Разное

Не люблю фотографировать запечатлеваю мир словами: …на одном дыхании — LiveJournal

Содержание

50 диких фактов обо мне

? LiveJournal
  • Main
  • Top
  • Interesting
  • 235 ideas
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Почему мы не нравимся себе на фото и как это исправить без хирургии и фотошопа

Спойлер: нефотогеничность и несимпатичность — отнюдь не синонимы, и действительно нефотогеничных людей крайне мало. Гораздо больше тех, кто не умеет правильно фотографироваться.

Спойлер: нефотогеничность и несимпатичность — отнюдь не синонимы, и действительно нефотогеничных людей крайне мало. Гораздо больше тех, кто не умеет правильно фотографироваться. Чтобы реже расстраиваться по поводу собственного несовершенства, достаточно прислушаться к именитым фотографам и ученым, объясняющим, как нравиться на снимках себе и другим.

Свет мой, зеркальце, молчи

Мы привыкли лицезреть себя в зеркале, но даже не задумываемся, что изображение там перевернуто. Привычка обычно рождает симпатию, поэтому отраженный облик нравится больше, чем запечатленный на фотографии.

Популярный портретист Ким Эйрс из Великобритании приводит ошеломительную статистику: более 90 % его собеседников ненавидят фотографироваться и считают себя самыми нефотогеничными в семье, кругу друзей, а то и в целом мире. Иногда мастер хитрит и «зеркалит» снимки на компьютере — и, о чудо: люди сразу довольны увиденным.

Полностью симметричных лиц не бывает: у большинства один глаз чуть больше другого, одна бровь изогнута, а вторая прямая, улыбка в одном уголке рта чуть шире. Да и волосы обычно уложены на определенную сторону.

Если в реальности нос искривлен на 2 мм влево, то на снимке покажется, что его перекосило вправо, причем на все 4 мм. Когда Ким Эйрс показывает кому-то перевернутую «Мону Лизу», она не вызывает бурных восторгов, ведь каноны да Винчи прочно укоренились в сознании. Именно поэтому на групповых снимках все вокруг симпатяги, а на свое собственное лицо без вздоха не взглянешь. Потому что оно не перевернуто так, как вы привыкли видеть его в зеркале.

Компания True Mirror выпускает зеркала для смельчаков, демонстрирующие реальное изображение. Мини-версии для селфи стоят 120 USD, полноразмерные — 2000 USD, спрос пока невелик.

Исследователи из Висконсинского университета в Мадисоне (США) знали обо всем еще в 1977 г. Участникам эксперимента показывали по два их портрета с одного негатива: оригинальный и зеркально перевернутый. Почти все предпочли второй вариант, объясняя выбор сменами ракурса, наклона головы или освещения, которых не было и в помине.

Дополненная реальность

Отпираться бессмысленно: почти у каждого владельца смартфона установлены приложения для совершенствования фото. Легким движением стереть морщинку или прыщик, улучшить цвет лица, отбелить зубы, сузить талию — соблазн велик, вопрос лишь в чувстве меры.

Современные гаджеты уже умеют приукрашивать фото «на лету», автоматически.

Вот только собственный образ в человеческом сознании и без того отличается от реальной картинки, причем большинство, как ни странно, считают себя привлекательнее, чем оно есть на самом деле. Этот факт доказал психолог из Чикаго Николас Эпли, в несколько этапов улучшавший в Фотошопе фотографии респондентов, ориентируясь на портреты общепризнанных секс-символов. Получились наборы из нескольких снимков, каждый на 10 % «красивее» предыдущего, и участникам предстояло угадать оригинал.

Большинству показался реальным снимок, отфотошопленный на 20 %, следовательно, их ожидания о себе завышены. Затем респондентам продемонстрировали череду незнакомых лиц, среди которых мелькали их собственные, — и приукрашенные фото идентифицировали быстрее, а настоящих себя узнавали медленнее. То же происходило с портретами друзей, а вот посторонних оценивали более объективно.

