых привычек, которые со временем дают нам то, что мы хотим. На самом деле, даже такие цели, как постоянные тренировки и правильное питание, слишком велики для начинающего любителя. Вы должны разбить их на гораздо более мелкие действия, чтобы сформировать новые привычки.

    На графике ниже я определяю этапы приобретения навыков с течением времени. Начиная с точки небольшого мастерства, мы достигаем точки, когда принимаем решение начать путешествие. Сначала это звучит примерно так: «Знаешь, мне действительно нужно больше тренироваться». Но эту первоначальную мысль нужно разбить на легко достижимое поведение, если мы хотим стать любителями.

    Найдите свой MEA

    Чтобы начать формировать новые привычки, нам нужно найти MEA, действие с минимальным удовольствием. МЭА — это поведение настолько легкое и приятное, что мы делаем его практически без усилий, а самое главное, мы можем делать это последовательно. Наш МЭА, когда мы начинаем путь к здоровому образу жизни, может быть: «Я буду ходить по три минуты каждый день».

    Вознаграждение вашего мозга маленькими «успешными опытами» со временем укрепляет силу воли.

    В процессе регулярного выполнения МЭА мы не только развиваем навыки, но и укрепляем свою силу воли. Исследования показали, что вознаграждая свой мозг небольшим «успешным опытом», вы со временем укрепляете силу воли. Как только MEA превращается в привычку, она позволяет расширить его до более продвинутых форм поведения, таких как ходьба еще на несколько минут или увеличение темпа. Благодаря последовательной практике МЭА навыки и сила воли возрастают до тех пор, пока выполнение того, что когда-то казалось трудным, не становится легким. Вскоре любитель пробегает по несколько миль в день, достигая своей цели вести более здоровый образ жизни.

    Со временем мы достигаем того, что автор Джошуа Фоер называет «плато ОК», стадии, когда наши навыки не улучшаются заметно, но мы продолжаем практиковаться. Для большинства из нас нормальное плато лучше, чем нормальное, оно просто персиковое. Именно здесь мы регулярно занимаемся спортом, получаем удовольствие и ведем более счастливую жизнь, формируя новые полезные привычки.

    Как любитель, вы можете отказаться от необходимости доводить себя до изнеможения и вместо этого создать привычки, которые вы делаете почти без усилий.

    Некоторым людям не нравится быть любителями, и они принимают решение стать экспертами. Большинство из нас уже стремится стать экспертом в каком-то аспекте нашей жизни, и я бы сказал, что мы можем стать настоящими экспертами только в одной, может быть, двух областях. Чтобы стать экспертом, требуется целенаправленная практика, конкуренция и достижение поставленных целей. Именно здесь преподаватели экспертных методологий, такие как Кови, Фоер и Койл, могут быть очень полезными.

    Важно распознавать разные приемы, используемые в этих двух различных способах приобретения навыков, и осознавать, что выполнение их в неправильном порядке ведет к неудаче. Полагаться на жесткие цели и конкуренцию до того, как вы разовьете навыки и силу воли, необходимые для их поддержания, приведет к выгоранию и ненависти к себе.

    Вместо того, чтобы искать исправления в бестселлерах, поймите, как управлять своим поведением, узнав методологию становления любителем. Как любитель, вы можете отказаться от необходимости доводить себя до изнеможения и вместо этого создать привычки, которые вы делаете почти без усилий. Последовательная и приятная практика этих привычек имеет большое значение для хорошей жизни.

    Почему вам следует быть любителем, а не экспертом. Первоначально опубликованный на NirAndFar.com, его соавтором является Чарльз Ван.


    Читать дальше : Задайте себе один вопрос, чтобы начать день Сосредоточенно

    Shine поддерживают такие участники, как вы. Когда вы покупаете по ссылкам на нашем сайте, мы можем получать партнерскую комиссию. Дополнительную информацию см. в раскрытии сведений об аффилированных лицах.

    7 отличий между профессионалами и любителями | Джефф Гоинс

    Большую часть своих двадцати лет я прыгал от одной мечты к другой. Но несмотря на все это, я тайно хотел быть писателем. Я видел, как друзья преодолевают разрыв между любителем и профессионалом, и мне хотелось быть ими.

