Разное

Элементы стиля уильям стрэнк: Топ 10 книг которые должен прочесть писатель — The Idealist

Содержание

Топ 10 книг которые должен прочесть писатель — The Idealist

От неумолимой французской социологии до мануала Макиавелли по «реалполитик». Обладатель Букера, писатель Ди Би Си Пьер рекомендует книги, которые помогают ему писать.

Процесс работы над моей новой книгой «Выпуская летучих мышей» стал неожиданной одиссеей и привел к множеству открытий. Работая над ней, я решил напомнить себе и другим об источниках творчества, дабы передать ключи от него другим людям, так же пытающимся писать. Перед тем как взяться за роман я не читал многих вещей, но теперь понимаю, что некоторые книги помогли бы мне подготовиться к этому труду лучше. Написание беллетристики означает описание человеческих характеров, и для нас, мастеров пера, является удачей, что люди не слишком изменились с тех времён, как спустились с деревьев. Так что лучшим опытом для автора является исследование человеческой природы. В этом списке приведены примеры из различной литературы, от книги времён древнего Рима, сетующей на культуру потребления и показывающей, что ничто не ново под луной, или же литературы Италии времён Габсбургов, рассказывающей о том, как договориться с настоятельницей монастыря для секса с монашками и в перспективе организовать что-то вроде Пятидесяти оттенков серого.

Что стоит сказать, так это то, что если не разобрались со своими недостатками в писательском искусстве к настоящему времени, сейчас самое время ими заняться: спешить некуда.

Так что моя подборка книг для писателей предназначена тем, кто хочет обновить свои рабочие краски. Для баланса я также вставил несколько книг просто для чтения.

  1. Для того, чтобы пробудить вдохновение и почувствовать себя частью клуба

«Ежедневные ритуалы» Мейсона Карри (в русском переводе — Режим гения. Распорядок дня великих людей — ред.)

Если вы ранее и не чувствовали себя чудаком, то писательский труд обязательно поможет вам – однако для работы толку в этом мало, поэтому стоит прочесть данную небольшую книгу. Мейсон Карри аккуратно собрал ежедневные привычки и личные слабости 161 великих писателей, художников, ученых и мыслителей, в том числе и тех, кто стоял на голове, чтобы вылечить креативный отдел своего мозга. В конце книге наши чудаковатые привычки уже выглядят нормальными.

  1. Чтобы знать, сколько правил мы можем нарушить:

«Элементы стиля» Уильяма Странка-младшего и Элвина Брукс Уайта

Правилам современного писательства примерно век, и в этом тонком томе они объясняются достаточно подробно. Уильям Странк-младший, профессор английского языка в Корнельском университете, впервые напечатал книгу специально для своих студентов в конце первой мировой войны. Хотя она в дальнейшем и дополнялась, данное произведение всё также сохраняет запах мела и твида, и вдохновляет нас писать правильно, если только мы сможем избавиться от чувства, что в противном случае на нас будут орать.

  1. Чтобы понять разницу между персонажами:

«Различение» Пьера Бурдье

Cтрогий социологический текст, но не бойтесь обилия плотности, диаграм и таблиц: это золотая жила. Очевидно, что никакое суждение о вкусе не является невинным — каждый в какой-то мере сноб. Здесь Бурдье буквально разбирает все виды снобизма и их привычек —  от пищи, которую мы предлагаем нашим друзьям и безделушек на наших комодах, до наших оценок беременных женщин и закатов. Хотя за образец исследования были взяты представители французской буржуазии, в примерах мы можем увидеть всех наших коллег и соседей, и даже себя.

  1. Чтобы поклоняться святыне:

«Словарь Чамберса»

Безусловно, значение всех слов можно найти в сети, но 2.37 килограмма, которые физически весит этот словарь, производят ошеломляющее ежедневное напоминание о том, что мы делаем и на что похож наш инструмент. Мышление — это не писательство, идеи не пишут, только само письмо пишет, и мы должны отразить свои мысли и идеи в реальности, что означает в конечном счёте — не на экране. Слова ведут себя иначе, когда они находятся на свежем воздухе, и Чамберс красиво выстраивает их на шёлковой бумаге. Если вы серьёзно относитесь к своему ремеслу, осмотритесь, просмотрите его в случайном порядке. Это живой зоопарк для писателей, который можно изучать без оглядки на севшую батарейку.

На вас может накричать… Элвин Брукс Уайт, соавтор «Элементов стиля»

  1. Чтобы не получать степень по психологии:

«Мгновенный анализ» Дэвида Либермана

Борьба персонажа в книге всегда будет иметь психологический подтекст.

Нам не нужно быть кандидатом наук, чтобы описать её, мы просто видим симптомы вокруг нас и описываем их, когда они проявляются. Но есть определённая граница, за которую мы не можем заглянуть без упрощения. Книга Либермана описывает 100 самых распространённых комплексов («почему я оказываю услуги людям, которые мне не нравятся?»), отводя на каждый по нескольку страниц. Скорее всего мы также найдём в этих примерах и себя, но в этом нет ничего страшного.

  1. Чтобы понять, что злодеи знают с рождения:

«Государь» Николо Макиавелли.

Изначально написанная как учебная книга для принцев, этот шедевр реалполитик учит кому стоит доверять, и как уничтожить тех, кому нельзя. Самая страшная вещь в “Государе” – в этом, без сомнения долговечном 500-летнем произведении — то, как хорошо она применима для действий в любой человеческой ситуации – от истории обычного подростка, снимающего девушек в четверг вечером, до положения одинокого, несчастного человека, сидящего на мусорном баке.

  1. Чтобы избавиться от ощущения, что современность оригинальна

«Сатирикон» Петрония Арбитра

Мало что может изменить точку зрения на историю человечества так, как изучение этой прекрасной и актуальной работы времён Нерона. Время декаденса, похожего на наш, наполненного рискованным сексом, претенциозной пищей и чувством личного беспокойства.

  1. Если Брексит недостаточно наглядно продемонстрировал вам почему чистая демократия должна использоваться экономно:

«Экстраординарно популярные иллюзии и Безумие толп» Чарьза Маккея

Неважно силу ли героя или масштаб славы мы планируем описывать — никогда не помешает оценить то как странно мы можем вести себя в толпе. Написанная в красивом стиле прозы 19 века, эта книга — увлекательное путешествие в самые странные безумства истории.

  1. Для того, чтобы понюхать запах горящего литературного бензина:

«Чёрная книга» Лоренса Даррелла

Одно дело слышать о страсти и полуночной работе, другое — ощутить её через книгу. Это страницы, где 24-летний Лоуренс Даррелл нашел свой истинный голос – и это стоит прочитать просто чтобы увидеть, что это значит. Одна из книг для вдохновения.

