Разное

Фотографии луи дагер: Луи Жак Дагер и его первые фотографии

Содержание

Луи Жак Дагер и его первые фотографии

Дата публикации: 09.10.2009

Луи Дагер

Французский изобретатель Луи Жак Дагер (1787–1851), известный также как художник-декоратор, родился в 1787 году во французской деревне Кормейз-ан-Паризи в семье мелкого чиновника. Когда Луи Дагеру исполнилось 13 лет, отец отдал его учеником к архитектору, а в 16 лет отправил мальчика в Париж в ученики при мастерской Деготти — театрального живописца-декоратора «Гранд Опера». В роли художника-декоратора Дагер добился колоссальных успехов.

Талантливый художник

В 1816 году молодой Луи Дагер о фотографии еще и не думал, а работал главным художником театра «Амбипо-Комик», пользовавшегося большим успехом среди мелкой буржуазии, представители которой ценили пьесы за яркость и зрелищность. Благодаря своему природному таланту и полученным практическим знаниям световых эффектов и механизма сцены Луи Дагер заслужил признание театральных критиков и публики. Однако на этих достижениях художник-декоратор, будучи человеком честолюбивым и жаждущим славы, не остановился.

Вероятно, осознание востребованности своего таланта декоратора и подтолкнуло Дагера к идее создания собственных зрелищ. В 1822 году Луи Дагер вместе со своим компаньоном художником Шарлем Бутоном создает в Париже диораму. Панорамы, изобретенные в конце XVIII столетия, стали уже достаточно популярны. Но они были неподвижны и по зрелищности не могли сравниться с творением Дагера.

Полотно Диарамы

Диорамы Дагера

Первая диорама по проекту Дагера была открыта в специальном павильоне в Париже 11 июля 1822 года, а позже Дагер создал ее аналог и в Лондоне. Диорама состояла из изображений на полупрозрачном полотне, с двух сторон которого писали дневной и ночной сюжеты картины. Это полотно можно было осветить спереди и сзади через огромные окна, которые были перекрыты прозрачными подвижными экранами, или светофильтрами. Полотна диорамы были огромного размера — 22 метра длиной и 14 метров высотой. Благодаря сложной системе зеркал, фонарей и штор можно было выделять отдельные сцены, высвечивая определенный участок диорамы, а также последовательно менять изображения. Зрители были в восторге от этого «волшебного» зрелища.

Для полотен диорамы Дагер делал зарисовки с натуры, используя камеру-обскуру. Он задался целью закрепить изображения, получаемые на стекле. Однажды Дагер узнал от оптика Шевалье, делавшего для него камеры-обскуры, что в одном провинциальном городке живет Нисефор Ньепс, который занимается решением той же задачи. В январе 1826 года Луи Дагер написал изобретателю письмо, предлагая объединить усилия для воплощения общей идеи в жизнь. Однако Ньепс не сразу решился выдать Дагеру все секреты своих экспериментов. Они встретились лишь спустя год, а партнерами стали только в 1829 году, когда между ними был заключен контракт. Тогда и началось сотрудничество Ньепса и Дагера — людей, благодаря которым мир увидел фотографию.

Дагеротип Луи Дагера

Усовершенствование метода Ньепса

В некоторой степени процесс, созданный Нисефором Ньепсом, был актуален лишь для копирования гравюр. Дагер же считал своей целью добиться создания портрета, который, по его мнению, потрясет публику. В 1823 году он оборудовал лабораторию, где начал заниматься фотографическими экспериментами. Сначала он приступил к совершенствованию камеры-обскуры. В качестве объектива Дагер использовал в ней перископическую линзу Уильяма Волластона. Также изобретатель экспериментировал со светочувствительными химическими веществами, не известными Нисефору Ньепсу.

Дагер быстро освоил метод Ньепса и пытался внести в него какие-либо изменения. После 11 лет экспериментов в 1837 году изобретатель наконец добился результата.

Процесс, придуманный Дагером, состоял из нескольких этапов. Посеребренная медная пластина пропитывалась парами йода, в результате чего образовывался тончайший слой светочувствительного йодистого серебра. Затем она помещалась в камеру-обскуру и экспонировалась ярким солнечным светом в течение 15–30 минут. Теперь скрытое изображение подлежало проявке и закреплению. Пластина помещалась над контейнером с ртутью, нагретой спиртовой лампой до 65 градусов по Цельсию. После того как на поверхности серебра появилось изображение, пластину помещали в холодную воду, а затем фиксировали раствором тиосульфата натрия.

Недостатки дагеротипии

Таким способом получался позитив — единственная фотография, которую ее изобретатель назвал дагеротипом. Рисунок на пластинке трудно было рассмотреть: неприятно поражал зеркальный блеск изображения. К тому же изображение было очень непрочным, легко стиралось при малейшем прикосновении. Несколько экземпляров пластины сделать было невозможно, однако метод позволил избавиться от работы, как художника, так и гравера. Кроме того, фотографии Дагера представляли собой именно фото, а не что-то переходное.

Конечно, с такой технологией еще нечего было думать о подводной съемке, или мгновенной работе папарацци, и тем более о аэрофотографии, но все это появилось во многом благодаря дагеротипии.

Один из первых дагеротипов

Франсуа Араго

Дагер рассказал о своей находке известному физику и астроному Доминику Франсуа Араго. 7 января 1839 года Араго представил доклад об изобретении Дагера в Парижской академии наук и предложил правительству Франции купить на него патент. Этот день в истории стал днем рождения фотографии. Позже ученые усовершенствовали процесс Дагера.

Сам же изобретатель после публикации сведений о способе получения изображений в историю фотографии ничего нового не внес. Луи Жак Манде Дагер оставшуюся жизнь прожил в уединении в местечке Бри-сюр-Марн недалеко от Парижа, где и скончался в 1851 году.

Дата публикации: 09.10.2009

ДАГЕР — СОЗДАТЕЛЬ ФОТОГРАФИИ | Наука и жизнь

Наука и жизнь // Иллюстрации

Луи Ж. М. Дагер (1787—1851). Дагеротип.

Диорама Дагера в XIX веке была столь же популярна, как в наше время кино. Рабочий (справа) меняет декорации, создавая иллюзию непрерывного действия, происходящего на сцене.

Раздвижная ящичная камера-обскура Дагера. 1839.

Парижский бульвар. Первый дагеротип с человеком в кадре. 1839.

Н. В. Гоголь. Дагеротип С. Л. Левицкого. 1848.

Открыть в полном размере

Изобретение фотографии связано с именем французского художника-декоратора Луи Жака Манде Дагера. Он занимался созданием красочных и зрелищных диорам, состоящих из нескольких картин, расположенных на разных планах, которые меняли и освещали по-разному, создавая иллюзию смены времени суток. Однажды, рисуя очередную декорацию, Дагер заметил, что на сырой краске появилось изображение улицы — роль камеры-обскуры сыграла дырочка в шторе. Изображение оставалось заметным и на следующий день: его зафиксировала засыхающая краска. Этот эпизод стал поворотным в судьбе Дагера. Он начал искать способ сохранить навсегда нарисованное светом изображение.

Определённую помощь в этом оказал ему Жозеф Нисефор Ньепс, который уже лет десять делал попытки закрепить изображение в камере-обскуре. Увлёкшись литографией (гравированным на камне рельефным изображением, предназначенным для печатания копий), он проводил опыты сначала с камнем, а затем с металлическими пластинками, покрытыми лаком собственного изобретения. При экспонировании свет разрушал слой лака, обнажая металл. Протравив пластинку в кислоте, Ньепс получал на пластинке копию изображения.

Свой метод он назвал гелиогравюрой.

Узнав об опытах Ньепса, Дагер написал ему письмо и договорился о совместной работе.

Вскоре стало понятно, что метод гелиогравюр усовершенствован быть не может. Следовало искать другой принцип светописи. И Дагер его нашёл. 21 мая 1831 года он сообщил Ньепсу, что свет сильно действует на йодистое серебро. Получалось слабое изображение, которое можно было слегка улучшить, промыв пластинку горячим раствором поваренной соли или гипосульфита. Сохранился рассказ, что обнаружил он это, забыв ложку на серебряной пластинке, залитой йодом, — под действием света на ней осталось изображение ложки. Ньепс также получил изображение в камере-обскуре на слое йодистого серебра, но повторить опыт не смог. А Дагер свои работы продолжал и в 1837 году открыл проявляющее действие ртути.

Как это нередко бывает, открытие произошло случайно. Однажды Дагер оставил в шкафу несколько экспонированных пластинок и через некоторое время обнаружил на одной изображение.

Он сразу понял, что проявляющее действие оказали пары какого-то химического вещества, хранящегося в шкафу. Вынимая одну за другой банки и кладя каждый раз новые пластинки, он спустя несколько часов неизменно обнаруживал проявленное изображение. И только тщательно обыскав весь шкаф, нашёл забытую чашечку со ртутью. Её пары, прореагировав с экспонированным материалом пластинки, сделали изображение хорошо видным.

К 1839 году окончательно сложился метод получения изображений в камере-обскуре, названный дагеротипией. Его можно разделить на несколько последовательных операций.

1. Серебряную или посеребрённую медную пластинку подвергают в темноте воздействию паров йода в течение нескольких минут. На поверхности пластинки возникает слой йодистого серебра, светочувствительного материала.

2. Пластинку помещают в камеру-обскуру и экспонируют 15 — 30 минут на ярком свету (в 1840 году Йозеф Петцваль сконструировал многолинзовый портретный объектив, повышающий яркость изображения в 16 раз и позволяющий уменьшить выдержку до одной минуты). Под действием света молекулы йодистого серебра разрушаются, пары йода улетучиваются, а микроскопические зёрна серебра образуют скрытое (невидимое) изображение.

3. Экспонированную пластинку проявляют в парах ртути, нагретой до 50—80°С. Ртуть растворяет серебро, образуя амальгаму — вещество серого цвета.

4. Проявленную пластинку закрепляют, промывая в горячем растворе поваренной соли или гипосульфита, который растворяет оставшееся йодистое серебро и обнажает полированную серебряную поверхность.

5. Плёнка амальгамы непрочна, а серебро легко окисляется на воздухе. Поэтому готовый дагеротип нередко покрывают хлоридом золота, который делает его более долговечным и заодно окрашивает в красно-коричневый тон. Изображение на дагеротипе получается зеркальным.

Несмотря на явный успех, массовое производство видовых снимков методом дагеротипии наладить не удалось: её принципы создатели обещали раскрыть только после подписания контракта. А вкладывать деньги в сомнительное предприятие дельцы не спешили.

Разочаровавшись в предпринимателях, Дагер в 1839 году обратился к знаменитому физику и астроному, директору Парижской обсерватории и депутату, Доменику Франсуа Араго и подробно рассказал о своём изобретении. Араго быстро разобрался в его сущности, высоко оценил и понял, что оно весьма перспективно. Более того, он заявил, что такое дело нельзя передавать в частные руки, оно должно стать всеобщим достоянием, достоянием государства, народа и всего человечества.

Не менее высоко оценил дагеротипию и Луи Жозеф Гей-Люссак, известный физик и химик. Выступая в палате пэров Франции, он сказал: «Это открытие служит истоком нового искусства в условиях старой цивилизации. Оно создаст эпоху и навсегда останется символом славы».

Начались многочисленные публикации статей об изобретении Дагера. Оно было запатентовано в Англии, Австрии и Германии. Открывались бесчисленные фотостудии, любители осваивали методику дагеротипии. В историю мировой науки, искусства и культуры 1839 год вошёл как год изобретения фотографии.

КАК ПОЯВИЛАСЬ ФОТОГРАФИЯ

Современную фотографическую технику и технологию создавали десятки исследователей, инженеров и просто энтузиастов и любителей этой захватывающей, интересной области искусства и техники на протяжении трёх веков. Перечислить всех, кто внёс свой вклад в её создание и развитие вряд ли удастся, но наметить основные этапы становления современной фотографической техники вполне возможно.

1694 г. Немецкий исследователь Вильгельм Гомберг, заметив, что поверхность костяной пластинки, покрытой раствором серебра в азотной кислоте, чернеет на свету, открыл светочувствительность азотнокислого серебра AgNO3.

1727 г. Немецкий химик Йохан Шульце впервые наблюдал светочувствительность хлористого серебра (AgCl) и кратковременное появление на обработанной им поверхности изображения — светописи.

1802 г. Англичанин Томас Веджвуд методом копирования получал негативные изображения на коже и бумаге, пропитанных раствором азотнокислого серебра, но зафиксировать их не сумел.

1802 г. Английский химик Хемфри Дэви методом Веджвуда снимал микрообъекты через солнечный микроскоп, но также без фиксирования.

1813 г. Француз Жозеф Нисефор Ньепс начал опыты по гелиографии — получению изображений на литографских камнях и оловянных пластинках, покрытых лаком собственного изобретения, а спустя девять лет разработал способ создания на них травлением в кислоте рельефных клише и печатания с них гравюр и рисунков.

1819 г. Английский астроном Джон Гершель обнаружил, что серноватистокислый натрий, или гипосульфит Na2S2O3, растворяет хлористое серебро, то есть служит закрепителем (фиксатором) фотографического изображения.

1824 г. Французский художник Луи Дагер начал опыты по закреплению изображения в камере-обскуре.

1829 г. Ньепс и Дагер создают совместное предприятие для совершенствования методов светописи.

1834 г. Англичанин Фокс Талбот, широко образованный исследователь (филолог, этнограф, член Лондонского королевского общества в области математики), начал исследование способа «фотогенного рисования» на основе хлористого серебра.

1835 г. Дагер открыл проявляющее действие паров ртути на скрытое фотографическое изображение и фиксирующее воздействие горячего раствора хлористого натрия (NaCl) или гипосульфита (Na2S2O3).

1837 г. Дагер заключил с Исидором Ньепсом, сыном Жозефа Нисефора, договор о присвоении своего имени методу светописи, который отныне стал называться дагеротипией.

1839 г. Правительство Франции приобрело права на использование фотографических методов получения изображений. 19 августа Франсуа Араго сделал подробный доклад о дагеротипии, которая с этого момента стала достоянием всего мира и вскоре приобрела огромную популярность.

1839 год считается годом возникновения фотографии.

1839 г. 31 января Талбот представил Лондонскому королевскому обществу сообщение о своём изобретении, продемонстрировав копирование позитивных отпечатков. Спустя два года Талбот запатентовал свой способ негативно-позитивного процесса — «талботипия», впоследствии названный калотипией (от греческого kallos — красивый).

1840 г. Английский астроном Джон Гершель обнаружил, что на засвеченной хлоросеребряной бумаге солнечный спектр создаёт основные цвета — красный, зелёный и синий.

1844 г. Талбот получает патент на способ увеличения фотографического изображения и издаёт книгу, впервые иллюстрированную фотографиями, полученными по его способу.

1847 г. Французский физик Антуан Сезар Беккерель получил довольно устойчивое цветное изображение на серебряной пластинке, обработанной хлором.

1851 г. Английский химик Скотт Арчер сообщил о фотопроцессе на основе мокро-коллодионного способа (коллодий — плёнка, застывающая из спиртоэфирового раствора нитроцеллюлёзы). Фотопластинки по его методу приходилось изготавливать непосредственно перед съёмкой; фотограф на пленэре носил с собой целую лабораторию — светонепроницаемую палатку для полива пластинок, их проявки и фиксирования.