Оптические иллюзии

Даже самые навороченные камеры неизбежно искажают действительность, ведь картинка неизбежно проходит сквозь оптические системы, технические характеристики которых напрямую влияют на результат. Особенное значение имеет фокусное расстояние объектива, определяющее угол обзора, перспективу и прочие важные моменты.

Модели с фокусным расстоянием 4-15 мм — «рыбий глаз», заметно искажающий изображение, 24 мм подходят для предметных съемок в помещениях, 35 мм — для репортажных и групповых кадров, 70-85 мм — для портретов крупным планом.

Чем меньше фокусное расстояние, тем сильнее искажается фото, но важную роль играет и расстояние между камерой и лицом. Профессионалы знакомы с термином «перспективное искажение»: чем ближе объект к объективу, тем ощутимее меняются пропорции его отдельных элементов. Иными словами, если мы «селфимся», держа камеру на расстоянии 20 см, нос будет казаться несоизмеримо большим, ведь это наиболее приближенная к объективу деталь. На расстоянии 40 см разница уже не столь заметна, а на 2 м практически стирается.

Совет очевиден: экспериментировать. Приближать и отодвигать камеру, менять ракурс, вертеться в разные стороны, тогда из множества снимков хоть один, да будет удачным.

Слева направо и наоборот

Кстати о верчении: студентов университета Уэйк-Форест в Северной Каролине попросили выбрать самые привлекательные фото мужчин и женщин, по-разному повернутых к объективу. Победителями стали 78 % женских и 56 % мужских портретов, демонстрирующих левую половину лица, при том что в эксперименте участвовали и реальные, и зеркальные изображения.

По мнению психологов и физиогномистов, левая часть лица отражает эмоции, а правая — лидерские качества и уверенность. Именно поэтому слева обычно больше мимических морщин и прочих отметок, способных поведать об эмоциональном опыте. В общем, для сайта знакомств подставляем камере левую щеку, а для рабочего резюме — правую.

Лучшие города России и Европы для тех, кто любит вкусно поесть

Гадание по глазам

Стандартные уловки фотомоделей — загадочный взгляд в сторону, томный вниз — не всегда хороши за пределами глянца. Исследователи из Британии и Австралии пришли к выводу, что направленный прямо в камеру взгляд наиболее притягателен для зрителя. Это подтвердил очередной эксперимент, в рамках которого респонденты оценивали портретные фото незнакомцев и проявляли больше симпатии к тем, с кем встречались глазами.

Возможно, на уровне подсознания зрительный контакт принимается за открытость и готовность к дальнейшему взаимодействию.

Но просто смотреть в камеру недостаточно: в идеале зрачок должен быть расширен. Так считают ученые из Нидерландов, подготовившие игры на доверие с виртуальными партнерами. Зрители просматривали видеоролики с героями, чьи зрачки были расширенными, обычными и суженными, и именно партнеры с расширенными зрачками вызвали максимальное доверие. Все дело в том, что подобные изменения сигнализируют об эмоциональном возбуждении и интересе, и визави отвечают взаимностью.

Чтобы добиться взгляда кота Шрека на фото, придется запастись терпением и сделать несколько пробных кадров, пока глаза не привыкнут к вспышке или яркому освещению.

Пару капель для храбрости

Радостная новость пришла из университета Бристоля: человек в легком подпитии лучше выглядит на фотографиях. В ходе эксперимента исследователи фотографировали подопытных трижды: трезвыми как стеклышко, после одной рюмки и под внушительной дозой алкоголя. Группа, которая анализировала получившиеся кадры, признала наиболее удачными те, где модели слегка навеселе.

Умеренная доза спиртного, как известно, делает щеки румянее, а мимику и позы — непринужденнее.

Ключевое слово — «умеренная»: специалисты из Мичигана полагают, что пьяные люди смотрятся глупее трезвых. Да и о здоровье подумать не помешает, особенно тем, кому за 30.

Второго шанса не будет

Хорошо это или плохо, но первое впечатление зачастую становится определяющим. И тому есть научное объяснение: миндалевидное тело в мозге, отвечающее за эмоции и решения, судит о «благонадежности» внешности в первые 33 миллисекунды. Испытуемые даже не помнили, что видели чьи-то лица, но их мозг успевал выдавать оценочные сигналы.