  1. Для того, чтобы увидеть, что может произойти, когда все складывается правильно:

«Ночь нежна» Френсиса Скотта Фитцджеральда

Из всех книг, которые я мог бы рекомендовать, дабы показать истинный размах писательского величия, я выбираю «Ночь Нежна», потому что её внутренний блеск неожиданно невероятен. «Великий Гэтсби» считается самой великой работой Фитцджеральда, но по мнению знатоков именно наш пример — лучший. Что, согласно Бурдьё, делает нас снобами.

Оригинал: TheGuardian

5 книг для осознанной жизни. Бизнес-тренинги.

Из всех возможных способов обучения, книги остаются моим любимым источником знаний. В книгах мне нравится то, что я могу читать их сам, в полной тишине. Мы остаемся наедине — только автор и я, один на один, и мы ведем беседу в моей голове.

Содержание статьи:

  • 1. Питер Друкер «Управление собой»
  • 2. Эпиктет «Руководство»
  • 3. Чарльз Буковски «Почтамт»
  • 4. Сьюзен Джефферс «Бойся, но действуй»
  • 5. Уильям Странк и Э.Б. Уайт «Элементы стиля»

Я считаю, что чтение и самообразование — это ключ к лучшей жизни. Нельсон Мандела выразил эту мысль следующим образом: «Образование – самое мощное оружие, которое может изменить мир.»

Из всех книг, которые я прочел, у меня есть лишь небольшое количество любимых книг. Я всегда держу их под рукой. Это те книги, к которым я часто обращаюсь – и они становятся только лучше с каждым прочтением.

Ниже я привожу список их 5 книг, которые я перечитываю ежегодно. И каждый год они становятся только лучше и полезнее для меня.

1. Питер Друкер «Управление собой»

(Managing Oneself, http://www.csee.umbc.edu/courses/graduate/CMSC601/papers/managingoneself.pdf)

На мой взгляд, это лучшее практическое руководство из когда-либо написанных. В действительности это статья, которая появилась в Harvard Business Review в 1999. В 2008 году она была издана в мягкой обложке.

Я часто говорю о самосознании. И «Managing oneself» описывает один из лучших способов, как достичь этого самосознания.

В своей жизни мы многие вещи делаем на автопилоте. После того как вы выполняли какую-либо работу на протяжении нескольких лет, вы думаете, что вы знаете все о ней. Вы перестаете расти. Именно этим мне нравится «Managing oneself». Эта статья дает инструменты, с помощью которых мы учимся всегда относиться к себе критично, она дает постоянное напоминание о том, что я сам являюсь человеком, которым нужно управлять больше всего.

Я перечитываю эту книгу (ну или статью, называйте как хотите) несколько раз в год. Все зависит о того, какой прогресс я наблюдаю в своей жизни. Как только я стопорюсь, я тут же берусь за «Managing oneself».

2. Эпиктет «Руководство»

(http://centant.spbu.ru/centrum/publik/kafsbor/mnemon/2007/34. pdf)

Еще одна короткая книга. Эту книгу я тоже перечитывают очень часто. Где-то 6-7 раз в год. Это книга, к которой я обращаюсь за жизненными советами.

Я согласен не со всем, о чем говорит Эпиктет, но для работы, которая была написана 2000 лет назад, она очень значима. Как и Сократ, Эпиктет не писал. Вместо этого у него была своя школа, в которой он обучал своей стоической философии. «Руководство» было записано его учеником Аррианом.

Эта книга также дает более широкое представление о человечестве. У людей всегда были проблемы с уверенностью в себе, семьей, работой, другими людьми и т.д. В какой-то степени, ничего не изменилось.

Придерживаться стоического мышления значит избегать ненужного беспокойства в жизни. Эта цитата основа учения Эпиктета:

«В нашей власти мнение, стремление, желание, уклонение – одним словом все, что является нашим. Вне пределов нашей власти – наше тело, имущество, доброе имя, государственная карьера, одним словом – все, что не наше. То, что в нашей власти, по природе свободно, не знает препятствий, а то, что вне пределов нашей власти является слабым, рабским, обремененным и чужим.»

3. Чарльз Буковски «Почтамт»

(https://www.litres.ru/charlz-bukovski/pochtamt/)

Я часто говорю о том, что я не воспринимаю жизнь слишком серьезно. И Буковски один из тех людей, кто оказал на меня большое влияние.

Интеллектуалисты (те, кто воспринимает себя слишком серьезно) ненавидят Буковски. Они говорят, что он был плохим писателем. Но мне все равно. Его книги самое смешное и занятное из того, что я читал. И «Почтамт» — мое любимое произведение. Я каждый раз смеюсь до упаду.

Это роман, но Буковски утверждал, что это автобиографическое произведение. «Почтамт» рассказывает о тех годах, когда он был помощником почтальона в Лос-Анжелесе в 50-60гг. Он потратил 12 лет своей жизни, работая на почте.

Жизнь Буковски также была интересной. Многие годы он едва сводил концы с концами. И во время одного периода в 50-ых он мог позволить себе только 2 шоколадных батончика за 5 центов в день. Он был в буквальном смысле голодным художником, но это не шло на пользу его работам. Он писал: «Можно писать куда лучше после стейка и пинты виски, чем после шоколадного батончика. Миф о голодном художнике – всего лишь наглая ложь.»

Его первые роман был опубликован лишь в 1971 году, когда ему был 51 год. Ему пришлось ждать очень долго прежде чем стать популярным.

4. Сьюзен Джефферс «Бойся, но действуй»

(https://www.litres.ru/suzen-dzheffers/boysya-no-deystvuy-kak-prevratit-strah-iz-vraga-v-souznika-6740812/)

Страх это то, что ежедневно ограничивает нас. И книга Сьюзен Джефферс дает практические советы, как можно управлять страхом.

Я говорю «управлять», потому что страх — это то, что никуда не денется. И поэтому я люблю читать эту книгу каждый год.

Страх это первобытная эмоция, которой легко поддаться. Но если вы это сделаете, то вам конец. Мне также очень нравится само название книги: «Бойся, но действуй». Это то, о чем я обычно говорю — ты можешь испытывать страх, но это не повод бездействовать.

5. Уильям Странк и Э.Б. Уайт «Элементы стиля»

(http://www.bartleby.com/141/)

Вы когда-нибудь получали письмо, сообщение, документ, которое совсем не могли? Или вы когда-нибудь читали веб-сайт компании и не могли разобраться, чем же они все-таки занимаются? А как насчет статей, которые не несут никакого смысла?

А теперь – поменяемся ролями. Возможно вы написали что-то, что трудно понять. На самом деле мы все пишем не очень понятным языком время от времени. Писать четко и ясно тяжело.

Каждая работа имеет некую форму письменной коммуникации. Поэтому «Элементы стиля» это такая важная книга. Особенно сейчас, когда большинство коммуникации происходит в письменном виде. И эта книга учит, как думать и писать понятно, так, чтобы люди понимали вас. Это очень ценный навык в сегодняшнем мире.