1856 г. Англичанин Рихард Норрис получил сухие фотопластинки, предложив покрывать мокрые коллодионные пластинки слоем желатина, и организовал их производство. Отличаясь огромной разрешающей способностью, эти пластинки применялись в полиграфии ещё и через сто с лишним лет — до середины прошлого века.

1861 г. Английский физик Джеймс Клерк Максвелл экспериментально показал, что все натуральные цвета можно получить сложением трёх основных цветов — красного, зелёного и синего.

1868 г. Англичанин В. Гаррисон предложил смесь раствора желатины с бромистым и йодистым серебром наливать на стеклянные пластинки, впервые дав фотографам возможность носить с собой запас фотоматериалов, а не лабораторию по их изготовлению.

1869 г. Француз Дюко дю Орон печатал цветные снимки, совмещая три негатива, снятые через светофильтры основных цветов.

1878 г. Начато фабричное производство сухих фотопластинок в Англии.

1880 г. Началось промышленное производство и широкое применение броможелатиновых фотопластинок в России.

1880 г. В США основана фирма «Истмен-Кодак».

1888 г. Американец Джордж Истман придумал и зарегистрировал в 1888 году слово «KODAK», которое пишется и легко читается на всех языках, и фирменные цвета фирмы — жёлтый и красный.

1891 г. Французский физик Габриэль Липпман разработал способ цветной фотографии, основанный на интерференции света в светочувствительной эмульсии (Нобелевская премия 1908 года). Усовершенствовав его и применив лазерное излучение, в 1962 году Юрий Николаевич Денисюк создал метод получения голограмм, которые можно рассматривать в белом свете и тиражировать (см. «Наука и жизнь» № 5, 1999 г.).

1893 г. В Германии создаётся акционерное общество «Агфа» для производства фотопластинок, а позднее — фотоплёнок и химикалий.

1894 г. Ирландец Джон Джоли предложил трёхцветный полосковый растр для съёмки цветных диапозитивов. Аналогичное устройство применяется сегодня в цифровых фотоаппаратах и видеокамерах.

1900 г. Создан первый любительский фотоаппарат «Кодак-1». Он давал сто круглых кадров диаметром 6,5 см на роликовой целлулоидной плёнке (позволяя также применять наиболее ходовые пластинки форматом 6×9 см). Девизом компании стали слова «Вы нажимаете на кнопку, мы делаем всё остальное»: в её приёмных пунктах перезаряжали аппарат, проявляли отснятые плёнки и печатали с них фотографии.

1903 г. Джордж Истмен вместе с Томасом Эдисоном конструируют первую кинокамеру со специально созданной для неё плёнкой шириной 35 мм с перфорацией по краям. Эта плёнка до сих пор остаётся стандартом и любительской и профессиональной фотографической техники.

1931 г. В России начали выпускать фотоматериалы на фабриках в Шостке («Свема»), в Переславле-Залесском, в Ленинграде и в Казани («Тасма»).

1935 г. Фирма «Кодак» выпустила первую цветную трёхслойную фотоплёнку.

1991 г. Компания «Кодак» выпустила первую массовую цифровую камеру DSC-100. Все предыдущие модели цифровых фотоаппаратов либо не были запущены в производство, либо не предназначались для печати и обработки снимков.

1991 год можно считать годом начала цифровой фотографии, новым этапом профессиональной, научной и любительской фотосъёмки.

Литература

Евгенов С.В. Дагер, Ньепс, Тальбот. Популярный очерк об изобретателях фотографии. — М.: Гос. изд-во кинематограф. лит., 1938.

Митчел Э. Фотография. — М.: Мир, 1988.

Чибисов К. В. Очерки по истории фотографии. — М.: Искусство, 1987.

Дагер — создатель фотографии

Сергей Транковский
«Наука и жизнь» №7, 2009

Изобретение фотографии связано с именем французского художника-декоратора Луи Жака Манде Дагера. Он занимался созданием красочных и зрелищных диорам, состоящих из нескольких картин, расположенных на разных планах, которые меняли и освещали по-разному, создавая иллюзию смены времени суток. Однажды, рисуя очередную декорацию, Дагер заметил, что на сырой краске появилось изображение улицы — роль камеры-обскуры сыграла дырочка в шторе. Изображение оставалось заметным и на следующий день: его зафиксировала засыхающая краска. Этот эпизод стал поворотным в судьбе Дагера. Он начал искать способ сохранить навсегда нарисованное светом изображение.

Определенную помощь в этом оказал ему Жозеф Нисефор Ньепс, который уже лет десять делал попытки закрепить изображение в камере-обскуре. Увлекшись литографией (гравированным на камне рельефным изображением, предназначенным для печатания копий), он проводил опыты сначала с камнем, а затем с металлическими пластинками, покрытыми лаком собственного изобретения. При экспонировании свет разрушал слой лака, обнажая металл. Протравив пластинку в кислоте, Ньепс получал на пластинке копию изображения. Свой метод он назвал гелиогравюрой.

Узнав об опытах Ньепса, Дагер написал ему письмо и договорился о совместной работе.

Вскоре стало понятно, что метод гелиогравюр усовершенствован быть не может. Следовало искать другой принцип светописи. И Дагер его нашел. 21 мая 1831 года он сообщил Ньепсу, что свет сильно действует на йодистое серебро. Получалось слабое изображение, которое можно было слегка улучшить, промыв пластинку горячим раствором поваренной соли или гипосульфита. Сохранился рассказ, что обнаружил он это, забыв ложку на серебряной пластинке, залитой йодом, — под действием света на ней осталось изображение ложки. Ньепс также получил изображение в камере-обскуре на слое йодистого серебра, но повторить опыт не смог. А Дагер свои работы продолжал и в 1837 году открыл проявляющее действие ртути.

Как это нередко бывает, открытие произошло случайно. Однажды Дагер оставил в шкафу несколько экспонированных пластинок и через некоторое время обнаружил на одной изображение. Он сразу понял, что проявляющее действие оказали пары какого-то химического вещества, хранящегося в шкафу. Вынимая одну за другой банки и кладя каждый раз новые пластинки, он спустя несколько часов неизменно обнаруживал проявленное изображение. И только тщательно обыскав весь шкаф, нашел забытую чашечку со ртутью. Ее пары, прореагировав с экспонированным материалом пластинки, сделали изображение хорошо видным.

К 1839 году окончательно сложился метод получения изображений в камере-обскуре, названный дагеротипией. Его можно разделить на несколько последовательных операций.

  1. Серебряную или посеребренную медную пластинку подвергают в темноте воздействию паров йода в течение нескольких минут. На поверхности пластинки возникает слой йодистого серебра, светочувствительного материала.
  2. Пластинку помещают в камеру-обскуру и экспонируют 15–30 минут на ярком свету (в 1840 году Йозеф Петцваль сконструировал многолинзовый портретный объектив, повышающий яркость изображения в 16 раз и позволяющий уменьшить выдержку до одной минуты). Под действием света молекулы йодистого серебра разрушаются, пары йода улетучиваются, а микроскопические зерна серебра образуют скрытое (невидимое) изображение.
  3. Экспонированную пластинку проявляют в парах ртути, нагретой до 50–80°С. Ртуть растворяет серебро, образуя амальгаму — вещество серого цвета.
  4. Проявленную пластинку закрепляют, промывая в горячем растворе поваренной соли или гипосульфита, который растворяет оставшееся йодистое серебро и обнажает полированную серебряную поверхность.
  5. Пленка амальгамы непрочна, а серебро легко окисляется на воздухе. Поэтому готовый дагеротип нередко покрывают хлоридом золота, который делает его более долговечным и заодно окрашивает в красно-коричневый тон. Изображение на дагеротипе получается зеркальным.

Несмотря на явный успех, массовое производство видовых снимков методом дагеротипии наладить не удалось: ее принципы создатели обещали раскрыть только после подписания контракта. А вкладывать деньги в сомнительное предприятие дельцы не спешили.

Разочаровавшись в предпринимателях, Дагер в 1839 году обратился к знаменитому физику и астроному, директору Парижской обсерватории и депутату, Доменику Франсуа Араго и подробно рассказал о своем изобретении. Араго быстро разобрался в его сущности, высоко оценил и понял, что оно весьма перспективно. Более того, он заявил, что такое дело нельзя передавать в частные руки, оно должно стать всеобщим достоянием, достоянием государства, народа и всего человечества.

Не менее высоко оценил дагеротипию и Луи Жозеф Гей-Люссак, известный физик и химик. Выступая в палате пэров Франции, он сказал: «Это открытие служит истоком нового искусства в условиях старой цивилизации. Оно создаст эпоху и навсегда останется символом славы».

Начались многочисленные публикации статей об изобретении Дагера. Оно было запатентовано в Англии, Австрии и Германии. Открывались бесчисленные фотостудии, любители осваивали методику дагеротипии. В историю мировой науки, искусства и культуры 1839 год вошел как год изобретения фотографии.

Литература:
1) Евгенов С. В. Дагер, Ньепс, Тальбот. Популярный очерк об изобретателях фотографии. — М.: Гос. изд-во кинематограф. лит., 1938.
2) Митчел Э. Фотография. — М.: Мир, 1988.
3) Чибисов К. В. Очерки по истории фотографии. — М.: Искусство, 1987.

Основатели фотографии. Луи Жак Манде Дагер

Луи Жак Манде Дагер — французский художник, химик и изобретатель, один из создателей фотографии. Сразу стоит отметить, что Дагер не изобрел фотографию, но сделал всё, чтобы превратить открытие Жозефа Нисефора Ньепса в реально применимую технологию получения фотографии, с использованием химических веществ, которые были неизвестны Ньепсу. Таким образом его по праву можно считать одним из основателей практической фотографии.

Луи Жак Манде Дагер (1787-1851).Диорама Дагера.Картина диорамы Дагера.

Луи Дагер родился 18 ноября 1787 г. в городке Кормей-ан-Паризи северо-западнее Парижа. Луи посещал лишь начальную школу, но приобрел умение писать почти без ошибок и хороший почерк. На этом школьное образование было ограничено. В тринадцать лет отец с радостью пристроил его в ученики к архитектору в Орлеане. Доволен был и сам Луи, который с детства любил рисовать и уже был знаком с законами перспективы. В 1804 году молодой Дагер покидает Орлеан и отправляется за славой и деньгами в Париж. В Париже Дагер на три года становится учеником главного декоратора Деготти в Гранд-Опера, где при оформлении спектаклей его художественный талант начал раскрываться в полную силу. Затем Луи почти 10 лет трудился как художник у Пьера Прево, известного мастера панорамной живописи.

С 1816 года Дагер становится главным художником театра Амбипо-Комик. Этот театр на бульваре Тампль пользовался особым успехом у мелких буржуа. Основная публика требовала красочных зрелищ. Тут Дагер чувствовал себя как рыба в воде. У него был природный дар декоратора, великолепное чутье на световые и перспективные эффекты, а механику сцены он знал досконально. Вскоре многие парижские газеты начали писать, что на сцене театра и смотреть нечего, кроме декораций господина Дагера. Луи становится самым известным театральным художником Парижа. Он и впрямь творил чудеса: на театральной сцене возникали сказочные дворцы, парки, леса, струились потоки воды. А ведь ни электрического, ни газового освещения еще не было, и источником света служили лишь масляные лампы.

Натюрморт. Дагеротип. 1837.Парижский бульвар. Дагеротип. 1839.Камера-обскура Альфонса Жиру.

Правда художественный вкус не мешал нашему герою иметь и коммерческую жилку, а он хотел не просто творить, но иметь доход от своих творений. Честолюбие подталкивало его к интересным идеям и методам их воплощения. Дагер умел рисовать и пользоваться камерой-обскурой для создания набросков с натуры для своих декораций. Но этого ему показалось мало, и тогда художник решил создать нечто грандиозное, например панораму — весьма популярное зрелище, изобретенное в конце XVIII века: живопись в сочетании с натурными макетами на переднем плане производила сильное впечатление. Но Дагер задумал и создал не просто панораму, каких в Париже было уже восемь, а что-то новое, необычное. Это было устройство с меняющимися изображениями. Детали своих картин Дагер выписывал с фотографической точностью на тонкой полупрозрачной ткани, а лампы по очереди освещали их, выхватывая то одну, то другую. Так 11 июля 1822 года появилась первая в Париже диорама — огромная по тогдашним меркам.

Художник показывал публике впечатляющие световые сюжеты: «Дремучий лес в разные часы дня», «Извержение Везувия», «Могила Наполеона на острове Св. Елены» и другие. Диорама состояла из картин, построенных в нескольких планах. Изображения были нарисованы по обе стороны полупрозрачного полотна и попеременно освещались спереди и сзади через огромные окна, которые перекрывались подвижными прозрачными цветными экранами-светофильтрами. Это была мастерская работа. Зрители могли, например, увидеть собор снаружи, а потом вдруг оказаться в полумраке уже внутри его, улица темнеет, загораются свечи, собор заполняют прихожане, звучит орган. .. Полный эффект присутствия. Огромные диорамы Дагера, сюжеты которых менялись каждые полгода, имели оглушительный успех у публики.

Для диорам Дагеру приходилось делать множество панорамных зарисовок с натуры с помощью камеры-обскуры. На тот момент камера-обскуры представляла из себя ящик с отверстием в одной из стенок и экраном из матового стекла или тонкой бумаги на противоположной стенке. Чтобы упростить создание картин для диорам, Дагеру пришла совершенно фантастическая мысль научиться надолго сохранять реальные изображения, создаваемые объективом на экране камеры-обскуры. Мечтая расширить возможности иллюзионизма, со свойственной ему одержимостью художник принимается за работу, пока не зная толком даже с чего начать. Возможно, именно желание создавать новые зрелища и подтолкнули Дагера к экспериментам в области фотографии.

Проведя огромное количество опытов, экспериментируя с химическими веществами, Дагер случайно узнает, что в городке Шалон-сюр-Сон в Бургундии живет некий Нисефор Ньепс, который много лет занимается той же проблемой и, якобы, даже достиг некоторых успехов. После их личной встречи и почти двухлетней переписки взаимное недоверие рассеялось. В 1829 году Дагер и Ньепс заключают договор о совместной работе над созданием метода фотографии. Изобретатели продолжают свои эксперименты каждый в своей лаборатории, но при этом обмениваются письменными отчётами. Вскоре стало понятно, что метод гелиогравюр усовершенствован быть не может. Следовало искать другой принцип светописи. И Дагер его нашёл. 21 мая 1831 года он сообщил Ньепсу, что свет сильно действует на йодистое серебро. Получалось слабое изображение, которое можно было слегка улучшить, промыв пластинку горячим раствором поваренной соли или гипосульфита. Сохранился рассказ, что обнаружил он это, забыв ложку на серебряной пластинке, залитой йодом, — под действием света на ней осталось изображение ложки.

Ньепс также получил изображение в камере-обскуре на слое йодистого серебра, но повторить опыт не смог. Не добившись существенного прорыва в своих экспериментах Ньепс совсем утратил энтузиазм. В 1833 году Ньепс скончался. Организацию похорон взяло на себя государство, поскольку к этому времени изобретатель фотографии был фактически разорен и был почти никому не известным стариком, так и не сумевшим завершить труд, который прославил его имя.