Ученые из Принстона определили черты, в большинстве случаев вызывающие доверие. Сердито нахмуренные брови и опущенные уголки рта — заведомо проигрышный вариант, а вот слегка удивленный взгляд и изогнутые в полуулыбке губы — верная ставка.

Чтобы хорошо получаться на фотографиях, нужно следить за деталями, формирующими первое впечатление. Можно даже порепетировать у зеркала, примеряя дружелюбные и располагающие выражения — если верить исследованиям, искусственная и естественная благожелательность мало чем отличаются визуально. Опрятная одежда, яркие элементы, фон — важные мелочи, раскрывающие личность.

От улыбки станет всем светлей (или не всем)

Исследователи из Чехии уверяют, что улыбающиеся люди выглядят умнее. А еще, что окружающие склонны определять мужской интеллект по чертам лица. Интеллектуалами, как правило, кажутся обладатели удлиненных лиц с далеко посаженными глазами, крупным носом, заостренным подбородком и едва приподнятыми уголками губ. К женщинам аналогичные требования почему-то не предъявляют.

А вот университет Британской Колумбии призывает не слишком усердствовать с улыбкой. Добровольцы оценивали портреты людей, сфотографированных с разными эмоциями, и выдали следующий парадокс: мужчинам понравились дамы, светящиеся от счастья, но зато те, в свою очередь, вовсе не проявили благосклонности к «улыбакам». Зато им пришлись по душе горделивые и сопереживающие лица джентльменов. Поди расшифруй эту женскую логику.

Нравятся «Тонкости»? Давайте дружить (постим только по делу).

10 апреля 2020

как научиться ловить искренние эмоции

Кто бы что ни говорил, а эмоции – это первостепенное в снимке. Пускай ты никогда не заваливаешь горизонт, умеешь снимать “чисто” и правильно, ориентируешься в свете. Но если ты не умеешь хватать своей камерой эмоции на лету, считай, что твои фотографии – это просто красивая картинка, не несущая смысла. А все мы хотим нести смысл своим творчеством, правда?

Как и любой другой вид искусства, фотография должна вызывать какие-то эмоции у того, кто на нее смотрит. Именно в этом смысл творчества – заставлять людей что-то чувствовать. И фотографам часто гораздо проще добиться такого эффекта, потому что когда человек видит эмоции другого человека – даже на фото – он моментально испытывает своеобразное эхо этих эмоций. Но здесь есть один подводный камень. Далеко не так просто поймать камерой искренние чувства, да еще и так, чтобы они сразу же считывались зрителями.

Как же научиться ловить эмоции? Не все так сложно, как кажется на первый взгляд: просто следуй нижеперечисленным принципам.

1. Скажи “Cheese!”

Давай обойдемся без этого, хорошо?

Эмоции по своей природе не статичны и основаны на состоянии, которое в данный момент испытывает человек. Искренность никогда не случается по команде. Это всегда сложная составляющая человеческого настроения, и, я должна тебе сказать, особенно сложно что-то поймать бывает в моменты, когда человек осознает, что его снимают.

Только представь себе на минутку: какой-то странный человек наматывает круги вокруг тебя, держа неуверенно в руках огромную камеру с таким же огромным объективом. Комфортного здесь очень мало, учитывая, что, скорее всего, тебя видят в первый раз в своей жизни. Почти все любят фотографироваться, но в такие моменты это желание куда-то пропадает.

Самая большая ошибка, которую делают фотографы – это произнесение вслух фраз “скажи чиз” или “улыбайся”. Имеем в итоге натянутое выражение лица и неестественную позу. Исключения из правил бывают, но они настолько редки, что обсуждать это не имеет смысла.

Такие “натянутые” снимки, несомненно, имеют ценность для фотографируемого, но не такую, как бы тебе хотелось, правда?

2. Улавливай настроение

Если девушка, которую ты фотографируешь, постоянно смеется, не нужно ее заставлять грустить. Я не скажу, что это бесполезно, но если твоя цель – поймать эмоцию, то это не то самое решение.