«Элементы стиля» та книга, которую необходимо прочитать каждому, а не только журналистам или писателям.

Как замену этой книге, если вы не очень в ладах с английским, прочитайте «Без воды» Павла Безручко (https://www. litres.ru/pavel-bezruchko/bez-vody-kak-pisat-predlozheniya-i-otchety-dlya-pervyh-lic-6740807/).

На этом все. Возможно вас заинтересует какая-то из книг, возможно нет. Эта статья не об этом.

Я просто надеюсь, что вы выберете какую-нибудь книгу, которую читали в прошлом, и перечитаете ее еще раз.

Великие книги необходимо читать, перечитывать, передавать другим и читать снова. Передавать знания – единственный способ сохранить их.

P.S. Среди других книг, которые я часто перечитываю: Сенека «О скоротечности жизни», Стивен Прессфилд «Война за креатив», Кэрол Дуэк «Гибкое сознание», Сет Годин «Племена».


Так же советую почитать:


Книга «Построение персонального бренда. Коуч-книга.»

В данной книге вы найдете последовательное руководство как понять свои сильные и слабые стороны, а затем построить собственный мощный бренд.

Книга «Сторителлинг. Коуч-книга.»

В данной книге вы найдете последовательное руководство как овладеть искусством рассказывания историй.

Книга «Искусство жить осознанно»

«Искусство жить осознанно» — книга про саморазвитие и самокоучинг, которая на простых примерах поможет лучше понять и осознать себя. Только помните — самое страшное, что может случиться с человеком — это встреча с самим собой.

Почему я не люблю фразу «Work&Life balance»

Вряд ли найдется вопрос, который мне задавали чаще, чем то, как я выстраиваю баланс между работой и личной жизнью. Каждый раз, когда кто-то задает мне этот вопрос, я долго ищу наименее оскорбительный ответ.

Читать онлайн «Как писать хорошо», Уильям Зинсер – ЛитРес

Переводчик В. Бабков

Главный редактор С. Турко

Руководитель проекта И. Гусинская

Компьютерная верстка А. Абрамов

© 1976, 1980, 1985, 1988, 1990, 1994, 1998, 2001, 2006 by William K. Zinsser

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2020

Все права защищены. Данная электронная книга предназначена исключительно для частного использования в личных (некоммерческих) целях. Электронная книга, ее части, фрагменты и элементы, включая текст, изображения и иное, не подлежат копированию и любому другому использованию без разрешения правообладателя. В частности, запрещено такое использование, в результате которого электронная книга, ее часть, фрагмент или элемент станут доступными ограниченному или неопределенному кругу лиц, в том числе посредством сети интернет, независимо от того, будет предоставляться доступ за плату или безвозмездно.

Копирование, воспроизведение и иное использование электронной книги, ее частей, фрагментов и элементов, выходящее за пределы частного использования в личных (некоммерческих) целях, без согласия правообладателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

* * *

Прочитав эту книгу, вы:

■ овладеете всеми премудростями писательского мастерства, предельно понятно изложенными самым авторитетным автором в этой сфере;

■ начнете писать любые тексты так, чтобы целевая аудитория считывала ровно тот смысл, который вы вкладываете, и получала от чтения удовольствие и пользу;

■ научитесь преодолевать тиранию конечного продукта и получать удовольствие от самого процесса письма.

От переводчика

Эта книга сочинялась для тех, кто хочет научиться хорошо писать по-английски. Большинство приведенных в ней рекомендаций сохраняет свою значимость и для русскоязычной публики, однако в некоторых отношениях русский и английский языки настолько различны, что при переводе пришлось либо опускать фрагменты оригинального текста, либо вносить в него определенную коррекцию (все эти поправки сделаны с любезного разрешения автора). В частности, опущена заключительная глава первой части «Словоупотребление» (Usage), где автор обсуждает уместность использования в нехудожественных текстах ряда английских слов, опираясь на те симпатии и антипатии, которые питают к этим словам известные американские литераторы. Впрочем, эту потерю не стоит считать слишком уж существенной, поскольку за тридцать с лишним лет, прошедших со времени выхода в свет первого издания книги, американский английский сильно изменился и отсутствующая в переводе глава выглядит устаревшей даже в глазах англоязычных читателей – об этом свидетельствуют ее обсуждения в Интернете. Остальные купюры сделаны там, где предметом авторского внимания становятся англоязычные словари (например, тезаурус Роже), или специфические особенности английской грамматики (фразовые глаголы, сокращения типа I’ll, won’t и т. п.), или синонимические пары, не имеющие полноценного аналога в русском (that и which), или области языка, отражающие характерные черты американской культуры (бейсбольный сленг), или новейшее требование западной политкорректности – борьба с «сексистским» местоимением «он», заменяющим в тексте существительные «писатель», «читатель» и прочие слова мужского рода. Хотя все эти потери слегка обедняют замечательное руководство Зинсера, вдумчивый читатель или читательница без труда смогут виртуально дополнить его главами, которые автор непременно написал бы, будь он знатоком русского литературного языка, – например, пассажем о том, какие возможности дает нашим соотечественникам богатейшая русская морфология и в том числе разнообразие суффиксов (мальчик – мальчишка – мальчишечка – малявка – малявочка – малютка – малый – мальчонка – мальчуган – малец), или анализом той палитры интонационных оттенков, которая находится в распоряжении наших сочинителей благодаря исключительно гибкому русскому синтаксису.

Увлекаясь своим предметом, Уильям Зинсер часто делает утверждения по меньшей мере спорные. «Возможно, ни в одном другом языке нет такого обилия ярких глаголов», – к примеру, говорит он в одном месте, а в другом риторически спрашивает: «Что может быть лучше для автора нон-фикшн, чем жить в Америке?», добавляя в качестве пояснения: «Наша страна бесконечно удивительна и разнообразна». У нас, носителей великого и могучего и обитателей самой большой страны на Земле (пусть и занимающей уже не одну шестую, а примерно одну девятую часть суши), найдется что ему возразить.

Введение

Среди картинок, украшающих стены моего кабинета в Манхэттене, есть фотография Элвина Брукса Уайта. Ее сделала Джил Кременц – она сняла Уайта у него дома в Бруклине, в штате Мэн, когда писателю было семьдесят семь. Седоволосый человек сидит на простой деревянной скамье за простым деревянным столом – три доски на четырех ножках – в небольшом лодочном сарайчике. Из открытого окна видно море. Уайт печатает на механической пишущей машинке, и кроме нее на фотографии присутствуют только два предмета: пепельница и бочонок из-под гвоздей. Бочонок – это я сообразил и без объяснений – выполнял роль мусорной корзины.