В 1837 году Дагер обращает внимание на проявляющее действие ртути. Дагер создает известное изображение натюрморта, которое впоследствии передаст в Лувр как первое свидетельство своего успеха. Сейчас первый дагеротип хранится в коллекции Французского фотографического общества. Так по прошествии 11 лет (с 1827 по 1838) после долгих обескураживающих экспериментов с различными материалами и химикатами Дагеру сказочно повезло. 28 апреля 1838 года он объявляет: «Я окрестил мой процесс так — дагеротип.» Из них почти два года ушли на поиски фиксирующего состава. В конце концов он оказался, что называется, под рукой — раствор поваренной соли. Как не пожалеть о потерянном времени, об огромных усилиях изобретателя. В Париже наверняка бы нашелся грамотный химик, способный подсказать это простое решение, да и действие гипосульфита было уже известно, но Дагер не решался обратиться к кому-нибудь за советом. Чтобы сохранить приоритет, а тем более обеспечить коммерческий успех изобретения, надо было сохранять тайну способа. Даже химикалии для своих опытов он покупал в разных местах и вместе с необходимыми приобретал массу совершенно ненужных — для маскировки. Снимки он тоже никому не давал, справедливо полагая, что «хороший химик, у которого в руках будет снимок, откроет в несколько месяцев способ его изготовления».

Как это нередко бывает, открытие произошло случайно. Однажды Дагер оставил в шкафу несколько экспонированных пластинок и через некоторое время обнаружил на одной изображение. Он сразу понял, что проявляющее действие оказали пары какого-то химического вещества, хранящегося в шкафу. Вынимая одну за другой банки и кладя каждый раз новые пластинки, он спустя несколько часов неизменно обнаруживал проявленное изображение. И только тщательно обыскав весь шкаф, нашёл забытую чашечку со ртутью. Её пары, прореагировав с экспонированным материалом пластинки, сделали изображение хорошо видным. Теперь время экспозиции пластины в камере-обскуре составляло от 15 до 30 минут, в отличии от 8 часов в методе Ньепса. В результате получалась единственная пластина с неисчезающим зеркальным позитивным изображением. Дагеротипы (дагерротипы) передавали мельчайшие детали снимаемых объектов. Это позволяло при получении на дагеротипе изображений, «нарисованных» светом, избавиться от услуг не только художника, но и гравера.

Примерно в это время Дагера поразило большое несчастье: произошел пожар диорамы, где находилась его квартира, причем все его имущество было уничтожено огнем. После этого события ни у Дагера, ни у Ньепса-сына не оказалось средств к окончательному обеспечению дела. Для того, чтобы продвинуть свое изобретение, Дагер развернул целую акцию, которая помогла бы разжечь интерес к «гелиографии». Он публикует в газете информацию об изображении, сделанном с помощью камеры-обскуры, которое может оставаться на поверхности навечно. Саму работу окружает таинственным ореолом, выставляя охрану вокруг лаборатории и устанавливая сверхсекретные замки на ее дверях. Он ходит по улицам Парижа со своим тяжелым и громоздким оборудованием, изготавливая фотографии архитектурных сооружений на глазах у любопытных зрителей. Он показывал их писателям, художникам и редакторам парижских газет, которые сделали его изобретение популярным. Знаменитый дагеротип с изображением бульвара в Париже (1838) стал символом зарождения фотографии. Правда, сущности своего процесса изобретатель никому не открывал.

Но продажа оказалась совсем не простым делом. Желающих купить кота в мешке не находилось, а опубликовать изобретение Дагер не мог: из-за своей простоты процесс стал бы доступным каждому, и тогда уже не осталось бы никакой надежды на мало-мальски выгодную коммерческую сделку. И тогда Дагеру еще раз пришлось проявить свой талант организатора. Ученые — вот кто оценит его научное изобретение. Но прежде чем заявить в ученых кругах об открытии предстояло уладить отношения с Исидором Ньепсом.

В первоначальном договоре было записано: «…изобретение, сделанное господином Ньепсом и усовершенствованное господином Дагером». В 1833 году Дагер добился изменения формулировки: «…изобретение господина Дагера и господина Ньепса». Теперь же он с полным основанием считал, что новый процесс целиком дело его рук и должен называться только его именем. А будущие доходы, надо отдать ему должное, он был готов делить поровну с вконец разоренной семьей своего покойного компаньона.

Исидор Ньепс пытался настоять на старой формулировке, чтобы увековечить имя отца, а значит, и свое собственное. Но амбиция явно не соответствовала амуниции. Исидор не смог даже толком овладеть процессом Ньепса, а в способе Дагера вообще ничего не смыслил. Личный его вклад в работу равнялся нулю. К тому же через полтора года срок старого договора кончался, и тогда Дагер мог вообще действовать только от своего имени, а уж о дележе доходов не было бы и речи. В конечном счете был заключен очередной договор. Новому способу присвоили одно имя — Дагера; было оговорено только, что оба процесса обнародуют вместе, одновременно. Договорились партнеры и о продаже изобретения. И назначили ему цену — 200 тысяч франков.

Самым энергичным покровителем Дагера становится Франсуа Араго (1786—1853) — директор Парижской обсерватории, секретарь Академии наук, член палаты депутатов. Он считал, что выдающееся изобретение не должно попасть в частные руки, его обязано приобрести правительство и подарить от имени Франции восхищенному человечеству. Араго убедил Дагера, что пенсия французского правительства будет для него своего рода честью, национальной наградой в знак признания его изобретения.

План кампании был составлен очень умело. Для начала Араго 7 января 1839 года сделал сообщение на заседании Академии наук. Десятиминутный доклад вызвал настоящую бурю. Его немедленно напечатали газеты, сначала во Франции, а потом и в других странах. Несколько месяцев, пока готовилось обсуждение в палате депутатов, прошли в обстановке все нарастающей сенсации. Предложение о приобретении процесса в собственность было представлено палате депутатов 15 июня 1839 года, а спустя месяц одобрено королем Луи Филиппом. Парламентское решение оказалось даже более эффектным, чем было задумано. Изобретение не продавалась, а передавалось государству, а компаньонам были назначены пожизненные пенсии: Дагеру — 6 тысяч франков в год, Исидору Ньепсу — 4 тысячи. Не слишком, правда, много, но Дагер отнесся к этому спокойно — теперь его великое изобретение становится реальностью и его ждет всемирная слава!

19 августа Араго сделал доклад на заседании Академии наук, в котором рассказал об удивительном методе Дагера получать фотографические изображения природы во всех деталях без участия руки художника — картины, нарисованные самим солнцем. Доклад Араго вызвал большой интерес, особенно демонстрация дагеротипов, сделанных Дагером. Араго рассказал об истории фотографии, сделав при этом несколько ошибок (так, он приписал изобретение камеры-обскуры Делла Порту и приуменьшил вклад Ньепса), но он по-научному и детально обрисовал дагеротипный процесс. С четким внутренним убеждением он предсказал значение этого процесса для будущего, рассказал о его значении для регистрации исторических событий. Он закончил свою страстную речь следующими словами: «Франция усыновила это открытие и с самого начала продемонстрировала свое благородство, щедро предоставив его всему миру». Араго, очевидно, не знал, что всего пятью днями раньше, 14 августа, Дагер уже получил патент в Англии.

Теперь Дагер, с финансовой точки зрения, был обеспечен. А всего несколько месяцев назад, 8 марта, когда дотла сгорела его диорама, ему казалось, что он разорился. Дагер сконцентрировал свои усилия на объяснении дагеротипного процесса, устраивая показательные сеансы для ученых и художников, при этом упрощая его научную сущность, демонстрировал образцы своего искусства. Дагер начал делать детали для дагеротипа вместе со своим родственником Альфонсом Жиру (Alphonse Giroux). Художник-реставратор Жиру быстро забросил свои дела и полностью посвятил себя сборке камеры. Самуэль Шевалье полировал линзы, на камеру ставился штамп с порядковым номером, ставилась подпись Дагера и клеилась бирка с надписью: «Аппарат не имеет гарантий, если на нем нет подписи г-на Дагера и печати г-на Жиру. Дагеротип, сделанный Альф. Жиру под руководством изобретателя в Париже по улице Кок Сент-Оноре, 7″. Аппарат имел размеры — 12х14,5х20 дюймов. Такая камера становилась официальной и продавалась за 420-430 франков.. Половина всех доходов шла Дагеру, и он щедро делился половиной своей части с Исидором Ньепсом.

На следующий день после того, как Араго сделал свой доклад, Жиру опубликовал наставление Дагера, состоявшее из 79 страниц. Все имевшиеся у него камеры и наставления были распроданы в течение нескольких дней. Во Франции наставление переиздавалось тридцать раз. Не прошло и года, а наставление было переведено на все языки, напечатано во всех столицах Европы и в Нью-Йорке. Ни одно техническое открытие того времени не вызвало к себе внимания подобного масштаба. Крупнейшие ученые из разных стран стремились лично познакомиться с Дагером. Академии и научные общества Австрии, Баварии, Шотландии, США присвоили ему дипломы почетного члена. Король Луи Филипп произвел изобретателя в офицеры Почетного легиона. Фотопортретирование появилось почти сразу, хотя людям приходилось нелегко: они падали в обмороки, получали тепловые удары, т.к. приходилось сидеть по 20 минут на ярком солнце неподвижно. Люди часто получались с закрытыми глазами.

С восходом солнца перед достопримечательными сооружениями в городах расставляли свои незамысловатые аппараты фотографы и терпеливо ждали, пока солнечные лучи произведут магическое действие на пластинку. Дагеротипия была дорогим занятием. Увлекались съемками богатые люди — кто из тщеславия, кто ради развлечения. Дагерротип стоил 2-4 доллара. Это было существенно дешевле, чем живописный портрет. Дагерротипы ретушировали, раскрашивали вручную, оформляли в красивые рамки, паспарту и ценные шкатулочки. Их любили и ценили.

Художники, ученые и простые любители вскоре улучшили и модифицировали процесс Дагера, сократив время экспозиции до нескольких минут, и создание портретов из возможности превратилось в действительность. Применение призмы позволило перевернуть изображение, и теперь портреты смотрелись нормально, а не зеркально. Решительным шагом вперед было создание к 1841 году аппарата меньшего размера, что привело к уменьшению веса оборудования до 10 фунтов против 110 фунтов. Были улучшены средства, предохранявшие поверхность дагеротипа от повреждений и царапин. В 1840 году Ипполит Физо стал тонировать изображение хлоридом золота. Это не только сделало изображение более контрастным; создавался превосходный глубокий серебряно-серый тон, который, окисляясь, превращался в богатый пурпурно-коричневый.

В 1849 году на Промышленной выставке в Париже уже известный нам Шарль Шевалье получил золотую медаль за дагеротипные снимки Пятигорска и окрестностей, выполненные с помощью его объектива знаменитым русским фотографом С. Л. Левицким.

Признание и слава Дагера росли по мере того, как его изобретение, называемый ныне фотографией, повсюду покоряло воображение людей. Сам он, однако, ничего не внес в фотографию после опубликования данных о своем процессе. В 1843 году он заявил, что усовершенствовал мгновенную фотографию и может снимать птицу в полете, но не привел никаких доказательств в правдивость этого заявления. До своей скоропостижной смерти в 1851 году Дагер жил уединенно в славе и почете в шести милях от Парижа, вернувшись к своей «первой любви», к живописи. Умер Дагер 10 июля 1851 года после непродолжительной болезни вен, оставив наследницей усыновленную им племянницу.

Изобретатель дагеротипа покоится в усыпальнице местечка Пти-Бри-сюр-Марн. Французское Общество изящных искусств поставило Дагеру памятник на его могиле. Достойный монумент был воздвигнут изобретателю на его родине, в Кормейле. Имя Луи Жака Манде Дагера, простого и вроде бы не слишком образованного художника-декоратора, внесено в список величайших учёных Франции, помещённый на первом этаже Эйфелевой башни.

История фотографии: снимки Дагера, появление дагеротипии

ДАГЕР (Daguerre) Луи Жак Манде (18 ноября 1787, Кормей, Франция — 10 июля 1851, Бри сюр Марн), французский художник и изобретатель, один из создателей фотографии. Разработал (используя опыты Н. Ньепса) первый практически пригодный способ фотографии — дагеротипию (1839).

Был таможенным чиновником, затем художником-декоратором в опере. В 1822 открыл в Париже диораму, которая представляла собой громадное сооружение с огромными полотнами. Их создание и совершенствование, вероятно, подтолкнуло Дагера к экспериментам в области фотографии. Он знал камеру-обскуру и делал наброски с натуры для создания иллюзии реальности в своей диораме.

Дагер не изобрел фотографию (это сделал до него Ньепс), но сделал ее действующей и популярной. В 1829 он заключил контракт с Ньепсом о развитии его метода гелиографии. После 1829 и до своей смерти в 1833 Ньепс и его сын Исидор, ставший партнером Дагера после смерти отца, не сумели развить свое изобретение, тогда как Дагер, проводивший свои опыты самостоятельно, продвинулся. Его идея заключалась в том, чтобы получать изображение на полированной поверхности серебряной пластины, пропитанной парами йодида: они делали ее чувствительной к свету. Эту пластину он помещал в камеру-обскуру и подвергал экспозиции, а проявлял парами ртути.

Результата он достиг в 1837, после 11 лет опытов. Полученное и проявленное в парах ртути изображение он фиксировал, промывая экспонированную пластину сильным раствором соли и горячей водой. После 1839 соль в процессе фиксации была заменена гипосульфитом натрия — фиксирующим элементом, открытым Джоном Гершелем. В результате смывались частицы йодида серебра, не подвергшиеся воздействию света. Время экспозиции пластины в камере-обскуре составляло от 15 до 30 минут (в то время как при гелиографии Ньепса требовалась экспозиция до 8 часов).

В результате получалась единственная фотография — позитив, названная автором дагеротипом. Несколько таких пластинок сделать было невозможно. Изображение на пластине получалось зеркальным, рассматривать его можно было только при определенном освещении. Но Дагер сумел при получении изображений на дагеротипе, «нарисованных» светом, избавиться от услуг не только художника, но и гравера. Это и сделало его процесс доступным и практичным. С тяжелой фотографической камерой и громоздким оборудованием он бродил по Парижу, делал свои дагеротипы на бульварах, вызывая интерес у публики, но сущности своего процесса не объяснял.

Для получения прибыли от своего изобретения Дагер сначала попытался создать корпорацию путем общественной подписки, затем, потерпев неудачу, сделал попытку продать свое изобретение за четверть миллиона франков. Но никто из дельцов его не купил. Тогда Дагер решил заинтересовать ученых и сообщил о своем изобретении известному и влиятельному астроному и физику Д. Ф. Араго. 7 января 1839 Араго доложил французской Академии наук о работах Дагера и предложил французскому правительству купить патент. Сообщение о дагеротипии вызвало сенсацию. Научные журналы напечатали доклад Араго. Дагер стал широко известен именно благодаря этому изобретению, диорама тоже пользовалась популярностью (о ней неоднократно упоминают как о сенсации герои романов Бальзака и др.), но сгорела дотла всего за несколько месяцев до этого.

Дагер показывал дагеротипы с видами Парижа писателям, художникам и редакторам газет, которые сделали его изобретение популярным, и он запросил за него 200 тыс. франков. При этом сообщил Исидору Ньепсу, что если продажа состоится, то он разделит эту сумму с ним. Однако продать изобретение не удалось. Тогда Араго убедил Дагера, что пенсия французского правительства будет для него честью и национальной наградой. Пенсия была назначена в размере 6 тыс. франков в год пожизненно Дагеру и 4 тыс. франков Исидору Ньепсу, а Дагер стал кавалером ордена Почетного легиона. В том же 1839 он получил патент в Англии.