Очень важно понимать настроение и темперамент модели. Без этого ну просто никак! Если ребенок, к примеру, чем-то увлечен – снимай. Он играет и не хочет концентрироваться на камере – снимай, снимай и еще раз снимай.

Иногда полное режиссирование съемки – это лишнее. Та самая эмоция произойдет, немного терпения!

3. Предугадай момент

Правильно тебе мама всегда говорит: внезапные снимки – всегда самые лучшие.

Если кто-то в прицеле твоей камеры падает, бегает, смущается или прыгает от радости, то просто убедись, что ты готов сделать этот снимок. Как убедиться? Всегда следи за настройками камеры и своим положением относительно фотографируемого. Да-да, даже в таких случаях композицию никто не отменял.

4. Все самое лучшее – после

Уж слишком часто бывает так, что лучи искренности у человека начинают пробиваться только тогда, когда он понимает, что его больше не снимают. Поэтому не спеши опускать камеру после щелчка затвора! Первые пять секунд после сделанного тобою последнего снимка бывают решающими: модель расслабляется, и все, что тебе нужно – просто быть готовым сделать снимок.

5. Никогда не опускай камеру

Ты можешь говорить модели, какую позу принять, хоть целый день, но нет ничего прелестнее незамысловатой, естественной, комфортной и чистой позы. И иногда эту естественность можно поймать только в паузах между сложными позировками по твоей команде.

Стоит всегда быть готовым сделать фото – даже если модель, узнав о незапланированном снимке, начнет протестовать. Поверь, человек потом приятно удивится полученному результату, потому что естественные фото всегда более живые и красивые, чем постановочные кадры.

6. Ах, эти глаза!

Как говорится, глаза – зеркало души.

Будь-то глаза человека или животного, они всегда скажут нам правду. Так и в фотографии: хочешь получить эмоциональную фотографию – задействуй глаза.

Порой поднятая бровь или взгляд исподлобья скажут тебе больше, чем тысячи слов или поз.

7. Не забывай о деталях

Ты, конечно, спросишь – какие еще детали, эмоции ведь передаются с помощью глаз и лица? Да, но чтобы усилить эффект, можно сконцентрироваться на поиске интересных мелочей. Это может быть момент, когда влюбленные берутся за руки, позы рук и ног, капли пота, которые стекают по лицу. Просто не ограничивай себя и приучай себя смотреть шире.

Эмоции прекрасны. Они отражают человеческую душу и могут очень многое рассказать. Не без твоей помощи, конечно. Эти советы помогут быть всегда готовым к тому, чтобы сделать эмоциональный и живой снимок. Главное – не забывай о собственной расслабленности. Напряженный и слишком серьезный фотограф заставит модель чувствовать себя так же напряженно. Старайся выдерживать баланс между сосредоточенностью и непосредственностью.

На самом деле, запечатлеть эмоции станет легко, как только ты научишься их улавливать. Все, что для этого нужно, это чуть больше внимательности, концентрированности и реакции – и все будет хорошо!

Все фото: Unsplash

Тебе будет интересно:

Как найти идеальный фон на улице

5 фишек для съемки концертов

5 вопросов, которые нужно задать себе перед покупкой камеры

«Я люблю фотографировать тех, кто мне нравится. Тех, кто мне не нравится, я не фотографирую». Екатерина Баранова

Игорь Верещагин. Автопортрет. Предоставлено автором

В рамках XI Московской международной биеннале «Мода и стиль в фотографии-2019» в Мультимедиа Арт Музее, Москва до 14 апреля работает выставка рок- и стрит-фотографа Игоря Верещагина. В разное время Игорь Евгеньевич был официальным фотографом The Rolling Stones во время их приезда в Москву, снимал Пола Маккартни и Ринго Старра, работал на всех фильмах Гарика Сукачева, а перечислять его работы с концертов и фестивалей можно до бесконечности. Корреспондент МОСГОРТУРа побеседовал с Игорем Верещагиным и узнал, чем отличаются хиппи от современной молодежи, жив ли рок и как стать хорошим фотографом.