    Поскольку я завидовал писательскому успеху своих друзей, я пробовал то, чем они занимались, что, по моему мнению, делало их успешными. Но проблема была в том, что я не знал, что делаю.

    Один мой знакомый писатель вел сатирический блог, поэтому я попробовал написать сатиру. Это не сработало; Я только что прозвучал грубо. Другой писал о популярных событиях с точки зрения веры, поэтому я попробовал это. Это тоже не удалось. На самом деле, я сделал почти все возможные ошибки новичка.

    Что я упустил?

    Оказывается, я все еще вел себя как дилетант, думая, что успех писателя зависит от нахождения правильной идеи или большого прорыва. Но правда в том, что успех в любой области больше зависит от приверженности процессу, чем от нахождения одного волшебного трюка, который соберет все воедино.

    Конечно, есть способы ускорить процесс, но это все равно процесс. Что касается меня, то я не стал успешным писателем, пока не начал отвлекать внимание от результатов. Когда я начал имитировать процесс профессионалов, а не просто гоняться за их успехом, я начал видеть реальные результаты.

    Если вы хотите стать профессионалом в своей области, вам придется избавиться от этой ужасной дилетантской привычки смотреть на то, что есть у людей, не обращая внимания на то, что они сделали для этого. Погоня за результатами без понимания процесса приведет к кратковременному успеху, если не к полному провалу.

    Один мой друг, чрезвычайно успешный музыкант на своих условиях, советует всем, кто стремится к его успеху: «Не делайте того, что делаю я. Думай так, как я думаю».

    Как именно это сделать? Что ж, я обнаружил семь вещей, которые профессионалы делают, а любители — нет.

    Вы должны знать, кто вы, прежде чем вы сможете понять, что вы хотите делать.

    Самосознание — важная часть жизни, особенно для творческих людей. Поскольку многое из того, что вы создаете, связано с тем, кто вы есть, вы должны четко определить свою личность. Но есть правильный и неправильный подход к этому.

    В моем случае я слишком долго ждал, пока кто-нибудь назовет меня писателем, прежде чем я захотел вести себя как писатель. Теперь я понял, что ясность приходит с действием. Мы должны пройти наш путь к профессионализму. Мы должны сначала назвать себя теми, кем мы хотим стать, а потом уже приступать к делу мастерства.

    Ваша уверенность проистекает из того, что вы знаете, кто вы есть, и от вашего стремления действовать на основе этого знания.

    Вы должны стать учеником задолго до того, как станете мастером.

    «Мы все ученики в ремесле, которым никто не владеет», — сказал однажды Хемингуэй. На словах вы должны подчиниться учению тех, кто ушел до вас. Вы должны изучать их работы и подражать их методам, пока не начнете находить свой собственный стиль.

    Долгое время я просто хотел, чтобы меня признали за мою гениальность. Только когда я начал общаться с учителями и с преподаванием истинных мастеров, я понял, как мало я знаю и как много мне еще предстоит вырасти как писателю.

    Хемингуэй тоже поступал так: только когда он провел несколько лет у ног Гертруды Стайн и Шервуда Андерсона в Париже, он вырос из хорошего писателя в искусного писателя.

    Если вы этого не сделаете, вы обманете себя, думая, что вы лучше, чем вы есть на самом деле, что является самым быстрым путем к неудаче и анонимности.

    Нужно тренироваться даже, может быть, особенно, когда больно.

    Недостаточно приходить и работать каждый день. Вы должны продолжать бросать себе вызов, продолжать выталкивать себя за пределы своих возможностей. Вот как мы растем.

    Раньше я писал несколько часов в случайную субботу каждую третью неделю месяца. Мне так и не стало лучше, и я не мог понять, почему. Затем я начал писать по 500 слов в день всего за двадцать-тридцать минут в день. Через год я обрел свой голос.

    Частота превосходит количество. Лучше немного работать над совершенствованием своего ремесла каждый день, чем много время от времени. Знал это и Джон Гришэм: свой первый роман он писал маленькими кусочками, в единственный свободный час, который у него был перед работой каждое утро. К тому времени, когда он закончил, три года спустя, он создал новый жанр: юридический триллер.