Дагер сосредоточил свои усилия на пропаганде дагеротипного процесса: устраивал показательные сеансы для художников и ученых. Вместе со своим родственником А. Жиру он начал делать камеры дагеротипа для продажи. Половина доходов шла Жиру, а половиной своей части он делился с Исидором Ньепсом.

В том же 1839 Жиру опубликовал наставление Дагера о пользовании камерой, и через несколько дней все сделанные камеры и наставления были распроданы. Это наставление переиздавалось во Франции 30 раз. В течение года оно было переведено на многие языки и напечатано в столицах Европы и США.

Вскоре ученые, художники и любители улучшили процесс Дагера. Они сократили время экспозиции до нескольких минут. Применение призмы дало возможность сделать изображение на дагеротипе не зеркальным, а нормальным. Дагеротипы передавали мельчайшие детали снимаемых объектов. К 1841 была создана камера меньшего размера, а ее вес уменьшился в 10 раз. Были созданы средства, предохранявшие поверхность дагеротипов от повреждений и царапин.

Слава и признание Дагера росли по мере того, как распространялся по миру его способ получения изображений. Но после опубликования данных о своем процессе он уже не внес ничего нового в фотографию. До своей смерти в 1851 он жил в уединении недалеко от Парижа.

 

Луи Дагер разработал метод получения снимка — дагеротипию, прообраз современной фотографии.

Луи-Жак-Манде Дагер (1787—1851) не изобрел фотографию, но он сделал ее действующей, сделал ее популярной.

В течение 1839 года, когда он сделал свое сообщение, его имя и его процесс стали известны во всех частях света. К нему пришли слава, богатство и уверенность. Имя Жозефа Нисефора Ньепса было практически забыто.

Однако Дагер был тем человеком, который сделал все, чтобы изобретение Ньепса воплотить в жизнь, но с использованием таких химических элементов, которые были неизвестны Ньепсу. Идея Дагера заключалась в том, чтобы получать изображение с помощью паров ртути. Сначала он проводил опыты с бихлоридом ртути, но изображения получались очень слабые. Затем он усовершенствовал процесс, используя сахар или закись хлора, и, наконец, в 1837 году, после одиннадцати лет опытов, он стал подогревать ртуть, пары которой проявляли изображение. Он превосходно фиксировал изображение, пользуясь сильным раствором обычной соли и горячей водой для смывки частиц серебряного йодида, не подвергшихся воздействию света.

Принцип Дагера проявлять с помощью ртутных паров был оригинален и надежен, и основан, без сомнения, на знаниях, полученных Дагером от Ньепса. К сожалению, Ньепс ничего не сделал, чтобы развить дальше свое изобретение после 1829 года, равно как и его сын Исидор, который стал партнером Дагера после смерти отца. Сын, очень нуждаясь в средствах, спустя несколько лет заключил новый контракт, в котором указывалось, что Дагер был изобретателем дагеротипа.

Этапы процесса Дагера были следующими:

Тонкий лист серебра припаивался к толстому листу меди.

Серебряная поверхность полировалась до блеска.

Серебряная пластина пропитывалась парами йодида и становилась чувствительной к свету.

Подготовленная пластина помещалась в темноте в камеру.

Камера устанавливалась на треногу, выносилась на улицу и направлялась на любой предмет, освещенный солнцем.

Объектив открывался на время от 15 до 30 минут.

Скрытое изображение проявлялось и закреплялось в следующем порядке:

Пластина помещалась в небольшую кабину под углом 45 градусов над контейнером с ртутью, которую спиртовая лампа нагревала до 150 градусов (по Фаренгейту).

За пластиной велось внимательное наблюдение до тех пор, пока изображение не становилось видимым благодаря проникновению частиц ртути на экспонированную часть серебра.

Пластина помещалась в холодную воду, чтобы поверхность стала твердой.

Пластина помещалась в раствор обыкновенной соли (после 1839 года заменена гипосульфитом натрия — фиксирующим элементом, открытым Джоном Гершелем и немедленно взятым для использования Дагером).

Затем пластина тщательно промывалась, чтобы прекратилось действие фиксажа.

В результате получалась единственная фотография, позитив. Видеть ее можно было только при определенном освещении — под прямыми лучами солнца она становилась просто блестящей пластинкой металла. Изображение получалось зеркальным. Невозможно было сделать несколько таких пластинок или напечатать неограниченное количество экземпляров, как можно напечатать позитивы с одного негатива. Фотографический принцип негатив — позитив был изобретен Фоксом Тальботом. Оба изобретения стали известны в одном и том же году.

Чтобы получить максимум прибыли от своего изобретения, Дагер сначала попытался организовать корпорацию путем общественной подписки. Когда из этого ничего не получилось, он попытался продать свое изобретение за четверть миллиона франков, но для осторожных дельцов это показалось слишком большим риском.

Дагер вызывал своей деятельностью значительный интерес: с тяжелой камерой и громоздким оборудованием он делал фотографии на бульварах Парижа, и многие его знали. Но он не объяснял своего процесса, и бизнесмены оставались равнодушны к возможностям фотографии.

Тогда Дагер решил заинтересовать своим изобретением ученых, в частности, влиятельного астронома Доменика-Франсуа Араго (1786—1853). Араго, до которого дошли слухи о том, будто Россия и Англия сделали предложение закупить дагеротип, доложил 7 января 1839 года Академии наук о достижениях Дагера и предложил, чтобы французское правительство купило патент.

Сообщение о дагеротипе произвело сенсацию. Научные журналы опубликовали доклад Араго. Дагер стал больше известен своим изобретением, нежели в связи с диорамой, которая пользовалась заслуженной популярностью. Он показывал виды Парижа, сделанные дагеротипом, редакторам газет, писателям, художникам, которые превозносили его изобретение. Дагер запросил за свое изобретение 200 тысяч франков и сообщил Исидору Ньепсу, что в случае продажи он разделит эту сумму с ним, исключая сумму, которую Исидор занял у него после смерти отца.

Араго убедил Дагера, что пенсия французского правительства будет для него своего рода честью, национальной наградой в знак признания его изобретения. Он писал Дагеру: «Вы не пострадаете от того, что мы отдадим другим нациям славу за представление научному и художественному миру одного из самых замечательных открытий, которые делают честь нашей стране».

Пенсия была определена в размере 6000 франков в год пожизненно Дагеру и 4000 франков Исидору Ньепсу. Предложение было представлено палате депутатов 15 июня 1839 года, а спустя месяц одобрено королем Луи Филиппом. 19 августа Араго сделал доклад на заседании Академии наук, в котором рассказал об удивительном методе Дагера получать фотографические изображения природы во всех деталях без участия руки художника — картины, нарисованные самим солнцем. Доклад Араго вызвал большой интерес, особенно демонстрация дагеротипов, сделанных Дагером. Араго рассказал об истории фотографии, сделав при этом несколько ошибок (так, он приписал изобретение камеры-обскуры Делла Порту и приуменьшил вклад Ньепса), но он по-научному и детально обрисовал дагеротипный процесс. С четким внутренним убеждением он предсказал значение этого процесса для будущего, рассказал о его значении для регистрации исторических событий. Он закончил свою страстную речь следующими словами: «Франция усыновила это открытие и с самого начала продемонстрировала свое благородство, щедро предоставив его всему миру». Араго, очевидно, не знал, что всего пятью днями раньше, 14 августа, Дагер уже получил патент в Англии.

Теперь Дагер, с финансовой точки зрения, был обеспечен. А всего несколько месяцев назад, 8 марта, когда дотла сгорела его диорама, ему казалось, что он разорился.

Диорама эта была громадным сооружением с огромными полотнами (длиной 76 и высотой 46 футов), которая, очевидно, и подтолкнула Дагера к экспериментам в области фотографии. Он хорошо знал камеру-обскуру и делал много набросков с натуры в своих попытках создать иллюзию реальности. Для диорамы он рисовал огромные полотна настолько реалистично, что посетители полагали, что это были специально построенные в трех измерениях сооружения в помещении диорамы. Он ввел новшество — расписывать полотна с обеих сторон. Особенности конструкции диорамы заставляли его все время ее совершенствовать, создавать огромные картины с помощью просвечивающихся и непрозрачных красок, выдумывая жалюзи и экраны, чтобы регулировать естественный свет, проникавший через окна. В некоторых эпизодах он достигал замечательных успехов, манипулируя лампами с маслом, свет от которых изображал отдельные точки на местности, а в последние пять лет существования диорамы он прибегал к использованию газового света для более совершенных зрелищных эффектов.

Первое официальное признание вклада Дагера как художника и создателя диорамы пришло к нему, когда Араго попросил его включить подробное описание техники диорамы в соглашение с правительством, в котором говорилось об этапах создания дагеротипа.

Дагер сконцентрировал свои усилия на объяснении дагеротипного процесса, устраивая показательные сеансы для ученых и художников, при этом упрощая его научную сущность, которую полнее излагал Араго, и, естественно, демонстрировал образцы своего искусства. Дагер начал делать детали для дагеротипа вместе со своим родственником Альфонсом Жиру. Книготорговец Жиру быстро забросил свои дела и полностью посвятил себя сборке камеры. Самуэль Шевалье полировал линзы, на камеру ставился штамп с порядковым номером, ставилась подпись Дагера, и камера становилась официальной. Половина всех доходов шла Дагеру, и он щедро делился половиной своей части с Исидором Ньепсом.

На следующий день после того, как Араго сделал свой доклад, Жиру опубликовал наставление Дагера, состоявшее из 79 страниц. Все имевшиеся у него камеры и наставления были распроданы в течение нескольких дней. Во Франции наставление переиздавалось тридцать раз. Не прошло и года, а наставление было переведено на все языки, напечатано во всех столицах Европы и в Нью-Йорке.

Художники, ученые и простые любители вскоре улучшили и модифицировали процесс Дагера, сократив время экспозиции до нескольких минут, и создание портретов из возможности превратилось в действительность.

Применение призмы позволило перевернуть изображение, и теперь портреты смотрелись нормально, а не зеркально. Решительным шагом вперед было создание к 1841 году аппарата меньшего размера, что привело к уменьшению веса оборудования до 10 фунтов против 110 фунтов. Были улучшены средства, предохранявшие поверхность дагеротипа от повреждений и царапин. В 1840 году Ипполит Физо стал тонировать изображение хлоридом золота. Это не только сделало изображение более контрастным; создавался превосходный глубокий серебряно-серый тон, который, окисляясь, превращался в богатый пурпурно-коричневый.

Признание и слава Дагера росли по мере того, как его изобретение повсюду покоряло воображение людей. Сам он, однако, ничего не внес в фотографию после опубликования данных о своем процессе. До самой своей смерти в 1851 году он жил в уединении в шести милях от Парижа. В 1843 году он заявил, что усовершенствовал мгновенную фотографию и может снимать птицу в полете, но не привел никаких доказательств в правдивость этого заявления.

Изобретатель дагеротипа покоится в усыпальнице местечка Бри, похороненный согражданами 10 июля 1851 года.

Ссылка на источник: http://photo.far-for.net/content.php?r=2&p=5

Фотография дагерротипа | Институт Франклина

В 1826 году француз Жозеф-Нисефор Ньепс сделал снимок (гелиограф, как он это называл) амбара. Изображение, полученное в результате восьмичасовой выдержки, стало первой в мире фотографией. Немногим более десяти лет спустя его соратник Луи Жак Манде Дагер изобрел способ постоянного воспроизведения изображения, и его изображение — дагерротип — требовалось всего двадцать минут экспозиции. Так родился практический процесс фотографии.

Начало девятнадцатого века было захватывающим временем для жизни. По мере того, как люди все больше и больше узнавали об окружающем мире во все более подробной форме, возникла потребность в более точном захвате окружающего мира. Эта потребность со временем превысила возможности одной руки художника. Люди искали способы прямого захвата изображений, чтобы Природа каким-то образом могла изобразить себя.

Луи Жак Манде Дагер родился недалеко от Парижа, Франция, в 1787 году. Художник-иллюзионист Пьер Прево попросил его присоединиться к своей команде художников-панорам, когда ему было всего двадцать лет. Вскоре после этого Дагер стал помощником художника-постановщика в театре. Он был одаренным иллюзионистом с точки зрения его способности создавать декорации, которые ослепляли его публику. Художник, который хотел, чтобы его работы были максимально реальными, Дагер создавал удивительно реалистичные сцены прямо в театре. Эти проекты, которые могли имитировать переход дня в ночь, изменения погоды и даже давать зрителям ощущение движения, Дагер позже назвал «диорамами» или «драмами света». К 1825 году Дагер был успешным создателем, владельцем и промоутером успешного иллюзионистского театра в Париже, который специализировался на этих диорамах.

Иллюзии Дагера во многом зависели от точного представления деталей и перспективы в крупном масштабе. Поэтому, как и многие другие в его время, он использовал камеру-обскуру* как инструмент, помогающий ему отслеживать в двух измерениях то, что его глаза видели в трех измерениях. Дагер объяснил, что магия его диорам возникла в результате использования им света в сценах. Он утверждал, что открыл систему живописи, которая могла преобразовывать внешний вид объекта, переключаясь между отраженным и преломленным светом, а также изменяя цвет падающего на него света.

  • Дагерротип Фотографии.

  • Дагерротип Фотооборудование.

  • Дагерротип Фотооборудование.

  • Линза.

  • Буфер дагерротипа, около 1840 г.

  • Проявочная коробка предназначалась для обработки пластин после воздействия ртути.

  • Лицевая сторона листа посеребренной меди.

  • Оборотная сторона листа посеребренной меди.

  • Пемза и ювелирная румяна, используемые при проявке, ок. 1845.

  • Пемза и ювелирная румяна, используемые при проявке, ок. 1845.

Дагер много лет экспериментировал с увеличением резкости линз в камере-обскуре и работал над открытием реакции различных светочувствительных материалов на различные поверхности. Он переписывался с Жозефом-Нисефором Ньепсом, который занимался аналогичными делами. Они работали над постоянным захватом изображений, которые видели в камере-обскуре, и критиковали работу друг друга при каждой попытке. Было важно, чтобы они подготовили среду, чувствительную к свету, используя линзу и свет для формирования изображения на ней, но затем сделав ту же среду нечувствительной к дальнейшему воздействию, чтобы полученное изображение можно было рассматривать в свете, не повреждая его. Ньепс скончался в 1833 году, но Дагер продолжал переписываться со своим сыном Изидором.

К 1835 году по Парижу начали распространяться слухи о том, что любимый городской мастер иллюзий и света открыл новый способ зачаровывать глаза. В январе 1839 года в лондонском периодическом издании «Атенеум» было официально объявлено об изобретении фотографической системы, фиксирующей изображение, попавшее в камеру-обскуру.

Луи Дагер назвал свое изобретение «дагерротип». Его метод, который он раскрыл публике в конце лета 1839 года, заключался в обработке посеребренных медных листов йодом, чтобы сделать их чувствительными к свету, затем экспонировании их в камере и «проявлении» изображений теплыми парами ртути. Пары паров ртути в сочетании с серебром создают изображение. Планшет промывали физиологическим раствором для предотвращения дальнейшего воздействия.