 

— Как давно Вы начали фотографировать?

— В первый раз фотоаппарат попал ко мне в руки в пять лет – папа попросил сфотографировать их с мамой. У меня все зафиксировано, этот негатив сохранился, на нем стоит дата — 12 июня 1957 года. На следующим за ним кадре уже запечатлен я. А фотографировать начал в школе, примерно с третьего-четвертого класса.

— На какой аппарат Вы начинали фотографировать?

— Был такой фотоаппарат Киев-Вега, очень маленький, на 16-миллиметровую пленку. Потом, как обычно, Зенит и другие. Но когда я учился в институте, умудрился купить камеру Praktiсa — это уже был такой, достаточно солидный фотоаппарат. А настоящий Nikon я купил в день смерти Леонида Брежнева, я запомнил этот момент.

— Вы всегда мечтали снимать музыкантов? Почему?

— Да, это правда. Я всегда хотел снимать музыкантов, потому что увлекался музыкой, сколько себя помню. В 60-е годы я слушал любимых исполнителей по радио или с пленок. Изображений было крайне мало, а мне всегда хотелось их как-то увидеть, и с тех пор это желание у меня не пропадает.

— Вы специализируетесь на фотографиях рок-музыкантов, почему не поп-исполнителей, например?

— Да я просто не слушаю поп-музыку. Я люблю фотографировать тех, кто мне нравится. Тех, кто мне не нравится, я не фотографирую. Вот, видимо, поэтому.

— Какую музыку Вы слушали в 60-е?

— Это все популярные группы того времени — The Beatles, The Monkees, The Rolling Stones, Bee Gees, The Animals, и я еще слушал джаз, но всего одну пластинку — Blue Train, которая у меня появилась совершенно случайно – ее привез отец. И эта музыка все 60-е годы меня сопровождала.

Борис Гребенщиков

— В Вашем родном городе выступали музыкальные коллективы? И фотографировали ли Вы их?

— Нет, ну это – Сибирь. У нас была какая-то самодеятельность, какие-то ресторанные музыканты, но меня это все не привлекало совсем.

— В Вашей жизни наступил переломный момент, когда Вы познакомились с Гариком Сукачевым?

— Когда я переехал в Москву, все-таки первым из музыкальной сферы, с кем я начал общаться, был Артур Пилявин – основатель группы «Квартал». Я знал его еще мальчиком, он так же, как и я, жил в Братске. Когда я работал в вычислительном центре инженером-электроником на Братском алюминиевом заводе, его мама работала программистом у меня в смене.

Однажды я попросил своего друга Кирилла Модылевского помочь мне с проходом на концерт Гарика во МХАТе. Там я сфотографировал Гарика, потом эти карточки попали к нему, он мне позвонил и сказал, что хочет видеть меня фотографом на его первом фильме. Ну и так все дальше понеслось.

— В чем различия в работе с зарубежными артистами и нашими?

— С нашими труднее в плане доступности, особенно на концертах, потому что у нас система охраны и получения разрешений куда сложнее, чем, скажем, на западе. Там я в любом клубе могу снимать спокойно, а здесь это не всегда так, особенно на концертах. А в целом, все нормальные люди, сложностей в общении нет никаких. Чем круче звезда, тем проще в общении.

— Есть ли концерт, который запомнился Вам больше всего?

— Да, это, конечно, первый концерт The Rolling Stones в Москве в 1998 году. Запомнился он мне по двум причинам. Во-первых, я был официальным фотографом, снимал бекстейдж, которого я, правда, не увидел потом. А во-вторых, концерт запомнился мне тем, что фотографов разделили на две части, на правую и левую. Я попал в правую, и неудачно.

Дело в том, что разрешалось снимать всего две песни, а весь дым с первого взрыва, с которого начинался концерт, пошел в нашу сторону. На первой песне мы просто глазами пытались что-то высмотреть, много времени потеряли. Но концерт был, конечно, изумительный. Я до этого уже видел The Rolling Stones в Берлине в 1990 году, и мне было очень интересно поснимать, но тогда у меня украли всю аппаратуру. Вообще, у меня с ними всегда неудача. Ну ничего, все запоминающееся.