    Что, если бы он решил, что ему слишком больно каждый день вставать, чтобы писать в 5 утра? Что, если бы он поддался непреодолимому чувству написания романа вдобавок к 70-часовой рабочей неделе? Что, если ты решишь так же?

    Вы должны построить мост, а не прыгать.

    Речь идет не о гигантских прыжках веры или больших прорывах, которые сделают вашу карьеру. Это ежедневная практика.

    Недавно я разговаривал с автором бестселлеров, который продал десятки миллионов книг. Вы знаете, когда его карьера пошла в гору? Это было, когда он написал свою 125-ю книгу в возрасте 45 лет. 0005

    Вы должны потратить время, но это скорее марафон, чем спринт. Я совершал скачок каждый раз, когда начинал новый блог. Я делал это восемь раз, каждый раз, когда у меня появлялась новая идея. Но ни один из этих блогов не прижился, пока я не решил остановиться на одном — блоге, в котором я пишу сегодня.

    Что действительно нужно «приклеить»? Это не идея. Это человек.

    На пути к успеху вам придется потерпеть неудачу.

    Профессионалы знают то, что остальные не ценят, так это то, что неудача может научить вас большему, чем успех. Неудача — это обратная связь, и по-настоящему успешные люди используют ее, чтобы двигаться вперед в своей карьере.

    Раньше я думал, что мои неудачи мешают мне добиться успеха, что каждый раз, когда я терплю неудачу, мне приходится возвращаться к исходной точке. Теперь я знаю, что неудача — это единственный путь к успеху, и что каждая моя неудача научила меня чему-то, без чего я не смог бы двигаться вперед.

    Томас Эдисон, пытаясь изобрести работающую лампочку, однажды сказал: «Я не потерпел неудачу. Я только что нашел 10 000 способов, которые не работают». Сколько раз вы готовы ошибаться?

    : Вы должны овладеть более чем одним навыком.

    Это не значит, что вы должны быть мастером на все руки, но в некоторых вы должны стать мастером. Например, все профессиональные писатели, которых я знаю, хороши в нескольких вещах. Один — отличный публицист. Другой действительно умен в руководстве. Другой — фантастический оратор.

    Для творческих профессионалов это не означает, что вы должны непрерывно работать над своим ремеслом по восемь часов в день — по крайней мере, не для большинства профессионалов. Это означает, что вы потратите свое время на то, чтобы распространять свою работу по различным каналам и средствам, или что вы будете работать часть дня, а в остальное время осваивать что-то другое.

    В любом случае вы должны создать свое собственное портфолио.

    Мое портфолио состоит из письма, маркетинга и бизнеса. Но долгое время я просто ждал, пока люди подумают, что я достаточно хороший писатель, ожидая, что деньги будут следовать только за одним этим умением. Это не всегда так работает.

    Недавно я разговаривал с творческим профессионалом из Нью-Йорка, который зарабатывает на жизнь как прекрасный художник и фотограф. Он знает, как и все профессионалы, что все наши навыки дополняют друг друга и, откровенно говоря, освобождают нас от излишнего давления на самих себя, чтобы быть лучшими в мире в чем-то одном.

    Вы должны заботиться о наследии больше, чем о своем эго.

    Мои знакомые профессионалы, чья работа доходит до большого количества людей и действительно имеет значение, думают не только о быстрой победе — крупной сделке с книгой, следующем выступлении, запуске нового продукта. Они думают о долгой игре, о том, над чем они хотят поработать, чтобы продержаться следующие 100 лет.

    Любитель озабочен большим прорывом, в то время как профессионал больше сосредоточен на отсрочке немедленного удовлетворения в обмен на долгосрочный успех.

    Когда я начал писать, все, о чем я заботился, это моя подпись, независимо от того, признают ли люди меня успешным, знаменитым или важным. Теперь я понимаю, что на другом конце экрана компьютера или книги находится человек, на жизнь которого я хочу повлиять.