Это дагерротип водопроводной станции Фэрмаунт в Филадельфии, сделанный Томасом П. и Дэвидом К. Коллинзом. Изображения довольно тусклые, так как со временем выцвели. Дагерротипы со временем тускнеют, если их не хранить и не защищать.

дагерротипа давали ясность и ощущение реализма, которых раньше не удавалось передать ни одной другой картине. К середине 1850-х годов были созданы миллионы дагерротипов, документирующих почти все аспекты жизни и смерти. Фотография была на пути к тому, чтобы стать обычным явлением; портретные студии — и, в конце концов, повседневная фотосъемка — мгновенно завоевали популярность.

*(от латинского «темная комната») Светонепроницаемый ящик, в котором изображения посторонних предметов проецируются через линзу на переднюю поверхность. Он использовался в качестве инструмента для рисования и помогал художникам более точно отображать трехмерные сцены.

Камера, изображенная выше, представляет собой дагерротипную камеру епископа и проявочный аппарат 1839 года, подаренную Институту Франклина доктором Полом Беком Годдардом. Годдард был доцентом Пенсильванского университета, где Хоаким Бишоп работал приборостроителем на химическом факультете. Это одна из трех первых американских камер, изготовленных Бишопом в Филадельфии осенью 1839 года., через несколько месяцев после того, как Луи Дагер объявил о своем изобретении перед Академией наук в Париже.

Артикул: Серебряный холст: Шедевры дагерротипа из музея Дж. Пола Гетти. Музей Дж. Пола Гетти, 1998 г.

Примечание. Предметы, изображенные выше, являются частью охраняемой коллекции предметов Института Франклина. Изображения © Институт Франклина. Все права защищены.

картин Луи Дагера, биография, идеи

Резюме Луи Дагера

Влияние вмешательства Дагера на формирование промышленно развитого мира трудно переоценить. Сделав успешную карьеру театрального художника-декоратора, француз обратился к науке и оптике в поисках способа улучшить производство своих прибыльных развлечений. Его переход в зарождающуюся область фотографии в конечном итоге привел его к разработке дагерротипной камеры; первая форма механического воспроизводства для создания точно детализированной и постоянной фотографической записи. Дагерротип, быстро распространившийся по всему миру, оказался катализатором, изменившим то, как мы пришли к восприятию и представлению нашего мира, включая радикальное изменение восприятия искусства и его функции; или чем он должен или мог бы стать.

Достижения

  • Мнения относительно того, когда можно датировать начало модернизма, расходятся, но не может быть никаких сомнений в том, что «технологическое чудо» Дагера потрясло науки и изобразительное искусство. Действительно, дагерротип «машина», запечатлевший мир с гораздо большей точностью, чем человеческий глаз и рука, ознаменовал собой решающий поворотный момент в истории искусства.
  • С одной стороны, дагерротип нанес серьезный удар по миру искусства, превратив реалистическую живопись во все, кроме паспорт . Но дагерротип также освободил художников в том смысле, что они больше не несли никакой ответственности за буквальное изображение своего мира. Хорошо это или плохо, но Дагер фактически провозгласил новую эру в истории искусства; эпоха, отмеченная беспрецедентными экспериментами и инновациями.
  • По мере совершенствования технологии фотосъемки оборудование становилось более мобильным, а художественная фотография — более спонтанной и игривой. Однако тщательная постановка, оставшаяся в наследство от дагерротипа, сохранилась в «высшем» или «духовном» развитии фотографического искусства. Фиксированное изображение большого формата стало определять прямую фотографию, которая создавала высококонтрастные, иногда полуабстрактные изображения, которые зависели от размера и контекста (обычно стены галереи), чтобы полностью реализовать свой эстетический потенциал.
  • До сих пор привилегия буржуазного класса, дагерротип, позволила демократизировать дорогостоящую и трудоемкую рисованную портретную живопись. Впервые рабочий класс мог позволить себе создавать истории и воспоминания о своей жизни (а иногда и о смерти) с помощью фотографических изображений, которые украшали их стены и камины.
  • Дагер быстро указал на огромный потенциал фотографии. С целью науки он создал изображения мертвых насекомых; в то время как в отношении искусства он создавал изображения, которые выразительно отражали свет и тени. Он также экспериментировал с микроскопическими и телескопическими версиями дагерротипа, позволяющими ему фотографировать объекты в масштабе от пауков до луны.

Жизнь Луи Дагера

Дагер считал, что «наиболее полезными и необычными […] инструментами науки» были те, которые, как и его дагерротип, одинаково ценились за «влияние, которое они оказывают на искусство». .

Прочитать полную биографию

Прочитать художественное наследие

Важное искусство Луи Дагера

Развитие искусства

1824

Руины часовни Холируд

Имя Дагера уже неразрывно связано с изобретением фотографии Дагером сделал себе имя своими экстравагантными диорамными развлечениями, которые оказались чрезвычайно популярными среди парижан (и лондонцев) в 1820-х годах. В его специально построенном вращающемся театре были представлены детально проработанные архитектурные руины и панорамные картины, нарисованные (Дагером и его коллегой Шарлем Мари Бултоном) на прозрачных льняных листах размером 70 на 45 футов, которые затем «воплотились в жизнь» с помощью световых и звуковых эффектов ( а иногда даже артисты и реквизит). Руины часовни Холируд оказались одной из его самых популярных диорам.

Для того, чтобы усовершенствовать свои диорамы, Дагер делал эскизы маслом, с помощью которых он тестировал различные цветовые эффекты. Иногда он показывал их как станковые картины, как здесь. Руины часовни Холируд на самом деле выставлялись в Парижском салоне в 1824 году вместе с историком и основателем Третьей республики Адольфом Тьером, заявлявшим, что «ценители прекрасного, приближаясь к столу г-на Дагера, имел […] преимущество наслаждаться его исполнением, таким твердым, таким широким и таким ловким в деталях», и директор Лувра Луи Николя Филипп Огюст де Форбен, приветствуя Дагера как «одного из самых замечательных [художников ] времени».

Неизвестно, посещал ли Дагер историческое аббатство Холируд в Эдинбурге, хотя несколько художников и писателей начала 19 -го -го века были привлечены к богатой истории Шотландии во многом благодаря популярности романов сэра Вальтера Скотта. Фактически, Дагер написал два других шотландских вида — Esquisse de l’Intérieur de l’Abbaye de Roslyn (1824 г.) и Personnages Visitant une Ruine Médiévale (1826 г.). Изучая внутренние руины, становится очевидным, что Дагер смог усовершенствовать различные способы освещения в своих уникальных диорамных картинах. Действительно, картина маслом передает весь иллюзионизм готической драмы в декоративных деталях архитектурных руин.

Холст, масло — Художественная галерея Уокера, Ливерпуль, Великобритания

1837

L’Atelier de l’artiste (Мастерская художника)

Мастерская художника считается первым удачным дагерротипом. Естественный свет исходит из окна, отбрасывая свою драматическую тень на гипсовые слепки и другие эффекты художника. В фотографии Дагера есть заметный романтизм в том смысле, что она интонирует прямую связь между фотографией и традиционным натюрмортом. Действительно, хотя общепризнано, что Дагер заложил основы революции в фотографической репродукции, изображение на самом деле указывает на нечто более скромное в амбициях Дагера.

Дагер, который к тому времени был хорошо известен своими диорамными выставками, не обошлось без отвлекающих факторов, многие из которых питали беспокойство по поводу, казалось бы, непрекращающегося марша индустриализации. Обеспокоенность по поводу использования оптических инструментов и их угроза традициям истории и жанровой живописи заключалась в этих более широких тревогах. Но это опасение отвлекало от того факта, что Дагер был в первую очередь заинтересован в создании уникальных (а не множественных) изображений, хотя и в том, чтобы они были переданы научно, на посеребренной медной пластине, а не на холсте или холсте. Его фотографические эксперименты были на самом деле продолжением его картин-диорам в том смысле, в каком Дагер настаивал на способах лучшей фиксации тонкостей и вариаций света. Только в окончательном процессе печати эти нюансы освещения стали размытыми, и натюрморты Дагера, скорее, послужили образцом для роли фотографии, которая позволила бы распространять (и последующий анализ) музейных предметов и артефактов.

Медная пластина – Société Française de Photographie, Париж

1838

Boulevard du Temple, Париж

Из-за длительности экспонирования (обычно от 10 до 15 минут) и громоздкого и почти неподвижного оборудования дагерротипы обычно ограничивались мастерская: натюрморты, портреты или, в этом культовом примере, уличная сцена, снятая из окна собственной мастерской Дагера. Вначале мир должен был остановиться, чтобы его можно было сфотографировать, и Дагер создал множество натюрмортов и изображений крыш. Видно, что на оживленном бульваре нет следов движения, в то время как единственный след человеческой жизни виден в левом нижнем углу кадра, где чистильщик обуви и его клиент оставались неподвижными достаточно долго, чтобы оставить единственный постоянный человеческий след. на медной пластине.

Дагер сделал различные виды бульвара Тампль, и они были представлены нескольким судам Европы в качестве доказательства его открытия. Научное сообщество было поражено детализацией изображений. Увидев первые результаты дагерротипа в 1839 году, La Gazette du France заявил, что фотография была настолько значительным изобретением, что она «опрокидывает все научные теории света и оптики и совершит революцию в искусстве рисования»; Дагер, продолжал он, впервые в истории создал «неподвижный и вечный отпечаток, который можно было убрать из присутствия объекта». Художник Поль Деларош, казалось, был полностью согласен с 9Оценка 0104 Gazette, когда он сетовал: «С этого дня живопись мертва».

Медная табличка

1846

Ранняя фотография Капитолия Соединенных Штатов, Вашингтон, округ Колумбия, восточный фасад, 1846 г. был страстным сторонником важности железных дорог для экономического роста молодой нации, и когда дагерротип попал в Америку в 1840 году, он увидел совершенно новую возможность для бизнеса, чтобы помочь финансировать свое видение расширения железных дорог. Барбара Натансон, руководитель отдела печати Библиотеки Конгресса, отметила, что «Пламбе не только слышал и видел работающего дагерротиписта, но [он] предвидел потенциал фотографии, создав сеть из 27 рабочих студий, которые делать портреты, а также продавать фотографии и предлагать обучение.

Он также представил несколько патентов, связанных с процессом Дагера, и считается первым фотографом, получившим лицензию на свои студии».

29 января 1846 года United States Journal сообщил, что «Национальная Дагеррианская галерея г-на Пламба в Концертном зале — это учреждение, чьи превосходные достоинства вполне заслуживают внимания всех, кто испытывает интерес к прекрасному искусству фотографии [ …] Мы рады узнать, что этот художник сейчас занят просмотром всех общественных зданий, выполненных в элегантном стиле, который намного превосходит все, что мы когда-либо видели […] Он намерен распоряжаться копиями этих прекрасных картин, как наборами, так и по отдельности, предоставляя таким образом всем возможность обеспечить совершенное изображение правительственных зданий».

Натансон отмечает, что в Библиотеке Конгресса хранится несколько портретов из коллекции дагерротипов Плюмба, но его архитектурные фотографии имеют огромное историческое значение. Его фотографии здания Капитолия, скорее всего, были первыми и были сделаны до 1850-х годов, когда здание было расширено за счет добавления двух новых крыльев и культового купола. Натансон говорит об этом изображении, что оно «классически составлено с целью подчеркнуть величие здания с возвышенной перспективы, играя на симметрии [и показывая] удивительное количество информации [изображения]». (К сожалению, в конце 1840-х у Плюмба возникли финансовые проблемы, и он был вынужден продать свою студию. Он так и не осуществил свои мечты о расширении железных дорог и покончил жизнь самоубийством в 1857 году.)

Медная табличка – Отдел печати, Библиотека Конгресса, США

c. 1847

Место захоронения подполковника Генри Клея-младшего

Художник: Неизвестен

Военная фотография имеет богатую и морально сложную историю. Связанные главным образом с документальными и новостными репортажами, изображения войны начала девятнадцатого века, такие как те, что были созданы Мэтью Брейди во время Гражданской войны в США и Роджером Фентоном во время Крымской войны, выиграли от быстрого технического прогресса в области негативов на стекле. воспроизведение их изображений.

Самыми первыми известными фотографиями войны были, однако, дагерротипы (которые давали единственное зеркальное позитивное изображение, которое нельзя было воспроизвести в массовом порядке), сделанные во время мексиканско-американской войны 1847 года. Неназванный американский фотограф сделал серию около пятидесяти дагерротипов, запечатлевших сцены войны в Сальтильо (Мексика). В серию вошли портреты военнослужащих, пейзажи и, как здесь, место захоронения лейтенанта. Но, как заметила историк Меган О’Хирн, «Хотя изображения дают представление о повседневной жизни на периферии войны, они особенно примечательны тем, чего не изображают: на них мы не видим ни активных сражений, ни раненых и мертвых». тела, ни идеализация и слава, иногда связанные с войной».

Выбор объекта фотографом определялся двумя внешними факторами: его личной безопасностью и очевидными ограничениями его громоздкого оборудования. Действительно, громоздкий и хрупкий процесс дагерротипии настаивал на том, что «мир стоял на месте», пока он снимал свои изображения, и поэтому дагерротипы не могли претендовать на то, чтобы быть естественным наследником военного рисунка и живописи, которые обычно демонстрировали акты героизма на поле боя. Но, как указывает О’Хирн, «отсутствие действия или героизма, обнаруженное на этих анонимных фотографиях, представляет собой отход от тропов военных образов, которые переопределяют войну в глазах публики». Действительно, несмотря на отсутствие подвижности, первые дагерротипы фактически открыли новую эру в визуальном представлении, в котором реалии войны стали более яркими для тех, кто остался дома.

Медная пластина — Музей американского искусства Амона Картера

c. 1850

Портрет неизвестного мужчины

Художник: Неизвестен

В Америке и Европе существовало разное представление о том, что такое дагерротип. Французы предложили миру изобретение Дагера в качестве научного средства — французский поэт девятнадцатого века Шарль Бодлер даже заявил, что фотография — это «убежище каждого будущего художника, каждого художника, слишком слабого или слишком ленивого, чтобы закончить свое обучение». — это дало плоские результаты, которые явно уступали лучшим нарисованным портретам. В Америке дагерротип рассматривался скорее как способ сделать портретную живопись более доступной, когда натурщики могли выставлять напоказ (или преувеличивать) свой социальный статус. Однако, когда в 1848 году в Сан-Франциско было обнаружено золото, дагерротип показал, что фотопортреты, учитывая другой набор социальных обстоятельств, могут быть более провокационными. Действительно, по словам директора Канадского института фотографии Люс Лабарт, портреты времен золотой лихорадки «разрушили общепринятое представление об истории фотографии» и что «технология дагерротипа была невероятной [с] резкостью, [которой] едва ли можно сравниться сегодня». .

Во время золотой лихорадки в Калифорнии старатели («сорок девять», как их стали называть) стекались в район Сан-Франциско в поисках своего состояния. Некоторые местные сообщества погрузились почти в состояние беззакония, когда мошенники и рэкетиры, действовавшие в бумтаунах, исчезли так же быстро, как и появились. «Сорок девять» были тогда закаленной группой, которая, по словам Лабарта, олицетворяла «американскую мечту: начинать с нуля, питаясь просто аппетитом к богатству, быстро достигнутому благодаря смелым действиям и чистой удаче».