Земфира

— Давайте снова вернемся к Гарику Сукачеву. Критики и очевидцы эпохи отмечают, что в фильме «Дом солнца» ему очень точно удалось передать атмосферу и свободный дух хиппи Москвы 60-х годов.  

— В это время я в Москве не был, жил в Сибири, но то, что в фильме Гарику удалось передать атмосферу – это абсолютно точно, от выбора типажей до деталей в одежде. Когда была съемка эпизода на Пушкинской площади, я вдруг увидел девушку один в один, как моя жена в 1972 году – точно так же одета. И я просто возле нее ходил. Это была другая девушка, естественно, но настолько все было похоже, что я поразился.

— У современной молодежи есть свобода духа, как у героев фильма?

— Думаю, есть. Я сужу по своим внукам – они достаточно свободные люди и точно также не слушаются ни родителей, ни бабушек, ни дедушек. В общем-то, мне кажется, это все правильно.

— Вы можете выделить кого-нибудь из современных молодых исполнителей?

— Варвара Визбор мне очень нравится, как она поет. А вообще, для меня все молодые – «Сплин», «Би-2», да и «Машина времени» не старые. Я за совсем юными мало слежу, даже не знаю, почему. Сейчас, в основном, слежу за джазом – очень много удивительных талантов.

Музыка развивается очень бурно. Другое дело, что ее влияние на современную жизнь, куда меньше, чем в 60-70-е годы, сейчас она все-таки не так владеет умами и душами, как тогда. Может быть, это связано с обилием всякой другой информации, кроме музыкальной, интернет и так далее.

Но постепенно, мне кажется, все возвращается, судя даже по тому, что последние три года музыкальная промышленность стала расти. До этого она десятилетия просто падала, падала и падала.

На выставке Игоря Верещагина

— В начале января в одном известном интернет-издании вышел материал, в котором автор писал о том, что музыкальные герои начала 2000-х, преимущественно русскоязычные рок-исполнители, ушли на второй план, будто бы их подвинули современные молодые исполнители. Вы согласны с этим?

— Ну, не знаю, кто может подвинуть, скажем, БГ или в своей области Гарика того же? В общем, я считаю, их списывать рано. Я надеюсь, что новые исполнители будут такими же интересными.  

— Появилось много новых имен, например, Монеточка, Оксимирон и так далее. Теоретически, если бы Вы начали фотографировать только сейчас, Вы бы могли вдохновиться их творчеством и работать с ними?

— Может быть, если сначала вдохновился бы внешне и начал фотографировать, а там и в творчество вслушался. Не знаю, не уверен. Наверно, из-за возраста меня не так привлекают нынешние исполнители, я уже старый пень.  

— Вы бы смогли научить фотографировать?

— Я с трудом понимаю все эти курсы. Я, наверно, мог бы что-то рассказать – дать чисто практические советы, но учить, как это делать – не думаю. Потому что, мне кажется, у каждого должен быть свой путь.

— Можно ли качественно фотографировать то, что не любишь или не понимаешь? Например, поклонник творчества Алены Апиной может сделать хорошие фотографии с рок-концерта?

— Я думаю, что сможет, конечно. Фотография – это всегда случай, а случай доступен всем. Но другое дело, заставишь ли ты его туда пойти снимать. Если есть какой-то интерес просто к фотографии, а не обязательно к Алене Апиной, то уже есть шанс сделать хороший снимок — сфотографировать ее просто как женщину и запечатлеть событие, например.

— Вы также занимаетесь стрит-фотографией. Расскажите, что это за направление и в чем особенности такой съемки.

— Это просто случайные, интересные моменты уличной жизни. А когда сидят в засаде с телеобъективом и издали что-то фотографируют – это, скорее, такая неожиданная и искренняя фотография, но не стрит. Стрит-фотография – это все-таки, когда ты находишься в гуще событий, но снимаешь так, чтобы не быть центром внимания и вообще какого-либо внимания. Желательно просто все это делать незаметно, и в любой момент нужно быть готовым — вот это для меня стрит-фотография. То есть пестро одеваться или снимать фильдеперсовыми камерами, которые бросаются в глаза, — так не получится.