    Когда меня начали спрашивать, как я стал профессиональным писателем, как я преследовал мечту и получил редкую возможность зарабатывать этим на жизнь, я сначала не знал, что им ответить. Поэтому я отбарабанил несколько клише — «У меня просто было видение, и я пошел за ним», — но со временем я понял, что это неправда. Оглядываясь назад, я понимаю, что именно этот процесс, эти семь привычек действительно сделали мою карьеру.

    Эти вещи я продолжаю практиковать и сегодня. Это дисциплины, которые вы продолжаете выполнять, что позволяет вам продолжать добиваться успеха. И если вы их не делаете, вы просто бросаете кости.

    Итак, если вы хотите стать профессионалом в любом ремесле, особенно в писательстве, я настоятельно рекомендую вам начать применять эти привычки уже сегодня.

    Хотите стать профессиональным писателем менее чем за 18 месяцев? Если да, то получите мое бесплатное руководство по стратегии, где я учу всему, что знаю.

    Получите руководство по стратегии прямо сейчас.

    Любители тренируются, пока не получат правильно; Профессионалы практикуются до тех пор, пока не перестанут ошибаться – Цитата Исследователь

    Джордж У. Лумис? Перси С. Бак? Гарольд Крэкстон? Джули Эндрюс? Аноним?

    Уважаемый исследователь цитат: Создатель следующего проницательного высказывания числился неизвестным:

    Не практикуйтесь, пока не поймете правильно. Практикуйтесь, пока не перестанете ошибаться.

    В поисках справочной информации я наткнулся на этот интересный вариант:

    Любители тренируются до тех пор, пока не поймут правильно; профессионалы практикуются до тех пор, пока они не могут ошибиться.

    Не могли бы вы узнать больше об этом современном изречении?

    Цитата Исследователь: Поскольку эта поговорка может быть выражена многими способами, ее трудно отследить. Самое раннее свидетельство, обнаруженное под номером QI , относилось к сфере образования в 1902 году. Директор школы по имени Джордж У. Лумис, чье выступление было записано в «Мичиганском школьном модераторе», обсуждал лучший способ научить учащихся правильному написанию букв и использовал предшественника. современной пословицы. Некоторые фрагменты ниже выделены жирным шрифтом: [1] 1902 20 марта, Мичиганская школа Модератор (Модератор), редактор Генри Р. Паттенгилл, Том 22, Орфография, (Сноска описывает статью: Разговор с учителями-критиками Центрального государственного университета… Продолжить чтение

    Надо признать, что орфография не преподается успешно, да и трудность заключается в том, что она вообще редко преподается. Орфографические уроки назначаются, изучаются, декламируются, но не преподаются. Большую часть времени дети проводят, слушая декламацию: угадай пока не поймут правильно — нужно потратить на определенный учебный процесс, пока не перестанут ошибаться .

    В 1922 году характерная вторая половина выражения использовалась в образовательной книге под названием «Плавание и дайвинг»: [2] 1922, «Плавание и дайвинг», Джеральд Барнс, страница 37, Charles Scribner’s Sons, Нью-Йорк. (Полный просмотр Google Книг) ссылка

    Эта координация рук и ног, пожалуй, самая сложная, а также самая важная вещь в брассе. После освоения каждого элемента отдельно, отрабатывайте комбинацию на суше , пока не перестанете ошибаться .

    В 1944 году полная версия пословицы появилась в сборнике «Психология для музыкантов» Перси С. Бака, органиста и видного профессора музыки Лондонского университета. Эта популярная книга несколько раз переиздавалась в последующие десятилетия. Бак не принял на себя ответственность за высказывание, которое было представлено как анонимное определение: [3] 1944, Психология для музыкантов Перси С. Бака, страница цитаты 102, Джеффри Камберледж: Oxford University Press, Лондон. (Четвертое впечатление 1946) (Примечание о дате: QI считает, что цитата … Продолжить чтение [4] 1944, «Психология для музыкантов», Перси С. Бак, страница цитат 102, Oxford University Press, Лондон. (Десятое впечатление, 1967 г.) (Проверено на бумаге. )

    В чем реальная разница между профессионалом и любителем? Разве ваш ум сразу не обращается к поверхностному объяснению денежных платежей? Были даны два определения, которые могут помочь вам мыслить глубже:

    «Любитель может удовлетвориться знанием факта; профессионал должен знать причину».