Ссылаясь на детали самих портретов, Лебарт заметил у сорокадевяток «твердость в глазах», а в их дагерротипных портретах «богатство имело [новую] иконографию, [поскольку] аристократ уступил место бандиту, вооруженному его агрессивный набор [из] пистолетов, ножей и лопат». Говоря, в частности, об этом образе, Лебар заметил взгляд, который был «подрывно вызывающим [и] обезоруживающе современным» в том смысле, что его «веселые платки, [его] ухоженная борода» и его «широкополая шляпа» придавали ему вид, который приближается к «современному хипстеру».

Медная пластина – Канадский институт фотографии, Ванкувер, Британская Колумбия

c. 1855

Автопортрет с камерой дагерротипа

Художник: Исаак Августус Уэтерби

Уэтерби начал свою карьеру в качестве коммерческого портретиста примерно в 1835 году, и он вместе с такими людьми, как Эрастус Солсбери Филд, был одним из первых в Соединенных Штатах, кто заметил деловой потенциал дагерротипа. Уэзерби работал в Бостоне и его окрестностях, прежде чем переехать через Луисвилл, Кентукки, в Айова-Сити в 1844 году. Находясь в Бостоне, он применил то, что в то время было гениальной техникой создания портретов, позволяющей сэкономить время: он попросил своих натурщиков позировать для его дагерротипа, с которого затем он сочинял их портрет на досуге (известно, что Филд даже собирал воедино дагерротипы, чтобы копировать их как групповые портреты). Считается, что этот автопортрет, на котором Уэзерби изображен с его собственным дагерротипом, был планом художника именно для такой цели.

И Уэтерби, и Филд были заявлены как участники движения американского народного искусства, которое писатель и куратор Хольгер Кэхилл описал как серьезную, неакадемическую форму искусства, воспевающую «простое и непринужденное детское выражение мужчин и женщин, у которых мало или нет школьного обучения искусству». Действительно, Уэтерби (как и Филд) был известен своими плоскими портретами «для начинающих», которые предпочитали его обычные платные клиенты. Но у дагерротипа была более широкая функция в пределах 19 Традиции народного творчества 90-140 веков. Как объяснили историки Флойд и Марион Ринхарт, «очаровательная простота американского [народного] искусства оказала сильное влияние в дагерскую эпоху». Действительно, народное искусство воспроизводилось дагерротипами как для публичного, так и для частного просмотра, а также для потомков, рекламы и даже страхования. Говоря конкретно о портретной живописи народного искусства, историк Лаура Лобенталь отметила, что фотографические копии «не требовали большого мастерства и выбора со стороны дагерротиписта, чтобы воспроизвести их [и] лучший способ запечатлеть удачное сходство с картиной. заключалась в том, чтобы расположить его прямо перед камерой в среде с равномерным рассеянным освещением, чтобы предотвратить блики».

Находясь в Луисвилле, газета Louisville Dime напечатала следующую оценку новой рабочей техники Уэзерби: «Вчера днем ​​у нас была возможность провести несколько минут в мастерской мистера Уэзерби на Маркет-стрит. Он только что законченные изображения некоторых наших сограждан, и за истинное отражение оригиналов, верность выражения и красоту отделки мы с уверенностью объявляем их непревзойденными. Мистер В. — художник необычайных достоинств, и мы надеемся, что наши друзья проявят свою ценить его таланты, щедро покровительствуя ему, и таким образом обеспечивать его постоянное местожительство здесь».

Медная пластина — Отдел печати, Библиотека Конгресса, США

Artwork Images

2015

Heirloom Harvest

Художник: Джерри Спаньоли было не более 15-20 человек, работающих «серьезно или регулярно» с процессом дагерротипии, но что он всегда будет «существовать как форма искусства» точно так же, как «всегда будут люди […], которые хотят делать картины маслом». Со своей стороны, Спаньоли, который работал над текущим сериалом, который он назвал Последний великий дагеррейский обзор двадцатого века , описал, как ему потребовалась «возможно, дюжина лет, чтобы действительно, наконец, изобрести способ изготовления дагерротипов», и что, когда фотограф производит свое собственное оборудование «с нуля» (как он имел) это дает им освобождающую «способность управлять изображением, которого [он или она не имеет] в промышленно развитой фотографии».

Спаньоли признал, что его дагерротип имел «идиосинкразические ограничения, присущие технологии», но что «медленная экспозиция, небольшой размер, ограниченная цветовая чувствительность, темпераментные химические реакции и трудности с просмотром изображения на листе полированного серебра [в сочетании ] чтобы подарить зрителю опыт преодоления изображенной реальности». Для Спаньоли дагерротип был «манящим своей прямолинейностью», но получившееся изображение «требует от зрителя компромиссов» в том смысле, что оно просит их гибко думать о том, «что является правдой, а что нет на документальной фотографии».

Проект Спаньоли «Урожай семейной реликвии » разрабатывался в течение пятнадцати лет, когда он посетил ферму Эми Голдман в долине реки Гудзон, которая, по данным Нью-Йоркского ботанического сада, была «ведущим огородником в мире». Голдман описывает ферму как «удовольствие от возделывания земли [и] сохранения нашего сельскохозяйственного наследия, а также красивых и уникальных семейных реликвий, которые действительно являются органическими удовольствиями». Затем целью Спрингера было «сохранить эти заветные сорта другим способом — с помощью исторического процесса дагерротипа, создающего эфирные изображения с серебристой, сияющей глубиной и вневременной красотой, подчеркивая историческую общность и ценность узловатых тыкв, свежих морковей. Таким образом, можно сказать, что Спаньоли возродил в дагерротипе то, что, по первоначальному замыслу его изобретателя, было средством объективного документирования мира, в котором мы живем.

Медная пластина

Биография Луи Дагера

Детство и образование

Луи-Жак-Манде Дагер родился в 1787 году в Кормей-ан-Паризи, Франция, в зажиточной семье среднего класса. Отец Людовика был убежденным роялистом и, несмотря на начало Французской революции, даже назвал одну из своих дочерей в честь осужденной последней королевы Франции Марии-Антуанетты. Политические потрясения в стране привели к тому, что учеба Дагера была усеяна перерывами. Однако ему удалось развить свой талант к рисованию, и в возрасте 13 лет Дагер поступил в ученики к архитектору (также считается, что в тот же период он работал в какой-то должности налоговым инспектором).

В возрасте 16 лет Дагер переехал в Париж, где изучал и практиковал панорамную живопись для оперных постановок под руководством И. Э. М. Деготти в Парижской Опере. Вскоре Дагер стал директором по свету нескольких парижских театров. Дагер также получил признание за свои танцевальные способности и работал статистом в Опере. Но именно как художник театральных декораций он действительно преуспел. Он заработал репутацию за атмосферные пейзажи и ночные эффекты, которые он продемонстрировал с новым эффектом в престижных постановках, таких как Аладдин и чудесная лампа .

Весной 1821 года Дагер и французский художник-панораматист Шарль Мари Бутон объединились, чтобы изобрести театр-диораму. Диорама была объявлена ​​«сценографическим развлечением», которое проходило в специально спроектированном театре. Вмещая до 350 посетителей одновременно, зрители могли видеть полупрозрачные пейзажи и архитектурные виды, нарисованные вручную на холсте и оживляемые с помощью эффектов глубокой перспективы и сумеречного освещения. Цветовые фильтры использовались таким образом, чтобы имитировать движение. Зрелище также оживлялось звуковыми эффектами, сценическим реквизитом и иногда даже размещением человеческих фигур. Диорама имела успех у публики и критиков, и зрители были готовы принять иллюзию того, что они рассматривают живой пейзаж. Хотя некоторые комментаторы называют диораму ранним предшественником кино, в постановках диорамы не было какого-либо повествовательного импульса, который вместо этого вызывал у зрителей чувство романтического созерцания.

Большинство зрителей стояли (хотя количество мест было ограничено) во время шоу, которое длилось от 10 до 15 минут, прежде чем изображение вращалось на огромном напольном поворотном столе, открывая вторую картину таких же размеров (некоторые более поздние диорамы даже изображали третья картина). Дагер открыл театр диорамы в Париже в 1822 году, а его второй театр открылся в лондонском Риджентс-парке осенью 1823 года. Примерно через десять лет успеха Дагер столкнулся с финансовыми трудностями. Производство диорам было дорогостоящим, их новизна пошла на убыль, а вспышка холеры в Париже нанесла ущерб продажам билетов во французской столице. К середине 1830-х годов Дагер столкнулся с коммерческим крахом.

Дагер внимательно следил за научными достижениями в области фотографии с конца 1820-х годов. Он искал способ включить механически созданные изображения в свою систему диорамы (Бутон отказался от участия в диораме, и Дагер увидел в фотографии потенциальное средство его замены). Он лично и профессионально познакомился с Жозефом Нисефором Ньепсом, который в 1826 году создал первую в мире фотографию с помощью гелиографического процесса. В гелиографической технике использовался метод фотогравировки для фиксации изображения (через камеру-обскуру), с которого затем можно было сделать несколько отпечатков. Примитивный гелиографический процесс требовал слишком длительных выдержек и времени проявления, а качество изображения было недостаточным. Это побудило двух мужчин разработать более продвинутый метод, который они назвали физиотипом. Физавтотип, который они представили в 1832 году, включал покрытие полированной пластины раствором смолы на основе спирта и лавандового масла, который затем подвергался воздействию солнечного света и проявлялся в парах скипидара. Однако окончательные результаты оказались несколько ошибочными; часто производя отвлекающие положительные/отрицательные эффекты.

Удалить рекламу

Период созревания

Ньепс умер в 1833 году, но Дагер продолжил свои ранние эксперименты, и в 1835 году Дагер совершил прорыв. Поместив тщательно отполированную, зеркально-покрытую медную пластину с серебряным покрытием (экспонированную через камеру-обскуру) в светонепроницаемый химический шкаф, он снял пластину через 20-30 минут и обнаружил, что изображение проявилось. Осмотрев шкаф, он заметил, что в нем лежит сломанный термометр и что пары ртути, должно быть, позволили проявиться изображению. Однако Дагер все еще не решил загадку, как исправить постоянное изображение. Процесс фиксации был достигнут только тогда, когда он понял, что может удалить йодид серебра с медной пластины с помощью простого раствора тиосульфата натрия (на основе соли). Дагер развил первоначальный процесс Ньепса, чтобы оправдать название нового процесса, дагерротип (он сократил время экспонирования с пятнадцати до трех минут, а время проявления до тридцати минут). Это окажется первой коммерчески жизнеспособной формой фотографии.

Хотя дагерротипы предшествовали негативному листу, их можно было скопировать в процессе «редагерротипирования» исходной пластины. Копии оригиналов также производились с помощью литографии и гравюры, а нарисованные портреты, основанные на дагерротипах, начали появляться в популярных публикациях. Тем временем первые дагерротипные камеры изготавливались на заказ оптиками, производителями инструментов и даже самими фотографами. Самым популярным типом камеры было устройство с выдвижной коробкой, объектив которого располагался в передней части коробки. Второй, меньший ящик был помещен сзади большего ящика, в то время как фокусировка достигалась путем сдвига заднего ящика назад или вперед. Этот процесс давал перевернутое изображение (хотя некоторые более сложные камеры были оснащены зеркалом для исправления переворота). Только когда сенсибилизированную пластину, которая могла различаться по размеру: целая, половина, четверть, шестая, девятая, шестнадцатая, помещали в камеру, снималась крышка объектива и достигалась экспозиция.

Дагер официально представил свое изобретение Академии наук 9 января 1839 года. Его работа произвела такое впечатление, что многие выдающиеся ученые того времени приезжали в студию Дагера, чтобы посмотреть демонстрации. Американский изобретатель телеграфа Сэмюэл Ф. Б. Морс был тронут, чтобы прокомментировать детали изображения дагерротипа: его «изысканную […] детальность очертаний», как он выразился. 9 января 1839 года выдающийся астролог и физик Франсуа Араго представил Академии полный отчет о дагерротипе. Патент Дагера был приобретен государством, и 19 августаВ 1839 году французское правительство объявило, что дагерротип будет предложен в качестве подарка «бесплатно миру». Сам Дагер зарегистрировал патент для Англии за неделю до этого (12 августа) и тем самым затормозил там развитие дагерротипной фотографии (Антуан Клоде, ученик Дагера, был среди очень немногих людей, имеющих лицензию на изготовление там дагерротипов).

После того, как дагерротип был лицензирован в Великобритании, возник новый, несколько мрачный жанр. Так называемый «посмертный» дагерротип стал популярным в Великобритании (и в Америке) и рассматривался многими викторианцами как способ утолить жажду памяти, памяти и духовности. Дагерротип позволял родителям и родственникам иметь доступные «спектральные» или «посмертные» фотографии, на которых были запечатлены интимные изображения умерших — близких (обычно детей, среди которых был самый высокий уровень смертности). Дагерротипистам иногда даже давали указание следить за тем, чтобы глаза тел были открыты, иначе глаза могли быть нарисованы на закрытых веках, чтобы создать иллюзию того, что труп все еще жив.

Поздний период

В честь его изобретения французское правительство выплачивало Дагеру ежегодную стипендию в размере 6000 франков, на которые он жил за счет страховых выплат, полученных им от пожара, уничтожившего его театр в 1839 году. Наследник поместья Ньепса, Исидор Ньепс также получил от государства ренту в размере 4000 франков. Дагер был награжден французским орденом Почетного легиона в знак признания его достижений и в том же году стал почетным академиком Национальной академии дизайна. Дагера описывали как застенчивого и скромного оратора, но он предлагал демонстрации и уроки и даже опубликовал брошюру о механике своего изобретения. Была создана компания по производству оборудования для изготовления дагерротипов, часть прибыли которой досталась Дагерру и Изидору Ньепсу. Но по мере того, как популярность дагерротипа росла во всем мире, другим пришлось продвигать первоначальный дизайн Дагера.

Удалить рекламу

Фактически выйдя на пенсию, Дагер вернулся к своей первой страсти и провел последнее десятилетие своей жизни, рисуя диорамные картины для местных церквей в пригороде Парижа Бри-сюр-Марн и его окрестностях. Он умер там от сердечного приступа 10 июля 1851 года в возрасте 63 лет.

Наследие Луи Дагера

Хотя во всем мире были созданы миллионы дагерротипов, к середине 1850-х годов система Дагера практически устарела. Процесс калотипии Уильяма Фокса-Талбота, основанный на «чувствительной бумаге», стал его главным соперником в 1840-х годах, и способность последнего к дублированию, наконец, победила значительно превосходящее качество изображения изобретения Дагера. Но к тому времени француз уже наложил свой неизгладимый отпечаток на эпоху современности. К началу двадцатого века фотография стала настолько обычным явлением, что почти каждый мог делать свои собственные снимки и создавать свои собственные истории. Между тем изобретение француза послужило образцом для основополагающего аспекта современности: документирования и регистрации вещей и людей как части более крупного социального проекта классификации и упорядочения.

Дагер рассматривал свое изобретение в первую очередь как научную разработку. Действительно, когда в конце 1880-х годов была построена Эйфелева башня, его имя было написано на ее основании рядом с именами 71 другого влиятельного французского ученого и изобретателя. Дагерротип способствовал развитию медицины, астрономии, антропологии и археологии. И все же его влияние на развитие изобразительного искусства оказалось самым глубоким. Освободившись от необходимости буквально фиксировать мир, художники вступили в современный период, определяемый беспрецедентным уровнем формальных экспериментов. Что касается истории художественной фотографии, то не нужно смотреть дальше «Прямой фотографии» Пола Стрэнда, коллективных усилий группы f/64, портретной живописи Августа Зандера и индустриальных записей Бернда и Хиллы Бехер, чтобы найти прямая родословная восходит к модели дагерротипа.