Гарик Сукачев

— Какие ошибки в работе совершают фотографы?

— Когда идут куда-нибудь без фотоаппарата – это большая и основная ошибка. Все. Остальное должно приложиться.

— Людям, которые только собираются взять в руки объектив, какие можете дать напутствия?

— Ну если это только объектив, тогда пусть прикрутят его к самому фотоаппарату. Ну какие напутствия? Тут просто нужно констатировать, есть ли интерес к фотографии или нет. Если есть, то других напутствий не нужно, человек сам будет соображать, как и что делать. А если интереса нет, то сколько его ни учи, он все равно через какое-то время все забудет.

— Как понять, настоящий интерес к фотографии или просто короткое увлечение – на год-другой?

— Ну, год-другой – это уже хорошо, кстати. Потому что обычно – час-другой и откладывают. А за год можно уже и сделать что-то такое интересное. Я вообще считаю, что сейчас хорошее время, чтобы начать фотографировать на старые пленочные камеры. Во-первых, они сейчас очень дешевые, пленку можно купить, есть где напечатать и отсканировать все. Во-вторых, это и дисциплинирует, и помогает понять, что такое выдержка, диафрагма, чувствительность и так далее. И мне кажется, вообще прививает интерес к фотографии любой. Понимать удобнее, когда снимаешь на пленку, а учиться – на цифровой камере, потому что мгновенно смотришь результат.

— Техника вообще большую роль играет?

— Сначала она играет небольшую роль, потом, в процессе своего совершенствования, – все больше и больше. Потом снова падает значение техники, когда уже остановился на чем-то своем. В общем, циклично: сначала небольшую, потом большую, потом снова небольшую.

— Вы работаете в трех направлениях — концертная съемка, стрит-фотография и на съемочной площадке. Они чем-то схожи друг с другом?

— Они близки друг к другу, в принципе. Я люблю на концертах тоже снимать такой типа бекстейдж. Желательно снимать не то, что видят зрители из зала — это можно потом сто раз посмотреть по телевизору, на dvd и так далее. А вот что происходит за кулисами — не всем возможно увидеть.

Точно также сейчас и в кино. На съемочной площадке остается снимать только ту жизнь, которая идет за камерами. Потому что раньше в кино было много технической съемки, а с появлением цифровых аппаратов все такие прикладные задачи, которые раньше выполнял фотограф, стали делать сами участники съемочной группы.  

Петр Мамонов

— Главный секрет успеха заключается в том, чтобы было интересно то, что фотографируешь и делать это с любовью?

— Да. Я с трудом понимаю, допустим, фотографов, которые снимают свадьбы или, скажем, животных для клиентов. Мне кажется, день-два так поснимать можно, но, если это годами длится, это же просто что-то невыносимое. Может, я ошибаюсь.

Фото с выставки — Антон Усанов, МОСГОРТУР

Интервью с фотографом-портретистом Ивайло Петровым

Ивайло Петров – профессиональный фотограф, занимающийся портретной и коммерческой фотографией, а также фотожурналистикой. Он не просто снимает портреты, он их создает. Образы, запечатленные Ивайло, создают потрясающее впечатление и овладевают вниманием зрителя благодаря интересным перспективам и свежему взгляду автора на портрет.

«В основном я фотографирую людей. И в студии и за ее пределами. Я считаю себя универсальный фотографом, которому нравится находить к каждой съемке индивидуальный подход. Разнообразие – вот что отличает мой стиль» — говорит Ивайло. «Однако, лично я предпочитаю, когда мои работы и внешне, и по ощущениям близки к классическим, кинематографическим образам» — продолжает он.

По словам Ивайло, он черпает свое вдохновение в других формах искусства. Например, как можно было предположить, он очень любит  кино.

— Как вы пришли в мир фотографии?