Этот снимок видели многие люди из разных уголков моей жизни – писатели и желающие стать писателями, студенты и бывшие студенты. Они приходят, чтобы обсудить какую-нибудь писательскую проблему или рассказать мне о последних поворотах своей судьбы, но очень скоро их взгляд падает на сидящего за машинкой старика. Их внимание притягивает сама простота процесса. У писателя на фотографии есть все, что нужно: устройство для письма, лист бумаги и пустая емкость для фраз, которые получились не такими, как он хотел.

С тех пор орудия сочинительства стали электронными. На смену пишущим машинкам пришли компьютеры, мусорную корзину заменила клавиша удаления, а множество других клавиш позволяют вставлять, передвигать и тасовать целые куски текста. Но никто так и не придумал, чем заменить писателя. Ему по-прежнему приходится биться над старой как мир задачей: как сказать нечто такое, что другим захотелось бы прочесть. В этом смысл фотографии, висящей у меня на стене, и этому же – на тридцать лет позже – я посвятил свою книгу.

Впервые «Как писать хорошо» появилась на свет в пристройке к моему коннектикутскому дому, такой же маленькой и примитивной, как лодочный сарай Уайта. Моими инструментами были голая лампочка под потолком, стандартная машинка «ундервуд», стопка желтой бумаги и плетеное ведерко для мусора. К тому времени я уже пять лет читал в Йельском университете курс по сочинению нон-фикшн и летом 1975 г. решил превратить его в книгу.

Оказалось, что мои мысли то и дело возвращаются к Элвину Уайту. Он всегда был для меня образцом писателя. Я стремился подражать его непринужденному стилю (понимая, что эта непринужденность – результат упорного труда) и прежде, чем браться за очередную работу, неизменно перечитывал что-нибудь из сочинений Уайта, чтобы проникнуться звучанием его прозы. Но теперь у меня возник еще и педагогический интерес: Уайт был непобежденным чемпионом в той области, куда я намеревался вступить. Главным пособием для писателей оставалась обновленная им книга, которая оказала столь сильное влияние на него самого, – «Элементы стиля» (The Elements of Style), вышедшая в 1919 г. из-под пера его учителя английского языка и литературы, профессора Корнеллского университета Уильяма Странка-младшего. Нелегко было тягаться с такими соперниками!

Но вместо того чтобы конкурировать со Странком и Уайтом, я решил дополнить их руководство. «Элементы стиля» состоят из указаний и предостережений: делайте то-то, не делайте того-то. Однако авторы не объясняют, как применять эти принципы в различных жанрах журналистики и литературы нон-фикшн. Этому я учил на своих занятиях и это же перенес на бумагу: как писать о людях и путешествиях, о науке и технике, об истории и медицине, о бизнесе и образовании, о спорте, искусстве и обо всем прочем, что существует на белом свете и ждет своего описания.

Так в 1976 г. родилась книга «Как писать хорошо» – и теперь она служит уже третьему поколению читателей, а ее общий тираж перевалил за миллион. Сегодня я часто встречаю молодых журналистов, которые получили эту книгу от своих редакторов, точно так же как эти редакторы когда-то получили ее от своих. Часто попадаются мне и седовласые дамы, которым велели читать ее в пору их студенческой юности и которые, к своему удивлению, обнаружили, что это вовсе не такая скучища, как они ожидали. Иногда они приносят мне на подпись то старое издание с пометками, сделанными желтым маркером. И извиняются, что так его запачкали. Но эти пометки – бальзам для моего сердца.

В течение этих тридцати лет Америка неуклонно менялась, и вместе с ней менялась моя книга. Я переделывал ее шесть раз, чтобы поспеть за новыми общественными веяниями (рост интереса к мемуарам, бизнесу, науке и спорту), новыми литературными тенденциями (больше женщин среди сочинителей нон-фикшн), новыми демографическими особенностями (больше писателей, унаследовавших другие культурные традиции), новыми технологиями (компьютер), а также за новой лексикой и словоупотреблением. Еще я добавил в нее уроки, вынесенные мною самим из постоянной борьбы с трудностями своего ремесла, из работы над темами, которых я прежде не касался, – это бейсбол, музыка и американская история. Моя цель – поделиться с читателями своими мыслями и опытом. Если они извлекают пользу из моей книги, это происходит не потому, что они слышат голос университетского профессора. Я говорю с ними как действующий писатель.

Мои преподавательские симпатии тоже сместились. Сейчас меня сильнее интересуют неуловимые вещи, от которых зависит качество письма: уверенность в себе, увлеченность, напор, цельность изложения, – и я написал об этом несколько новых глав. С 1990-х гг. я также веду курс мемуаристики и семейной истории в Новой школе[1]. Мои слушатели – зрелые люди обоих полов, которые хотят писать ради того, чтобы разобраться, кто они такие и с каким наследием пришли в этот мир. Из года в год они глубоко трогают меня своими житейскими историями и заражают страстным желанием оставить память о том, что они совершили, передумали и перечувствовали. Кажется, что за мемуары нынче засела чуть ли не половина американцев.

 

Беда в том, что многих из них парализует масштаб стоящей перед ними задачи. Разве можно придать хотя бы относительно связную форму прошлому – этой необъятной мешанине из полузабытых людей, событий и переживаний? Начинающие мемуаристы впадают в отчаяние. Дабы предложить им некоторое утешение и помощь, я написал в 2004 г. книгу под титулом «Как писать о своей жизни» (Writing About Your Life). Это воспоминания о различных случаях из моей собственной жизни, но, кроме того, еще и учебник: попутно я объясняю, какие решения принимал по ходу письма. Я делал это, сталкиваясь с теми же проблемами, какие встают перед любым автором, отправившимся на поиски своего прошлого, – проблемами выбора, отбраковки, организации и тона повествования. Готовя к печати это издание, седьмое по счету, я вложил усвоенные мною уроки в новую главу – «Как писать семейную историю и мемуары».

Когда-то, едва принявшись за сочинение этой книги, я ориентировался на читателей, составляющих небольшую долю населения, – на студентов, писателей, редакторов, преподавателей и всех, кто хочет научиться писать. Я и не подозревал о тех электронных чудесах, которым было суждено вскоре так радикально преобразить сам писательский процесс. Сначала, в 1980-х гг., появились текстовые редакторы, сделавшие компьютер повседневным орудием тех, кому никогда и в голову не приходило считать себя писателями. Затем, в 1990-х, родились Интернет и электронная почта, продолжившие эту революцию. Сегодня все обитатели земного шара пишут друг другу, мгновенно преодолевая любые границы и не обращая внимания на разницу в часовых поясах. Блогеры наводнили всю планету.

С одной стороны, эта новая реальность не так уж плоха. Любое изобретение, помогающее человеку победить страх перед изложением своих мыслей в письменном виде, заслуживает восхищения наравне с кондиционером и электрической лампочкой. Но и здесь, как везде, есть закавыка. Никто не сказал всем этим новоиспеченным компьютерным писателям, что писать – значит переписывать. Из того, что они пишут быстро, еще не следует, что они пишут хорошо.