Influences and Connections

Influences on Artist

Influenced by Artist

  • I. E. M. Degotti

  • Pierre Prévost

  • Joseph-Nicéphore Niepce

  • François Arago

  • Samuel Morse

  • Антуан Клоде

  • Романтизм

  • Французская панорама

  • August Sander

  • Ansel Adams

  • Bernd and Hilla Becher

  • Jerry Spagnoli

  • William Henry Fox Talbot

  • Samuel Morse

  • Antoine Claudet

  • Прямая фотография

  • Группа f/64

  • Дюссельдорфская школа

Open Influences

Close Influences

Полезные ресурсы о Луи Дагере

Книги

Веб-сайты

Статьи

Книги, используемые при написании этой книги,

страницы. Они также предлагают некоторые доступные ресурсы для дальнейших исследований, особенно те, которые можно найти и приобрести через Интернет.

веб-сайтов

статьи

Художественные репродукции Луи Дагера | Изобразительное искусство Америки

Результаты: 65

Результаты: 65

Boulevard Du Temple, Дагер, 1838 г., репродукция

53 доллара

42 доллара

Художественная печать бульвара дю Темпл

43 доллара

34 доллара

Художественная печать руин часовни Холируд

18 долларов

14 долларов

Художественная печать Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Художественная печать Луи Дагера

86 долларов

69 долларов

Художественная печать Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Художественная печать «Фотографические эксперименты Дагера»

45 долларов

36 долларов

Карандашный портрет Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Ньепс и Дагер, художественная печать

45 долларов

36 долларов

Французский химик и изобретатель Л. Дагер, репродукция

45 долларов

$36

Художественная гравюра «Вид на холм Монмартр»

18 долларов

14 долларов

Художественная гравюра «Руины часовни Холируд»

23 доллара

18 долларов

Художественная печать Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Художественная печать Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Художественная печать Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Художественная печать Луи Дагера

45 долларов

36 долларов

Луи-Жак Дагер Изобретатель Art Print

86 долларов

69 долларов

Луи-Жак-Манд Дагер, французская художественная эстамп

86 долларов

69 долларов

Художественная печать «Руины часовни Холируд»

23 доллара

18 долларов

Дагерротип Мания Художественный Принт

45 долларов

36 долларов

Снятие дагерротипа, 1855 1956 Художественная гравюра

86 долларов

69 долларов

Художественная печать диорамы

45 долларов

36 долларов

Художественная печать Антуана Клоде

45 долларов

36 долларов

Эффект тумана и снега через художественную печать

21$

16$

Луи Дагер, изобретатель фотографии

45 долларов

36 долларов

Луи Дагер, французский химик, репродукция

45 долларов

36 долларов

Портрет Луи Дагера, 1848 г. , репродукция

53 доллара

42 доллара

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Натюрморт Дагера, первая фотопечать

53 доллара

42 доллара

Луи Жак Манде Дагер, французская художественная гравюра

18 долларов

14 долларов

Портрет Луи-Жака-Манде Дагера Шарля Ришара Художественная печать

18 долларов

14 долларов

Луи-Жак-Манд Дагер, французская художественная гравюра

19 долларов

15 долларов

Луи-Жак-Манд Дагер, французская художественная гравюра

19 долларов

15 долларов

Чистка обуви на бульваре Тампль 1838 Париж, репродукция

14 долларов

11 долларов

Парижский бульвар Арт Принт

23 доллара

18 долларов

Луи Дагер 1787-1851, с художественным принтом

23 доллара

18 долларов

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Луи Дагер, французский изобретатель художественной печати

53 доллара

42 доллара

Бульвар дю Тампль — первая зеркальная фотография 1839 года, сделанная Louis Gaguerre Art Print.

33 доллара

26 долларов

Дагерротипная камера, ок. 1830-х гг. Художественная гравюра

53 доллара

42 доллара

Натюрморт с гипсовыми слепками Барон Арманд-Пьер Сегье Арт Принт

18 долларов

14 долларов

Художественная печать бульвара дю Темпл

18 долларов

14 долларов

Статуя Луи-Жака-Манде Дагера, художественная печать

17 долларов

13 долларов

Луи Дагер 1787-1851, французская художественная эстамп

23 доллара

18 долларов

Луи Жак Манде Дагер 1789-1951 Художественная гравюра

23 доллара

$18

Руины часовни Холируд от Louis Daguerre Art Print

18 долларов

14 долларов

Разрушенная готическая колоннада от Louis Daguerre Art Print

74$

59$

Луи Дагер — Эффект тумана и снега сквозь разрушенную готическую колоннаду, репродукция

23 доллара

18 долларов

Луи Дагерр — Paysage Art Print

23 доллара

18 долларов

Луи Дагер — Художественная гравюра без названия

23 доллара

18 долларов

Художественная гравюра «Руины часовни Холируд»

16 долларов

12 долларов

Винтажная фотопечать

21$

16$

Художественная гравюра «Руины часовни Холируд»

23 доллара

18 долларов

Художественная гравюра «Руины часовни Холируд»

23 доллара

18 долларов

Бульвар дю Темпл, 1839 год. Автор: Louis Daguerre Art Print

23 доллара

18 долларов

Художественная гравюра «Руины часовни Холируд»

23 доллара

18 долларов

Принт Paris vu de la Butte Montmartre Art Print

23 доллара

18 долларов

Boulevard du Temple Louis Daguerre photo Paris France конец 1838 или начало 1839-2008 Art Print

23 доллара

18 долларов

Boulevard du Temple Louis Daguerre photo Paris France конец 1838 или начало 1839-2008 Art Print

23 доллара

18 долларов

FANTAISIE RUINED CLOISTER Louis Jacques Mande Daguerre French 1787 1851 Art Print

21$

16$

Художественная гравюра «Руины часовни Холируд»

$23

$18

Filters Applied

 

 

Wall Art

AllCanvas PrintsArt PrintsPostersFramed PrintsMetal PrintsAcrylic PrintsWood PrintsTapestries

Home Decor

Throw PillowsFleece BlanketsDuvet CoversShower CurtainsBath TowelsHand TowelsCoffee MugsOrnaments

Apparel

Men’s T-ShirtsMen’s МайкиЖенские футболкиЖенские майкиФутболки с длинным рукавомТолстовкиДетские футболкиКомбинезоны для малышейМаски для лица

Phone Cases

iPhone CasesGalaxy CasesPortable Battery Chargers

Stationery

Greeting CardsNotebooksStickers

Lifestyle

Yoga MatsTote BagsWeekender Tote BagsCarry-All PouchesCoffee MugsJigsaw Puzzles

Beach

Beach TowelsRound Beach TowelsWeekender Tote BagsCarry-All PouchesPortable Battery Chargers

Сумки и сумки

Большие сумки Большие сумки Weekender Сумки Carry-All Сумки

Оригиналы

Оригинальные произведения искусства для продажи

Разное

Подарочные сертификатыНаборы образцовСоздавайте собственные продукты

Все Картины Фотографии Рисунки

Все репродукции

Мы отправили миллионы товаров по всему миру для более чем миллиона художников. Каждая покупка сопровождается 30-дневной гарантией возврата денег.

65

Смелая смесь новостей и идей


Луи-Жак-Манде Дагер,  Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками , 1837, дагерротип (фотография), 6,5 дюймов на 8,5 дюймов (общественное достояние)
Дагер — парижский театральный художник, дизайнер и шоумен — видел в своем новом творчестве отчасти искусство, отчасти науку.

Доктор Крис Белден-Адамс
Адъюнкт-профессор истории искусств
Университет Миссисипи


Введение в 1839 г.на два года),

Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками, был выполнен с использованием его скромного одноименного процесса «дагерротип». Единственные в своем роде изображения, подобные этим, обеспечивают четкие детали на небольших зеркальных медных пластинах с серебряным покрытием. Это одно из примерно 25 сохранившихся изображений Дагера.

Как и многие изобретатели-основатели фотографии, Дагер — парижский театральный художник, дизайнер и шоумен — видел в этом новом средстве отчасти искусство, отчасти науку. Это изображение собственной студии Дагера (он был практикующим художником) свидетельствует о научных достижениях фотографии (результате непрекращающихся экспериментов с фотохимией, отчасти для поиска способа создания постоянного изображения), а также неявно доказывает достоинства фотографии как средства искусства. обеспечивая связь между фотографией и традиционным натюрмортом.

Аргументы в пользу фотографии как средства искусства

  Натюрморт     – это жанр предметов искусства, включающий неодушевленные предметы, расположенные так, чтобы вызывать символические ассоциации. Сюжеты Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками поддаются визуальному анализу с использованием элементов искусства и принципов композиции. Обрамленная драпировкой в ​​углу его мастерской, плетеная бутылка висит рядом с обрамленным произведением искусства чуть выше центра рамы, окруженная гипсовыми слепками голов и крошечными крыльями двух putti (в центре), голова барана (в центре справа) и панель с изображением обнаженной женщины (возможно, Венеры) в низком рельефе в окружении напористого Купидона (слева).

Комбинация объектов Дагера послушно оставалась неподвижной в течение длительной выдержки (примерно 15–20 минут), но также демонстрировала удивительно широкий диапазон тональных значений, пестрых текстур, бликов и теней, чтобы добавить визуальный интерес. Вертикальное архитектурное обрамление компенсируется композиционными диагоналями, чтобы взгляд зрителя динамично перемещался по изображению. Другими словами, Дагер создал и сделал эту фотографию не только для того, чтобы проверить свою фотохимию, но и для того, чтобы подчеркнуть художественную ценность своего предмета и, в более широком смысле, подчеркнуть художественную ценность новой среды, которую он помог создать.

Его усилия увенчались успехом. Первые рецензии на фотографические эксперименты Дагера в парижской прессе с энтузиазмом восхваляли художественный характер этих новых снимков. Один анонимный писатель взволнованно заявил: «Каждая картина, которую нам показывали, вызывала возглас восхищения. Какая тонкость в штрихах! Какое знание светотени! Какая нежность! . . . Как восхитительно даны ракурсы: это сама Природа. Все это прекрасно».[1]

Дагер так искренне хотел также одобрения мира искусства, что оборотная сторона Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками  показывает рукописную надпись Альфонсу де Кайе, который в 1836 году стал директором Музея дю Лувр и получил это изображение в 1839 году. В переводе надпись гласит: “ «доказательство», служащее для подтверждения открытия дагерротипа, предложенное г-ну де Калье его очень преданным слугой Дагером». Несмотря на уговоры Дагера, Французская академия изящных искусств (самый важный «творец вкуса» в изобразительном искусстве в Париже 1830-х годов) не принимала фотографию в свои салоны. Большинство музеев не выставляли фотографии — оформленные как форма «искусства» — до двадцатого века.

Жозеф Нисефор Ньепс, Вид из окна в Гра  (1826)

Однако Дагер не был первым фотографом, изобретшим устойчивый фотохимический образ физического мира. Его бывший партнер, Жозеф Нисефор Ньепс, сделал изображение Вид из окна в Ле Гра 11 лет назад. Дагер не был единственным ранним практиком, выбравшим в качестве предмета натюрморты гипсовых скульптур. Как отметил историк фотографии Джеффри Батчен, Ипполит Баярд, Арман-Ипполит-Луи Физо, Франсуа-Альфонс Фортье, Альфонс-Эжен Юбер, барон Арман-Пьер Сегье и Уильям Генри Фокс Талбот фотографировали копии скульптур. Статуи были модными и доступными среди европейских художников, интеллектуалов и представителей высшего сословия, из которых вышли первые фотографы-новаторы. В 1830-х годах у этой публики также были популярны гравюры, выпущенные ограниченным тиражом (например, 9 Домье).0075 Надар, поднимающий фотографию на высоту искусства  , относится к массовой визуальной культуре 1830-х годов, Париж ).

Натюрморт: встреча старого символизма с новой средой

В качестве сюжетов натюрморты, выбранные Дагером, также обладали символической силой, признающей создание фотографий.

Луи-Жак-Манде Дагер,  Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками  (фрагмент), 1837 г., дагерротип (фотография), 6,5 дюймов на 8,5 дюймов (общественное достояние)

Например, путти  были связаны с Фаэтоном, сыном Гелиоса, греческого бога света.[4] Здесь Дагер признает и прославляет свет — основной естественный фактор фотографии (что буквально переводится как « свет, пишущий »). Как повторяющийся предмет искусства, впервые появившийся в Древней Греции и Риме, putti также появлялся в настенных росписях Помпеи и в искусстве эпохи Возрождения, барокко и рококо.[5]

Статуя головы барана (в центре справа) в Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками   также отдает дань уважения солнцу, источнику света для ранних фотографий, а также тонко подчеркивает важность самой светопоглощающей поверхности. Золотой Овен (источник Золотого руна) в древнегреческой мифологии произошел от бога солнца Гелиоса. Некоторые ученые утверждают, что само руно барана символизировало солнце, отражающееся в морях.[6] Таким образом, отражающее металлическое золотое руно аналогично дагерротипу, оба из которых имели отражающие поверхности, которые также поглощали следы солнечного света.

Картина Дагера «Мастерская художника / Натюрморт с гипсовыми слепками» одновременно демонстрирует перспективность его новой среды как формы искусства, принимая жанр натюрморта, объединяя общие образы, такие как путти , вызывая отсылки к свету и солнцу, и приглашая зрителей оценить его предметы посредством визуального анализа с использованием элементов и принципов искусства и дизайна. Только в двадцатом веке фотография постепенно обретала признание как «искусство», даже если бы Дагер сразу предвидел ее достоинства.[7]

Примечания

  1. Le Moniteur Universel  (14 января 1839 г.). В году Л.Дж.М. Дагер: История диорамы и дагерротипа.  Второе издание, Гельмут и Элисон Гернсхайм, ред. (Нью-Йорк: Dover Publications, Inc., 1968), 86.
  2. Джеффри Батчен, «Обзор — Свет и тьма: дагерротип и история искусства», The Art Bulletin 86, № 4 (декабрь 2004 г.): 766.
  3. Batchen, «Обзор», 766.
  4. Batchen, «Обзор», 766. 
  5. Лин Вертефёй, «Путто: ангелы в искусстве» (2005). Художественный музей Ринглинга. По состоянию на 7 июня 2021 г.: http://ringlingdocents.org/putto.htm
  6. Wilhelm Mannhardt, Zeitschrift für Ethnologie , VII (1875): 241, 281.; В. Вуртим, «De Argonautarum Vellere Aureo», Mnemosyne , New Series, XXX (1902): 54–67; XXXI (1902): 116.
  7. Джордан Г. Тейхер, «Когда фотография не была искусством», JStor Daily (6 февраля 2016 г.). По состоянию на 7 июня 2021 г.: https://daily.jstor.org/when-photography-was-not-art/ 

Первоначально опубликовано Smarthistory 06.06.2021 под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International.

Нравится:

Нравится Загрузка. ..

Комментарии

комментариев

Теги: История искусства Фотография

Вклад Луи Дагера в фотографию

Для этого сайта должен быть включен Javascript. Включите Javascript и перезагрузите страницу.