— На самом деле это банальная история про очень молодого человека, который получил свой первый фотоаппарат в подарок от отца, через несколько дней научился худо-бедно делать снимки (фотографиями те первые снимки я не могу назвать) и чистить объектив медицинским спиртом. За короткое время я понял, что фотография – моя страсть, а обучаясь на первом курсе университета, я осознал, что хочу заниматься ей профессионально. Как молодой фотограф, я был поражен уникальной смесью передовых технологий, физики и вечной эстетики, которая порождала на фотографии образ. Практически все свое свободное время я уделял самостоятельному изучению фотографии. В то время я и не помышлял о том, что мне удастся влиться в мировую индустрию фотографии,  и все, чего я добился к настоящему времени, я считаю результатом удачи и стечения нескольких обстоятельств: моей страсти к фотографии и моего упорства, которые заставляли (и заставляют по сей день) меня двигаться вперед.

— Почему вы остановили свой выбор на портретной фотографии?

— Мысленно возвращаясь назад, я понимаю, что портретная съемка для меня всегда была чем-то большим, чем просто жанр фотографии. Я всегда придерживался концепции, что на фотографии нужно показать нечто большее ,чем просто изображение человека. Когда я только начинал фотографировать, портреты не были моей основной целью, но они всегда вызывали во мне интерес и служили источником вдохновения. В нашем антропоцентричном мире, где преобладают наши собственные приоритеты, потребности, страхи и т.д., наиболее эффективный способ донести окружающим какую-то идею или какое-либо сообщение – передать их с помощью образа, созданного человеческой фигурой.

— Ваши работы – это не просто портреты, это нечто большее. Что обычно вдохновляет вас на создание сцены, которую вы снимаете?

— Спасибо. Я думаю, что корни моих работ есть, и всегда были тесно связаны с другими формами искусства, которые на протяжении многих лет оказывали на меня свое влияние.

Я считаю, что сама суть акта создания чего-либо коренится в характере и образе мышления автора, которые могут быть сформированы влиянием определенных жанров литературы, или даже тяжелой музыки.

Знаете, периодически ловлю себя на том, что нахожу в основе своих фотографий то, что недавно слышал или читал. У меня есть свежий пример тому – недавняя фотография проводника и города – закончив работу над этой фотографией, я понял, что это образ из начала повести «Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери, прочитанной мной несколько лет назад.

— Когда вы фотографируете человека, вы раскрываете часть его личности или вы создаете образ с нуля? Если последнее, как вы доносите свою идею до модели? Делаете ли раскадровку?

— На самом деле это зависит от проекта. Когда дело доходит до моих собственных работ, я бы сказал, что личность модели, безусловно, важна на этапе выбора человека, которого я хотел бы фотографировать. Но законченная работа практически никогда не дает истинного представления о личности человека, изображенного на фотографии, чаще всего личность модели и мои идеи, переплетаясь, создают аллегории, метафоры, совместными усилиями раскрывая то, что я хотел сказать. С точки зрения техники и исполнения, мой подход, как правило, реалистичен, но ситуации, обстановка и фигуры на фотографии, как правило, полностью вымышлены.

Со временем, заслужив определенный авторитет, я получил возможность снимать весьма известных и влиятельных людей моей страны. Но путь к этому стоил много времени и усилий.

— Расскажите об оборудовании, которое вы используете в работе?

— Для коммерческих съемок, в зависимости от ситуации, я использую Canon 5D Mk II, Mk III или камеру среднего формата. Собственные проекты я предпочитаю снимать на полнокадровый Canon в сочетании с моим любимым 85-мм или 17-40-мм объективом.

Кроме того, я все больше склоняюсь к варианту приобретения беззеркальной камеры, поскольку мне очень не хватает возможности всегда иметь под рукой качественную камеру для получения удовольствия от спонтанной съемки того, что происходит вокруг.

Еще мне всегда нравились и продолжают нравиться фотографии с пленочных камер. По-моему, для некоторых жанров они просто идеальны. У меня тоже есть несколько пленочных камер и я время от времени снимаю на них, но это скорее для удовольствия – пленку в работе я использую крайне редко.

Больше полезной информации и новостей в нашем Telegram-канале «Уроки и секреты фотографии». Подписывайся!
Поделиться новостью в соцсетях