Впервые это противоречие обнажилось с появлением текстовых редакторов. Случились две противоположные вещи: хорошие писатели стали писать лучше, а плохие – хуже. Хорошие писатели обрадовались возможности бесконечно возиться со своими фразами – видоизменять их, сокращать и отделывать – без утомительной необходимости каждый раз перепечатывать все заново. Плохие стали еще более многословными, потому что писать вдруг стало необычайно легко и их фразы выглядели на экране ужасно красиво. Разве могли эти прекрасные фразы не быть совершенными?

Электронная почта поощряет импровизацию – в этой среде не принято медлить и оглядываться назад. Она идеальна для нескончаемого течения будничной жизни. Если здесь пишут неряшливо, никакого существенного вреда это не причиняет. Однако та же электронная почта сейчас активно используется и в мировом бизнесе. Каждый день миллионы электронных писем передают людям информацию, необходимую им для выполнения своей работы, и плохо написанное послание может нанести серьезный ущерб. То же самое справедливо и для плохо написанного веб-сайта. При всей ее электронной изощренности новая эра по-прежнему опирается на письменное слово.

«Как писать хорошо» – это книга о ремесле, принципы которого не изменились за все тридцать лет, протекшие со времени ее первого выхода в свет. Я не знаю, какие очередные чудеса еще вдвое облегчат процесс письма в следующие три десятилетия. Но я знаю, что они не сделают написанное вдвое лучше. Как и прежде, для этого будет необходимо как следует напрягать мозги – именно этим и занимался Элвин Уайт в своем лодочном домике – и умело пользоваться старыми добрыми средствами родного языка.

Уильям Зинсер,
апрель 2006 г.

Часть I


Принципы

1


Взаимодействие

Как-то раз в одной коннектикутской школе устроили «день искусства», и меня пригласили прийти туда и поговорить о писательстве как о призвании. Явившись на мероприятие, я обнаружил там второго приглашенного – доктора Брока (назову его так), хирурга, который недавно начал писать и уже продал в разные журналы несколько рассказов. Он собирался говорить о писательстве как о развлечении. Мы с ним сели бок о бок перед полным залом школьников, учителей и родителей, жаждущих услышать, в чем состоят секреты нашего гламурного ремесла.

Ярко-красный пиджак доктора Брока придавал ему слегка богемный вид, какой и положено иметь литераторам, а потому первый вопрос был адресован ему. Каково это – быть писателем?

Он ответил, что это ни с чем не сравнимое удовольствие. Вернувшись домой после утомительного дня в больнице, он тут же берется за тетрадь и строчит, мигом снимая всю накопившуюся усталость. Слова так и льются рекой на бумагу. Это очень легко. Затем я сказал, что писать совсем не легко и это далеко не всегда удовольствие. Это тяжелый и одинокий труд, и слова редко льются рекой.

Далее доктора Брока спросили, нужно ли перерабатывать написанное. Это абсолютно ни к чему, ответил он. «Что выросло, то выросло», – заявил он и добавил, что фразы в их первоначальной форме наиболее естественно выражают мысли писателя. Затем я сказал, что работа над своим текстом – главное занятие пишущего человека, и заметил, что профессиональные писатели переделывают свои фразы снова и снова, а потом переделывают уже переделанное.

«Как вы поступаете в те дни, когда работа не клеится?» – спросили доктора Брока. Он ответил, что просто бросает писать и откладывает тетрадь до той поры, пока дело не пойдет на лад. Затем я сказал, что профессиональный писатель должен составить для себя рабочий график и строго соблюдать его изо дня в день. Я сказал, что писательство – это не искусство, а ремесло и что человек, бегущий от своего ремесла из-за нехватки вдохновения, обманывает сам себя. Вдобавок он не сможет заработать себе на хлеб.

«Что, если вы расстроены или подавлены? – спросил один ученик. – Не повлияет ли это на ваш результат?»

Пожалуй что да, ответил доктор Брок. Отправляйтесь на рыбалку. Или на прогулку. Пожалуй что нет, сказал я. Если ваша работа – писать каждый день, вы должны привыкнуть выполнять ее как любую другую работу.

Еще один ученик спросил, считаем ли мы полезным вращение в литературных кругах. Доктор Брок ответил, что он в восторге от своего нового имиджа творческой личности, и вспомнил несколько историй о том, как его издатель и агент гуляли вместе с ним по манхэттенским ресторанам, где собираются писатели и редакторы. Я сказал, что профессиональные писатели – работяги-одиночки, которые редко видятся с другими писателями.

«Прибегаете ли вы к помощи символизма, когда пишете?» – спросили меня.

«Стараюсь этого не делать», – ответил я. За всю жизнь мне ни разу не удалось постичь скрытый смысл хотя бы одного художественного произведения, будь то рассказ, пьеса или кинофильм, а глядя на танец и пантомиму, я обычно даже не догадываюсь, что мне стараются внушить.

«А я обожаю символы!» – воскликнул доктор Брок и со смаком описал, как приятно ему бывает уснащать ими свои сочинения.

Беседа продолжалась в том же духе и стала откровением для всех нас. Под конец доктор Брок признался мне, что его чрезвычайно заинтересовали мои ответы: ему никогда и в голову не приходило, что писать может быть трудно. Я ответил, что был не менее заинтригован его ответами: мне никогда не приходило в голову, что писать может быть легко. Почему бы мне на досуге не заняться хирургией – так, ради забавы?

Что же касается учеников, то на первый взгляд может показаться, будто мы их порядком озадачили. Однако на самом деле они получили бы о писательстве гораздо более узкое представление, если бы перед ними выступил лишь один из нас, потому что нет единственно правильного способа делать такое глубоко личное дело. Существуют самые разные писатели и самые разные методы, и любой метод, который позволяет вам сказать то, что вы хотите сказать, и есть правильный – по крайней мере, для вас. Одни пишут днем, другие ночью. Одним нужна тишина, другие включают радио. Одни пишут ручкой, другие за компьютером, третьи наговаривают в диктофон. Кто-то пишет черновик в один присест, после чего редактирует его целиком, а кто-то способен перейти ко второму абзацу только после бесконечно долгой возни с первым.

Но все писатели ранимы, и всех снедает внутреннее беспокойство. Ими движет желание перенести на бумагу часть самих себя, но они не просто записывают все, что приходит на ум. Они садятся за стол, дабы совершить некий литературный акт, и личность, возникающая на бумаге, гораздо скованнее той, что – фигурально говоря – взялась за перо. Вся хитрость в том, чтобы отыскать за этой скованностью реального человека.