AH 331 History of Photography Spring 2021 Compendium Главное меню Введение Задание 1 Задание 2 Задание 3 Визуализация истории фотографий Одно изображение Двухминутная презентация Биографии авторов 1 медиа/фон.jpeg медиа/фон.jpeg медиа/фон.jpeg 2021-02-28T04:16:40+00:00 Дениз Джонсон 969117131bca6dc972723c62bbb8a3558422ec31 83 13 Автор: Арсима Гирмай простой 2021-03-15T22:39:56+00:00 Арсема Гирмай 1ef2a5624

2a91fb2503aa82968f89beab76

          Одним из первых изобретателей, внесших значительный вклад в изобретение и развитие фотографических технологий, является Луи Жак Манде Дагер. Дагер и Жозеф Нисефор Ньепс оба добились прогресса в развитии и работали вместе, но после смерти Ньепса именно Дагер продолжил их работу и позже взял на себя единоличную заслугу в изобретении фотографии. Хотя это может быть его утверждением, изобретение фотографии не может быть приписано исключительно одному человеку и не может быть привязано к какой-то одной дате в истории, поскольку это был процесс, который потребовал многих лет, идей и изобретений от многих изобретателей, и до сих пор является процессом, который продолжает работать и развиваться по сей день и модернизируется. Многие люди приписывают это себе, но все же важно и ключевое отметить, что именно Дагер смог собрать части и идеи воедино. Эти идеи, исходящие от других первых изобретателей, смогли продвинуть фотографические технологии и создать на их основе свои собственные изобретения, что позволило фотографии развиваться дальше, чего не было раньше. [1]

          Дагер начал заниматься фотографией в середине 1820-х годов, чтобы найти способ делать четкие и подробные неподвижные изображения, которые он видел в камеру-обскуру. Только в 1829 году он заключил партнерство с Жозефом Нисефором Ньепсом, который также работал над той же целью, которая заключалась в том, чтобы навсегда запечатлеть неподвижный момент с помощью фотографии с использованием света. [2] Они работали вместе в течение многих лет и смогли вместе провести много исследований, которые привели к изобретению Ньепсом гелиографа. Этот метод позволил получить одну из первых фотографий с использованием камеры-обскуры. Когда Ньепс скончался в 1833 году, Дагер решил продолжить исследования самостоятельно и расширить свои идеи, используя и объединяя прошлые исследования и идеи. Он смог сделать это успешно, так как много лет спустя изобрел дагерротип. К 1839 г., именно тогда Дагер был достаточно уверен в своем изобретении и идее, чтобы раскрыть и объяснить свой процесс публике. [3] Этот процесс был известен как дагерротип. Этот процесс нужно было выполнять осторожно и отображать детальное изображение на листе меди. На первом этапе использовалась посеребренная медная пластина, и важно, чтобы она была очищена и отполирована, чтобы она выглядела как зеркало, чтобы получить четкое изображение. Затем его сенсибилизируют парами йода в закрытом большом боксе. Затем его подвергают воздействию света и проявляют ртутью до тех пор, пока изображение не появится и не покажется. После этого, чтобы зафиксировать изображение, его помещают в смесь соленой воды, известную как тиосульфат натрия. Первоначально время исследования самых ранних дагерротипов колебалось от трех до пятнадцати минут, но по мере того, как процесс отрабатывался и развивался, время экспозиции сократилось до менее минуты. [4] Это был сложный и трудоемкий процесс, и если посмотреть на него и использовать его, можно лучше понять, почему на создание и совершенствование ушли годы. Также важно, чтобы это было сделано с осторожностью, чтобы визуализировать четкие и высокодетализированные изображения, поскольку это было первоначальной целью Дагера при создании процесса.

          Мотивация Луи Дагера начать эксперименты со светочувствительными материалами заключалась в том, чтобы он и другие могли захватывать изображение из неподвижного момента времени, из того, что он видел через камеру-обскуру, таким образом, чтобы захватывать изображение и подготовил отчет, который был четким и подробным, что было бы большим улучшением по сравнению с предыдущими результатами. Амбиции Дагера были комбинацией нескольких факторов. Дагер хотел славы для своего изобретения, это очевидно, поскольку он считался единственным изобретателем фотографии, несмотря на то, что использовал не только свои идеи и работу. Ему удалось завоевать известность, потому что даже по сей день он известен как один из главных изобретателей фотографии, и ему приписывают многие идеи и творения. Удача также могла быть фактором, поскольку он получил прибыль от своего изобретения дагерротипа и смог запатентовать его, что также принесло ему денежную сумму, от которой он получил прибыль. Хотя деньги, которые он заработал, были невелики, именно поэтому я думаю, что слава сыграла более важную роль. Амбиции Дагера, казалось, не ограничивались получением славы и богатства, несмотря на то, что он получил и то, и другое, поскольку на протяжении многих лет он открыто делился своей работой. Его изобретение стало научным прорывом в мире фотографии, позволив запечатлеть изображение так, как раньше никто не делал. Это позволило обычному человеку делать фотографии быстрее и сделало это более доступным, в то время как раньше фотография была дороже, а это означало, что многие люди не могли позволить себе эту роскошь. Его работа смогла обеспечить научный рост в фотографии, и это было его целью и интересом. исследуя и объединяя идеи для создания новых способов фотографии.

          Взгляды на современность и капитализм сильно повлияли на открытие Дагера, поскольку его главной целью было улучшить и модернизировать процесс, ранее использовавшийся для захвата изображений, и обновить то, что он видел, с помощью камеры-обскуры. В связи с этим камера-обскура сыграла важную роль в модернизации и привела к будущим изобретениям в фотографии. Это прекрасный пример того, почему изобретение фотографии в целом не может быть приписано одному человеку, потому что такие изобретения, как дагерротип Дагера, основаны на других предыдущих идеях по улучшению уже используемых процессов. Без камеры-обскуры процесс изобретения дагерротипа был бы другим и занял бы больше времени, потому что это то, на что Дагер смотрел и надеялся улучшить, что он смог сделать успешно. Эдгар Аллен По пишет в «Дагерротипе», что «сам инструмент, несомненно, следует рассматривать как самое важное и, возможно, самое выдающееся достижение современной науки». [5] Это показывает, насколько дагерротип был модернизированным процессом в то время и повлиял на историю и современное использование фотографии. В конечном итоге он был использован при разработке фотографических технологий, поскольку позволял людям делать снимки и воспоминания более быстрым и менее затратным способом. Это позволило фотографии стать более инклюзивной и дать обычному человеку возможность сохранять моменты с помощью фотографии.

———————————————— ————————————————— ————————————————— ————————————————————-

1 .  Мариен, Мэри Уорнер. Фотография: история культуры. 4-е изд. Лондон: Laurence King Publishing ltd, 2014.

2. Дэниел, Малкольм. «Дагер (1787–1851) и изобретение фотографии». В Heilbrunn Хронология истории искусств. Нью-Йорк: Метрополитен-музей, 2000–. http://www.metmuseum.org/toah/hd/dagu/hd_dagu.htm (октябрь 2004 г.), 4.

3.  Дэниел, Малькольм. «Дагер (1787–1851) и изобретение фотографии». В Heilbrunn Хронология истории искусств. Нью-Йорк: Метрополитен-музей, 2000–. http://www.metmuseum.org/toah/hd/dagu/hd_dagu.htm (октябрь 2004 г.), 4.

4. Библиотека Конгресса, «Дагерротипная среда». https://www.loc.gov/collections/daguerreotypes/articles-and-essays/the-daguerreotype-medium/, 4-6.

5.  Эдгар Аллан По, «Дагерротип» в еженедельнике Александра «Еженедельный вестник» (Филадельфия) (15 января 1840 г.): 2. Процитировано в Brigham, Clarence S., Edgar Allan Poe’s Contributions to Alexander’s Weekly Messenger (Worcester: American Antiquarian Общества, 1943): 20–22.

  1. 1 СМИ/Снимок экрана 30 января 2021 г., 14:20:30. png СМИ/Скриншот 30-01-2021 в 12.47.03 PM.png 2021-01-30T20:56:37+00:00 Дениз Джонсон 969117131bca6dc972723c62bbb8a3558422ec31 Задание 1 Дениз Джонсон 25 визуальный_путь 4956 2021-05-22T00:55:07+00:00 Дениз Джонсон 969117131bca6dc972723c62bbb8a3558422ec31
  • 1 СМИ/co_thumb.jpeg 2021-03-15T19:14:54+00:00 Камера-обскура 3 Художественная критика media/co.jpeg простой 2021-03-15T19:16:12+00:00
  • 1 СМИ/process_thumb.jpeg 2021-03-15T19:14:14+00:00 «Дагерротипный процесс». 2 Word Press медиа/процесс.jpeg простой 2021-03-15T19:17:05+00:00

В этом месяце в истории физики


Луи Дагерре

Самые ранние известные выжившие фотографии Луны, дагерреотип, снятый в 1851 году Джона Адамса Уиппа

. сейчас является основой астрономических исследований, будь то с помощью наземных телескопов или таких инструментов, как космический телескоп Хаббла, но так было не всегда. До изобретения фотографии астрономам приходилось вручную зарисовывать то, что они видели в свои телескопы, часто пропуская важные детали. Астрономы делали репродукции, перерисовывая оригинальные иллюстрации, что позволяло закрадываться ошибкам. Именно изобретение дагерротипа показало им, что возможен гораздо более совершенный метод.

В 1814 году француз по имени Нисефор Ньепс начал экспериментировать со способами записи света и через два года сумел перенести изображение на бумагу с помощью камеры-обскуры. К 1822 году он придумал, как сделать такое изображение постоянным, запечатлев его на плоском листе полированной жести, покрытой битумом. Одна из старейших сохранившихся фотографий относится к 1825 году, когда Ньепс сделал черно-белое изображение гравюры мальчика, тянущего лошадь. Но этот метод требовал полных восьми часов воздействия.

Шесть лет спустя французский художник и изобретатель Луи Дагер, который незадолго до смерти последнего в 1833 году работал с Ньепсом, обнаружил, как сократить время экспозиции до 20–30 минут. Дагер учился архитектуре, театральному дизайну и панорамной живописи, а позже изобрел диораму, и его визуальная чувствительность была очарована потенциалом исследований Ньепса.

Легенда гласит, что он случайно разбил ртутный термометр, что натолкнуло его на мысль, что более короткое время экспозиции даст очень слабое изображение, но это изображение может быть дополнительно улучшено с помощью химического процесса с участием паров, выделяемых ртутью, нагретой до 75 ° Цельсия. Затем Дагер «исправил» изображение, чтобы оно не было чувствительным к дальнейшему воздействию света, промыв его в растворе поваренной соли. Поверхность по-прежнему была склонна к потускнению даже при малейшем трении, поэтому большинство дагерротипов запечатывали под стекло, прежде чем поместить в небольшой складной футляр.

Ему не удалось найти частных инвесторов для своей работы, поэтому 7 января 1839 года Дагер обратился во Французскую академию наук по поводу своего изобретения. Поначалу он утаивал конкретные детали процесса, раскрывая тайну только секретарю академии Франсуа Араго, но все члены были в восторге от потенциала. К августу Дагер «подарил» французскому правительству разрешение сделать свой процесс бесплатным в обмен на скромную пожизненную пенсию — за исключением Англии, где Дагер получил патент, позволяющий использовать его процесс только лицензированным фотографам.

Эти «дагерротипы» были самой ранней формой фотосъемки и стали чрезвычайно популярными. Изображения самых разных известных личностей, таких как президент США Авраам Линкольн и поэт Эмили Дикинсон, были запечатлены для потомков в дагерротипах, и этот процесс позволил первым фотожурналистам задокументировать ужасы Гражданской войны в США. Сэмюэл Морс, будучи фанатом, выразил удивление, когда понял, что на дагерротипах парижских уличных сцен нет ни людей, ни экипажей, потому что все еще довольно долгое время выдержки означало, что движущиеся объекты не были запечатлены. 9Дагерротипы 0003

стоили дорого, и единственным способом изготовления копий было использование двух отдельных камер рядом. Кроме того, поскольку Дагер запатентовал свое изобретение в Англии, фотографам требовалась лицензия на изготовление там дагерротипов, что открывало двери для конкурентов. Англичанин по имени Уильям Генри Фокс Талбот изобрел конкурирующую технологию, калотипию, которая производила бумажные негативы более низкого качества, чем дагерротипы, поскольку изображения имели тенденцию темнеть со временем, но имела возможность производить неограниченное количество позитивных отпечатков. Однако его процесс основывался на использовании токсичных химикатов, и он также запатентовал свой процесс, ограничив его коммерческое распространение.

Фотостудии начали появляться по всей Европе в 1840-х годах. К середине 1860-х годов на лондонской Риджент-стрит было 42 фотоателье; в Америке к 1850 году только в Нью-Йорке их было 77. Стало стандартной практикой включать фотографии в свои визитные карточки, использование которых было обычным правилом этикета для социальной элиты.

Соответственно, именно астроном ввел термин фотография в 1839 году, когда Иоганн Генрих фон Мадлер соединил «фото» (от греческого слова «свет») и «графию» («писать»). Астрономы быстро начали использовать фотопластинки из-за их хорошего разрешения и возможности делать изображения гораздо большего размера.

Сам Дагер считается первым, кто сфотографировал Луну, используя процесс дагерротипа, 2 января 1839 года. К сожалению, в марте того же года вся его лаборатория сгорела дотла, уничтожив все его письменные записи и большая часть его ранних экспериментальных работ — и это историческое изображение луны. Через год Джон Уильям Дрейпер, американский врач и химик, сделал свой собственный дагерротип Луны.

В 1850 году Дрейпер совместно с астрономом Уильямом Кранчем Бондом создал дагерротип звезды Веги. В 1842 году была предпринята попытка сфотографировать солнце, но разрешение было плохим, поэтому было видно мало деталей. Затем физики Жан Бернар Леон Фуко и Арманд Физо усовершенствовали процесс настолько, что сфотографировали Солнце с достаточной детализацией, чтобы впервые можно было увидеть солнечные пятна.

Несколько изобретателей экспериментировали со стеклом в качестве основы для негативов, но раствор серебра не прилипал к блестящей поверхности. К 1848 году Абель Ньепс де Сен-Виктор (двоюродный брат Нисефора Ньепса) придумал покрыть стеклянную пластину яичным белком, смешанным с йодидом калия, а затем промыть ее кислым раствором нитрата серебра. В результате были мельчайшие детали и значительно более высокое качество, но, опять же, это требовало длительной выдержки.

Три года спустя Фредерик Скотт Арчер представил процесс мокрого коллодия, покрывая стеклянные пластины вязкой жидкостью, что сократило время воздействия до нескольких секунд. Тем не менее, были компромиссы: это все еще был «мокрый» процесс, требующий, чтобы все оборудование было на месте во время съемки. В 1871 году Ричард Мэддокс нашел способ использовать желатин вместо стекла в качестве основы для фотографической пластины и разработал процесс сухой пластины, который мог производить фотографии намного быстрее.

В конце концов, все эти инновации привлекли внимание американского изобретателя Джорджа Истмана, который основал свою собственную компанию на основе изобретенной им машины для покрытия фотопластинок эмульсией, автоматизировав процесс, чтобы фотографии можно было делать намного быстрее и в большем количестве. . В начале 1900-х годов компания Eastman-Kodak сотрудничала с несколькими астрономическими обсерваториями, используя их вклад для улучшения своей технологии эмульсий, чтобы сделать процесс еще более чувствительным к свету.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.