    «Любитель тренируется до тех пор, пока не сможет сделать что-то правильно, а профессионал до тех пор, пока не перестанет делать это неправильно».

    Здесь приведены дополнительные избранные цитаты в хронологическом порядке.

    В 1963 году это высказывание снова было использовано в музыкальной сфере в газете Айовы. Дирижер оркестра по имени доктор Фрэнсис Майер из Университета Сент-Томас, Миннеаполис, произнес выражение: [5] 1963 20 апреля, Carroll Daily Times Herald, Районные музыканты репетируют в городе, Quote Page 5, Column 3, Carroll, Iowa. (Архив газеты)

    Доктор Майер сказал группе, что разница между любителем и профессионалом заключается в том, что «любитель практикуется до тех пор, пока не сможет делать все правильно, а профессионал практикуется до тех пор, пока не перестанет делать что-то неправильно».

    В марте 1971 года выражение было напечатано в газетной статье журналиста Питера Кроссли о канадском музыкальном фестивале: [6] 1971 6 марта, Winnipeg Free Press, «Finesse» определяет победителя Питера Кроссли. , Цитата Страница 2, Колонка 4, Виннипег, Манитоба. (Архив газеты)

    «Любитель тренируется до тех пор, пока у него не получится; профессионал практикуется до тех пор, пока не перестанет ошибаться», — сказал судья Кеннет ван Бартольд, оценивая класс 245 — соло для фортепиано — продвинутый — финал в аудитории планетария на вечерней пятничной сессии фестиваля музыкальных конкурсов в Манитобе.

    В ноябре 1971 года Питер Кроссли включил это высказывание в другую написанную им статью. Область применения была переключена с музыки на театр, а слово «практики» заменено на «репетиции»: [7] 11 ноября 1971 г., Winnipeg Free Press, U of W Play Both Good, Bad: A Review by Peter Crossley, Quote Page 28, Column 2, Виннипег, Манитоба. (Архив Газеты)

    В театре говорят, что любитель репетирует до тех пор, пока не поймет правильно, а профессионал репетирует до тех пор, пока не перестанет ошибаться .

    В 1988 году частичный экземпляр поговорки был включен в роман Дэвида Хелвига «Открытка из Рима»: [8] 1988, Открытка из Рима Дэвида Хелвига, страница цитаты 158, опубликовано Viking, New Йорк. (проверено на бумаге)

    Эдит всегда следовала совету, который Фейт дала ей в самом начале: если ты профессионал, ты не будешь практиковаться, пока не будешь делать все правильно, ты будешь практиковаться, пока не сможешь ошибаться.

    Ведущий эксперт по цитированию Найджел Рис включил пример поговорки в апрельском выпуске своего информационного бюллетеня «Цитировать… Не цитировать» за 1994 год. Слова были приписаны профессору музыки Гарольду Кракстону: [9] , апрель 1994 г., Информационный бюллетень «Quote … Unquote» 1992-1996, под редакцией Найджела Риса (Kindle Locations 4133-4135), Kindle Edition впервые опубликовано в 2012 году; Куплено в августе 2013 г. [10] 2001, Юмористические цитаты Касселла, составлено Найджелом Рисом, Раздел: Профессионалы, Страница цитат 350, [Кассел, Лондон], Sterling Pub. Ко, Нью-Йорк. (Подтверждено на бумаге)

    «Любители [музыканты] репетируют до тех пор, пока не смогут сделать это правильно; профессионалы практикуются до тех пор, пока не перестанут ошибаться» (цитата по Гарольду Крэкстону, бывшему профессору Королевской музыкальной академии).

    В 1996 году Роберт Пейдж, профессор музыки и директор хорового отделения Университета Карнеги-Меллона, использовал высказывание, которое он приписал оскароносной актрисе Джули Эндрюс: [11] 1996 3 октября, The Virginian-Pilot , Развивающийся хорал Вирджинии смотрит вперед, когда сезон открывается, Крейг Шапиро, страница E1, Норфолк, Вирджиния. (NewsBank)

    «Джули Эндрюс однажды сказала , что любитель репетирует, пока не сделает это правильно », — сказал Пейдж. » Профессионал репетирует до тех пор, пока не перестанет ошибаться ».