В конечном счете главный продукт, предлагаемый писателем читателю, – это не тема, о которой он пишет, а он сам. Я часто ловлю себя на том, что с интересом читаю о вещах, прежде казавшихся мне совершенно неинтересными, – например, о каком-нибудь научном исследовании. Меня захватывает энтузиазм автора, искренне влюбленного в свое дело. Что его в нем привлекло? Какой эмоциональный багаж он с собой принес? Как оно изменило его жизнь? Чтобы зачитаться книгой Генри Торо, вовсе не обязательно мечтать провести год в одиночестве на Уолденском пруду.

На этом личном взаимодействии и держится хорошая литература нон-фикшн. Отсюда вытекает важность двух качеств, на поиски которых мы отправимся в этой книге, – человечности и теплоты. Хороший, живой текст не отпускает читателя, заставляя его перелистывать страницу за страницей, и причина этого отнюдь не в ловких трюках, помогающих автору себя «персонализировать». В первую очередь автор должен использовать свой родной язык так, чтобы добиться максимальной силы и ясности.

Можно ли научить этим принципам? Скорее всего, нет. Но большинству из них можно научиться.

2


Простота

Словесный мусор – это беда нашей страны. Мы, американцы, душим себя тяжеловесными оборотами, ненужными повторами, помпезными завитушками и бессмысленным жаргоном.

Кто в силах понять невразумительный язык будничной американской коммерции – меморандумы, корпоративные отчеты, деловую переписку, банковские сообщения о последней «упрощенной» схеме работы с клиентами? Кто из нуждающихся в страховом или медицинском обслуживании способен расшифровать брошюру, в которой объясняются стоимость и преимущества того, что ему предлагают? Какому отцу или матери хоть раз удалось собрать детскую игрушку по инструкции на коробке? Это наша национальная болезнь – мы стараемся приукрасить свою речь, чтобы казаться важнее.

Пилот говорит, что опасается в скором времени столкнуться со значительным выпадением осадков, и ему не приходит в голову сказать, что он боится дождя. Слишком уж проста эта фраза – а значит, что-то с ней не так.

Но вы не сможете писать хорошо, если не будете вычищать каждое предложение, оставляя в нем только самое необходимое. Каждое слово, которое не несет смысловой нагрузки, каждое длинное слово, которое можно заменить на короткое, каждое наречие, которое дублирует по своему значению стоящий рядом глагол, каждая пассивная конструкция, которая мешает читателю ясно понять, кто что делает, – вот тысяча и одна примесь, ослабляющая силу предложения. И их количество обычно бывает пропорционально уровню образования и статусу пишущего.

В 1960-х гг. ректор моего университета сочинил письмо, чтобы успокоить выпускников после волнений в студенческом городке. «Вам, должно быть, известно, – написал он, – что в последнее время мы наблюдали чреватые серьезными последствиями выражения недовольства по весьма слабо связанным между собой поводам». Он имел в виду, что студенты предъявляли администрации самые разные претензии. Литературный стиль ректора огорчил меня гораздо больше, чем чреватые последствиями выражения недовольства его питомцев. Я предпочел бы, чтобы он взял пример с президента Франклина Рузвельта, который некогда пытался перевести на человеческий язык распоряжения своего собственного правительства вроде указа о затемнении зданий в 1942 г.:

 

Следует принять меры, обеспечивающие полную невидимость на неограниченное время в течение воздушных налетов всех муниципальных объектов, занимаемых органами федерального правительства, путем изоляции всех источников как внутреннего, так и внешнего освещения.

«Скажите им, – попросил Рузвельт, – что, если уж нельзя во время бомбежки уйти с работы, пусть занавесят чем-нибудь окна, да поплотнее».

«Упрощайте же, упрощайте», – нам часто напоминают эти слова Торо, и ни один американский писатель не проводил свои идеи в жизнь так последовательно. Откройте «Уолден» на любой странице, и вы услышите человека, который просто и понятно рассказывает о том, что у него на уме:

Я ушел в лес потому, что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться, чтобы не оказалось перед смертью, что я вовсе не жил[2].

Как нам, всем остальным, достичь этой завидной свободы от речевого мусора? Для этого надо очистить от него наши головы. Кто ясно мыслит, тот ясно пишет; одного без другого не бывает. Человек с мутными мыслями не способен писать хорошим языком. Пару абзацев он, возможно, кое-как осилит, но вскоре читатель потеряет интерес к его рассказу – а это самое печальное, что может случиться, поскольку снова завладеть его вниманием будет очень нелегко.

Что же это за капризное существо – читатель? Без дополнительных стимулов он теряет концентрацию примерно через тридцать секунд, притом что за его внимание борется множество разнообразных сил. Когда-то этих сил было относительно немного: газеты, журналы, радио, супруг или супруга, дети, домашние животные. Сегодня к ним добавилась еще целая галактика электрических изобретений, служащих для развлечения и передачи информации: телевизоры, магнитофоны, DVD- и CD-плееры, видеоигры, Интернет, электронная почта, мобильные телефоны, смартфоны, айподы – плюс фитнес-клубы, бассейны, спортплощадки и самый могучий из конкурентов, сон. Человек, дремлющий в кресле с книгой или журналом, – живое свидетельство того, что все старания писателя пропали втуне.

Некоторые авторы считают, будто читатель слишком глуп или слишком ленив для того, чтобы уследить за ходом их мысли, но это плохое оправдание. Как правило, читатель теряет интерес из-за небрежности писателя. Эта небрежность принимает разные формы. Порой фраза выходит такой замусоренной, что читатель, продирающийся сквозь словесные нагромождения, просто не улавливает ее смысла. Порой она бывает так плохо сконструирована, что читатель может понять ее несколькими разными способами. Порой автор на ходу меняет значение местоимений или глагольные времена, так что читатель перестает понимать, кто говорит или когда случилось то, о чем ему рассказывают. Порой предложение Б выглядит логически не связанным с предложением А: писатель, для которого эта связь очевидна, забыл вставить недостающее звено. Порой автор неправильно использует какое-нибудь слово, потому что не дал себе труда заглянуть в словарь.

Сталкиваясь с такими препятствиями, читатели поначалу проявляют осторожность. Они винят себя (наверное, они что-то пропустили!) и снова возвращаются к загадочному предложению или целому абзацу, разбирают его по косточкам, словно древние руны, строят гипотезы и двигаются дальше. Однако надолго их все равно не хватит. Писатель перегрузил их работой, и скоро они уйдут от него к другому, более умелому.

Поэтому писатели должны постоянно спрашивать себя: что я пытаюсь сказать? На удивление часто они и сами этого не знают. Затем они должны посмотреть на то, что уже написали, и спросить: сказал ли я это? Будет ли моя мысль ясна человеку, который впервые столкнулся с этой темой? Если нет, значит, в механизм попала какая-то труха. У хорошего писателя достаточно ясная голова, чтобы увидеть эту труху и выбросить ее вон.