    Вариация поговорки без слов «любитель» и «профессионал», видимо, создана сравнительно недавно. Вот пример, использованный ветеринаром в газете Вермонта за февраль 2013 г.: [12] 3 февраля 2013 г., The Times Argus, раздел: Мнение ветеринара: блоги, Pet Restraint, Barre, Вермонт. (NewsBank Access World News)

    В целях безопасности и для того, чтобы предложить вашему питомцу наилучший уход, мы каждый раз делаем все правильно. Для этого мы тренируемся вместе. Мы не тренируемся, пока не делаем все правильно, мы тренируемся, пока не перестанем ошибаться .

    В итоге, эта поговорка со словами «любительская» и «профессиональная» была в ходу к 1944 году, а ее автор был анонимен. Он был особенно популярен в музыкальной сфере.

    (Большое спасибо ведущему лексикографическому исследователю Барри Попику, который получил важные цитаты при отслеживании этого выражения. Большое спасибо Джонатану Лайтеру и другим участникам списка ADS, чьи электронные сообщения представили QI к этому выражению. Особая благодарность Найджелу Рису, в чьем замечательном информационном бюллетене обсуждалось это высказывание. Большое спасибо Jason DeVillains @TheCynicalRPh, чей запрос побудил QI подготовить эту статью. Большое спасибо Джеймсу Г. Сине, который указал на сноску, идентифицирующую говорящего в цитате 1902 года.)

    Обновление: 31 августа 2013 г. к статье было добавлено имя Джорджа У. Лумиса. Лумис был указан в сноске к статье 1902 года как спикер, чье выступление было записано модератором Мичиганской школы. 13 декабря 2013 г. цитата за четвертый показ в 19Добавлен раздел 46 «Психологии для музыкантов». 3 марта 2015 г. была добавлена ​​ссылка 1988 г.

    Ссылки

    Ссылки
    ↑1 1902 20 марта, Мичиганская школа Модератор (Модератор), редактор Генри Р. Паттенгилл, Том 22, Орфография, (Сноска к критику описывает статью: Центрального государственного педагогического училища Джорджем У. Лумисом, суперинтендантом), Quote Page 432, Column 1, Lansing, Michigan. (полный просмотр Google Книг) ссылка
    ↑2 1922, «Плавание и дайвинг», Джеральд Барнс, страница цитат 37, «Сыновья Чарльза Скрибнера», Нью-Йорк. (Полный просмотр Google Книг) ссылка
    ↑3 1944, «Психология для музыкантов», Перси К. Бак, страница цитат 102, Джеффри Камберледж: Oxford University Press, Лондон. (Четвертый оттиск 1946 г.) (Примечание о дате: QI считает, что цитата появилась в издании 1944 г., но в настоящее время QI изучил только оттиск 1946 г. Автор Перси К. Бак умер в 19 г.47, а во вступительном листе другие авторы не указаны. В нем также не упоминаются какие-либо изменения к первому изданию 1944 года.) (Проверено на бумаге)
    ↑4 1944, «Психология для музыкантов», Перси К. Бак, страница 102, Oxford University Press, Лондон. (Десятое впечатление 1967 г.) (Проверено на бумаге)
    ↑5 1963 20 апреля, Carroll Daily Times Herald, Районные музыканты репетируют в городе, страница 5, столбец 3, Кэрролл, Айова. (Архив газеты)
    ↑6 6 марта 1971, Winnipeg Free Press, «Finesse» определяет победителя Питера Кроссли, цитата, страница 2, столбец 4, Виннипег, Манитоба. (Архив газет)
    ↑7 11 ноября, Winnipeg Free Press, U of W Play Both Good, Bad: A Review by Peter Crossley, Quote Page 28, Column 2, Winnipeg, Manitoba. (Архив газет)
    ↑8 1988, Открытка из Рима Дэвида Хельвига, страница цитаты 158, опубликовано Viking, Нью-Йорк. (проверено на бумаге)
    ↑9 1994 Апрель, Информационный бюллетень «Quote … Unquote» за 1992–1996 годы, под редакцией Найджела Риса, (Kindle Locations 4133–4135), Kindle Edition, впервые опубликованный в 2012 году; Куплено в августе 2013 г.
    ↑10 2001, Юмористические цитаты Касселла, составлено Найджелом Рисом, Раздел: Профессионалы, Страница цитат 350, [Кассел, Лондон], Sterling Pub. Ко, Нью-Йорк. (Проверено на бумаге)
    ↑11 3 октября 1996 г., The Virginian-Pilot, Evolving Virginia Chorale Looks Forward as Season Opens, Крейг Шапиро, страница E1, Норфолк, Вирджиния. (НовостиБанк)
    ↑12 3 февраля 2013 г., The Times Argus, Раздел: Мнение ветеринара: Блоги, Pet Restraint, Барре, Вермонт. (NewsBank Access World News)

    В чем разница между профессионалами и любителями?

    Эта статья представляет собой отрывок из книги «Атомные привычки», моего бестселлера по версии New York Times.

    Я начал замечать (частично из-за собственных неудач), что есть один навык, настолько ценный, что он сделает вас выдающимся в любой сфере жизни, независимо от того, с какой конкуренцией вы столкнетесь.

    Что это за навык и как его развивать? Давайте поговорим об этом сейчас.

    Каждый день в 8 утра

    Прошлым летом я разговаривал с Тоддом Генри. Тодд — успешный автор, и он отлично справляется с постоянным выпуском ценных работ.

    Я, с другой стороны, делаю замечательную работу по выпуску сомнительной работы на непоследовательной основе. Я начал объяснять это Тодду…

    «Тодд, что ты думаешь о том, чтобы писать только тогда, когда чувствуешь мотивацию? Я чувствую, что всегда делаю свою лучшую работу, когда у меня появляется искра творчества или вдохновения, но это случается только время от времени. Я пишу только тогда, когда мне хочется, а это значит, что я непоследователен. Но если я пишу все время, то я не создаю свою лучшую работу».

    — Круто, — ответил Тодд. «Я пишу только тогда, когда у меня есть мотивация. Я просто был мотивирован каждый день в 8 утра».

    Разница между профессионалами и любителями

    Неважно, в чем вы пытаетесь стать лучше, если вы выполняете работу только тогда, когда у вас есть мотивация, вы никогда не будете достаточно последовательны, чтобы стать профессионалом.

    Возможность появляться каждый день, придерживаться графика и выполнять работу — особенно когда вам не хочется — настолько ценна, что это буквально все, что вам нужно, чтобы стать лучше 99% времени.

    Я видел это на собственном опыте…

    Когда я не пропускаю тренировки, я нахожусь в лучшей форме в своей жизни. Когда я пишу каждую неделю, я становлюсь лучшим писателем. Когда я путешествую и беру с собой камеру каждый день, я получаю более качественные фотографии.

    Это просто и мощно. Но почему это так сложно?

    Боль быть профессионалом

    Подходить к своим целям — какими бы они ни были — с подходом профессионала непросто. На самом деле быть профессионалом болезненно.

    Дело в том, что большую часть времени мы непоследовательны. У всех нас есть цели, которых мы хотели бы достичь, и мечты, которые мы хотели бы осуществить, но неважно, в чем вы пытаетесь стать лучше, если вы делаете работу только тогда, когда это удобно или интересно, тогда вы будете никогда не быть достаточно последовательным, чтобы достичь замечательных результатов.

    Я могу гарантировать, что если вам удастся завести привычку и продолжать ее придерживаться, будут дни, когда вам захочется бросить. Когда вы начинаете бизнес, будут дни, когда вам не захочется появляться. Когда вы в тренажерном зале, будут подходы, которые вам не захочется заканчивать. Когда придет время писать, будут дни, когда вам не захочется печатать. Но активизироваться, когда это раздражает, болезненно или утомительно, — вот что отличает профессионала от любителя.