Я вовсе не хочу сказать, что одни люди рождаются с ясной головой и потому имеют все шансы стать хорошими писателями, а у других мозги от природы замусорены, так что они никогда не научатся писать хорошо. Писатель должен заставлять себя думать ясно, как поступает любой человек, если перед ним встает проблема, требующая логического подхода, будь то составление списка покупок или решение математической задачи. Умение хорошо писать – отнюдь не природный дар, хотя большинство, похоже, считает его таковым. Профессиональным писателям частенько приходится слышать доверительное «Я тоже когда-нибудь что-нибудь напишу»; люди хотят сказать, что займутся этим, когда оставят свою настоящую профессию – страхование или недвижимость, где надо вкалывать как следует. А еще кто-то говорит: «Я мог бы написать об этом целую книгу». Сомневаюсь.

Писать – это тяжелая работа. Ясная фраза – не случайность. Очень редко фразы выходят ясными с первого и даже с третьего раза. Помните это в минуты отчаяния. Если вы обнаружите, что писать трудно, не удивляйтесь. Так оно и есть.


Две страницы последнего варианта рукописи этой главы для первого издания «Как писать хорошо». Хотя они выглядят как довольно сырой черновик, на самом деле они уже были переписаны и перепечатаны раза четыре или пять, как почти любая другая страница. При каждом переписывании я стараюсь сделать текст предельно сжатым, точным и выразительным, устраняя из него все, что не выполняет полезной работы. Затем я прохожусь по нему еще раз, читая его вслух, и всегда поражаюсь тому, как много мусора еще можно выкинуть. (В более поздних изданиях я устранил сексистское местоимение «он», означающее писателя и читателя.)

7 книг, которые полезнее диплома MBA

Домашнее чтение для бизнесменов, карьеристов и просто целеустремленных людей.


За прошедшие несколько десятилетий степень несколько утратила престиж — возможно, из-за того, что мир образования не успевает за быстрыми изменениями в мире бизнеса.

Степенью MBA обладает относительно небольшое число предпринимателей, но можно поспорить, что почти все те из них, кому удалось добиться успеха, прочитали эти семь коротких и простых книг, уже ставших классикой.

Итак, читайте:

1. «Как человек мыслит», Джеймс Аллен

Чему учит:

Большинство людей убеждены, что их жизнь определяется судьбой, удачей или обстоятельствами. Эта книга объясняет, что Ваша жизнь такова, какой Вы ее делаете, и единственный способ добиться успеха — привести в порядок ум.

Это основа успешной карьеры в бизнесе. Книга Джеймса Аллена входит в десятку самых мотивирующих книг всех времен.

Цитата:

«Индивидуум в полной мере становится человеком в тот момент, когда перестает стенать и жаловаться на судьбу, принимая решение найти скрытое правосудие, которое регулирует его жизнь. Приспосабливая свой разум к этому уравновешивающему фактору, он прекращает винить кого-либо в своих неудачах. Он избирает сильные и благородные мысли. Вместо того чтобы бороться против обстоятельств, он начинает использовать их потенциал для более быстрого прогресса. Он стремится раскрыть в себе новые силы и способности».

2. «Богатый папа, бедный папа», Роберт Кийосаки

Чему учит:

Помимо того, что в книге излагаются основные принципы ведения личных финансов (без которых успех не имеет смысла), она объясняет, почему построение бизнеса и владение им — самый надежный способ добиться успеха.

«Богатый папа, бедный папа» разрушает нереалистичное представление о том, что работа за зарплату дает финансовую безопасность, и учит мыслить как предприниматель.

Цитата:

«Богатые люди приобретают активы. Бедные и средний класс приобретают пассив, который считают активом».

3. «Где мой сыр», Спенсер Джонсон

Чему учит:

Бесчисленное множество книг посвящено силе инноваций и тому, как отдельные люди и компании могут адаптироваться к постоянно наращивающим темпы изменениям. Но ни одна из них не дала такого короткого, точного и яркого описания.

Цитата:

«Кратчайшая дорога к переменам — не бояться посмеяться над совершенными ошибками, ложными представлениями, над своей глупостью. Это освобождает от тяги к привычному старому стилю поведения и поступков, ускоряет продвижение вперед — к новому».

4. «Элементы стиля» (The Elements of Style), Уильям Странк мл. и Э. Б. Уайт

Чему учит:

Теперь, когда основой бизнес-коммуникации стали электронная переписка, текстовые сообщения и социальные сети, умение изъясняться стало важным как никогда. Книга написана на английском и учитывает особенности английского языка, однако эти принципы применимы к любому тексту. Освоив «Элементы стиля», Вы научитесь выражать мысли в деловой переписке как на английском, так и на русском гораздо лучше менее информированных коллег.

Цитата:

«Энергию тексту дает краткость. Предложение не должно содержать ненужных слов, а абзац — ненужных предложений, по той же причине, по которой на чертеже не нужны лишние линии, а механизму — лишние детали. Это не значит, что нужно писать только короткими предложениями, избегая деталей и лишь коротко обрисовывая темы. Это значит, что каждое слово должно нести смысл».

5. «Одноминутный менеджер», Кеннет Бланшар и Спенсер Джонсон

Чему учит:

Если и существует описание того, что значит быть хорошим менеджером, лучше и короче, чем в этой книге, его еще предстоит отыскать. В ней больше понимания бизнеса (и способов его использования), чем в дюжине библиотек, полных научных исследований.

Один из ее соавторов, Кеннет Бланшар, хорошо известен русскому читателюи книгами о бизнесе и управлении персоналом. Каждый начальник — или тот, кто хочет им стать, — должен прочесть эту книгу.

Реклама

Цитата:

«Если Вы не можете сказать, что Вы хотите, чтобы произошло, у Вас еще нет проблемы. Вы просто жалуетесь. Проблема существует только тогда, когда есть разница между тем, что фактически происходит, и тем, что Вы хотите, чтобы происходило».

6. «Как лгать при помощи статистики» (How to Lie with Statistics), Дэррел Хафф

Чему учит:

Отличительная характеристика современного бизнеса — страсть к измерениям. Однако при неправильной интерпретации метрики могут быть не только бесполезны, но и вредны. Книга Хаффа выдержала множество переизданий и рассказывает уже нескольким поколениям предпринимателей о манипуляциях с цифрами.

Она написана доступным языком и сопровождается наглядными иллюстрациями, поэтому ее сможет осилить читатель даже с весьма скромными знаниями английского.

Цитата:

«Секретный язык статистики, такой притягательный для представителей культуры, ориентированной на факты, используется, чтобы раздувать сенсации, нагнетать обстановку, запутывать и чрезмерно упрощать. Статистические методы и термины необходимы для описания данных о социальных и экономических трендах, условиях ведения бизнеса, опросов общественного мнения и переписи населения. Но без того, кто способен честно и осознанно найти нужные слова, и читателей, понимающих значение этих слов, результатом будет бессмыслица».