    Профессионалы придерживаются расписания, любители мешают жизни. Профессионалы знают, что для них важно, и целенаправленно работают над этим, любители сбиваются с курса жизненными обстоятельствами.

    Вы никогда не пожалеете, что взялись за важную работу

    Некоторые люди могут подумать, что я рекламирую преимущества трудоголика. «Профессионалы работают усерднее, чем все остальные, и именно поэтому они великолепны». На самом деле это совсем не то.

    Быть профессионалом означает иметь дисциплину, чтобы делать то, что важно для вас, а не просто говорить, что это важно для вас. Речь идет о том, чтобы начать, когда вам захочется остановиться, не потому, что вы хотите работать больше, а потому, что ваша цель достаточно важна для вас, чтобы вы не работали над ней, когда это удобно. Чтобы стать профессионалом, нужно воплотить свои приоритеты в реальность.

    Было много подходов, которые мне не хотелось заканчивать, но я ни разу не пожалел, что сделал тренировку. Было много статей, которые мне не хотелось писать, но я ни разу не пожалел, что опубликовал их вовремя. Было много дней, когда мне хотелось расслабиться, но я ни разу не пожалел, что появился и поработал над чем-то важным для меня.

    Стать профессионалом не значит стать трудоголиком. Это означает, что вы умеете находить время для того, что для вас важно — особенно когда вам этого не хочется — вместо того, чтобы играть роль жертвы и позволять жизни происходить с вами.

    Как стать профессионалом

    Выполнять свою работу как профессионал нелегко, но это также и не так сложно и сложно, как вы думаете. Есть три шага.

    1. Решите, в чем вы хотите преуспеть.

    Цель решает все. Если вы знаете, чего хотите, то получить это намного проще. Звучит просто, но по моему опыту, даже умные, творческие и талантливые люди редко точно знают, ради чего они работают и почему.

    2. Запланируйте свои действия.

    Как только вы поймете, чего хотите, запланируйте, как это сделать.

    Примечание. Не совершайте ту же ошибку, что и я, устанавливая расписание на основе результатов. Не планируйте, сколько веса вы хотите сбросить каждую неделю или сколько денег вы хотите заработать. «Похудеть на 5 фунтов» — это не действие, которое вы можете выполнить. «Выполните три подхода приседаний» — это действие, которое вы можете выполнить.

    Вы хотите установить расписание, основанное на действиях, которые вы можете выполнить, а не на желаемых результатах.

    3. Придерживайтесь расписания в течение одной недели.

    Перестаньте думать о том, как тяжело будет следовать расписанию месяц или год. Просто следуйте ему на этой неделе. В течение следующих 7 дней не позволяйте отвлекающим факторам мешать вам.

    Составление расписания не делает вас профессионалом, а следование ему делает. Не будь писателем, пиши. Не будь лифтером, будь лифтером. В течение одной недели делайте то, что хотите, не позволяя жизни мешать вам. На следующей неделе начните снова.

    Как это выглядит в реальном мире

    Вот два примера того, как я сейчас пытаюсь вести свой профессиональный день. Не стесняйтесь попробовать любую из этих стратегий, если вы хотите стать лучше в работе, как профессионал.

    Отжимания — Сейчас я работаю над тем, чтобы сделать 100 строгих отжиманий подряд. Когда я начал в августе, я мог сделать только 36 подряд.

    По моему расписанию я отжимаюсь каждый понедельник, среду и пятницу. И, за исключением небольшого промежутка времени, пока я путешествовал по России и Турции, я не пропускал тренировки за пять месяцев. (Если вам интересно, вот полная таблица всех моих тренировок по отжиманиям.)

    Письмо — Как я уже упоминал в начале этого поста, в прошлом у меня были проблемы с соблюдением постоянного графика написания. Но теперь у меня есть один, который работает, и я планирую придерживаться его.

    Расписание простое: публиковать на этом сайте по одной новой статье каждый понедельник и четверг. Я придерживаюсь этого графика уже 8 недель. Это только начало, но я работаю над тем, чтобы стать профессионалом.

    You Are Not Alone

    У каждого свой путь, но вам не нужно сталкиваться с болью становления профессионалом в одиночку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.