7. «Величайший в мире торговец», Ог Мандино

Чему учит:

Если Вы не в состоянии продать свои идеи, продукт или услуги, Вам никогда не добиться успеха в бизнесе. Можно прочитать огромное количество литературы на эту тему, но вся она сводится к нескольким простым истинам, которые содержатся в одной книге Мандино.

Внимание: «Величайший в мире торговец» не просто сделает Вас более успешным в бизнесе — она сделает Вас более успешным и в жизни.

Цитата:

«Я проживу этот день так, как если бы он был последним. Этот день — все, что у меня есть, и эти часы — моя вечность. Я встречу восход криками радости, как узник, получивший отсрочку от казни. Я воздену руки, принимая этот новый день как бесценный дар.

Мое сердце будет наполняться благодарностью при воспоминании о тех людях, которые вчера встречали рассвет, и которых нет среди живущих сегодня. Я действительно удачлив, и часы сегодняшнего дня — это незаслуженная награда. Почему мне дозволено прожить лишний день, когда другие, которые много лучше меня, ушли?

Может, они достигли своих целей, а мне еще предстоит это сделать? И это еще одна возможность для меня стать тем, кем я могу стать?».

Уильям Странк мл.

Уильям Странк мл. (1 июля 1869 — 26 сентября 1946) был американским профессором английский в Корнелл Университет и автор Элементы стиля (1918). После доработки и расширения бывшим учеником Э. Б. Уайт, он стал очень влиятельным руководством по Использование английского в конце 20-го века, обычно называемый Strunk & White.

Содержание

  • 1 Жизнь и карьера
  • 2 использованная литература
  • 3 дальнейшее чтение
  • 4 внешние ссылки

Жизнь и карьера

Странк родился и вырос в Цинциннати, Огайо, старший из четырех оставшихся в живых детей Уильяма и Эллы Гарретсон Странк.[1] Он получил степень бакалавра в Университет Цинциннати в 1890 г. и докторскую степень в Корнельском университете в 1896 г. Он провел 1898–99 учебный год в Сорбонна и Коллеж де Франс, где учился морфология и филология.[2]

Странк впервые преподавал математику в Политехнический институт Роуза в Терре-Хауте, Индиана в 1890–91.[3] Затем он 46 лет преподавал английский в Корнелле и был избран в Пхи Бета Каппа,[4] пренебрегая специализацией и становясь экспертом как в классической, так и в неанглийской литературе.[5] В 1922 г. он опубликовал Английские метры, исследование поэтической метрической формы, и он составил критические издания Cynewulf с Юлиана, несколько работ Драйден, Джеймс Фенимор Купер с Последний из могикан, и несколько шекспировский пьесы.[6] Странк также был активным участником собрания, известного как Клуб рукописей, «неформального субботнего собрания студентов и профессоров, интересующихся писательской деятельностью», где он встретил «чувствительного и глубоко вдумчивого молодого человека по имени Элвин Брукс Уайт. «[7]

В 1935–36 Странк с удовольствием работал литературным консультантом Метро Goldwyn Mayer фильм Ромео и Джульетта (1936). В студии его называли «профессором» отчасти потому, что в костюме-тройке и очках в металлической оправе он «выглядел так, как будто его доставили на съемочную площадку из отдела кастинга MGM».[8]

В 1918 году Странк частным образом опубликовал Элементы стиля для использования его учениками Корнелла, которые дали ему прозвище «маленькая книга». Странк хотел, чтобы руководство «облегчило задачу преподавателя и ученика, сконцентрировав внимание … на нескольких важных моментах, правилах использования и принципах композиции, которые чаще всего нарушаются». В 1935 году Странк и Эдвард А. Тенни переработали и опубликовали руководство как Элементы и практика композиции (1935).

В его Житель Нью-Йорка В колонке от 27 июля 1957 г. Э. Б. Уайт похвалил «маленькую книгу» как «сорок трехстраничное изложение аргументов в пользу чистоты, точности и краткости в использовании английского языка». [9]Макмиллан и компания затем поручил Уайту отредактировать издание 1935 года для переиздания под первоначальным названием Странка. Его расширение и модернизация продано более двух миллионов экземпляров. С 1959 года общий объем продаж трех изданий за четыре десятилетия превысил десять миллионов экземпляров.[10]

В 1900 году Странк женился на Оливии Эмили Локк, от которой у него было трое детей, включая известного музыковеда. Оливер Странк.[11] Уильям Странк ушел из Корнелла в 1937 году. В 1945 году он перенес психическое расстройство, которому был поставлен диагноз «старческий психоз», и умер менее чем через год в больнице. Психиатрический институт реки Гудзон в Покипси, Нью-Йорк.[12] В некрологе Корнелла Странка отмечалось, что его друзья и бывшие ученики помнили «его доброту, его готовность помочь как учителя и коллегу, [и] его мальчишеское отсутствие зависти и лукавства».[13]

использованная литература

  1. ^ Гарви, 3–4. Корнелл Университет, Некрология факультетав Гарви, 200.

дальнейшее чтение

  • Уильям Странк-младший и др., Классика стиля (Кливленд: Американская академическая пресса, 2006).
  • Марк Гарви, Стилизованный: немного навязчивая история Strunk & White’s Elements of Style (Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 2009).

внешние ссылки

  • Работы Уильяма Странка-младшего. в Проект Гутенберг
  • Работы Уильяма Странка младшего или о нем. в Интернет-архив
  • Работы Уильяма Странка-младшего. в LibriVox (аудиокниги в общественном достоянии)
  • Элементы стиля, полный текст оригинала Странка на Bartleby.com
  • Уильям Странк в Библиотека Конгресса Органы, с 23 записями в каталоге

Пожалейте читателя. Как писать хорошо

Как писать хорошим стилем[1]

КУРТ ВОННЕГУТ

Компания International Paper попросила Курта Воннегута, автора «Бойни номер пять», «Рецидивиста», «Колыбели для кошки» и других романов, рассказать, как вкладывать свой стиль и черты своей личности во всё, что вы пишете.

Газетные репортеры и писатели-технари обучены составлять тексты так, чтобы не оставлять там ничего от их собственного «я». Это делает их белыми воронами мира писателей, поскольку все остальные чернильные души этого мира готовы многое поведать читателю о себе. Такие откровения, случайные и намеренные, мы зовем элементами художественного стиля.

Эти откровения рассказывают нам, с каким человеком мы проводим время. Невежда наш автор или мудрец, нормальный он или давно свихнулся, глуп или умен, честен или лжив, весел или траурно-серьезен…

Зачем вообще думать о своем писательском стиле, пытаясь как-то его улучшить? Тем самым вы проявляете уважение к читателю – вне зависимости от того, что вы пишете. Если вы нацарапаете свои мысли как бог на душу положит, читателю наверняка покажется, что вам на него плевать. И он сочтет вас маниакальным эгоистом или законченным болваном – или, хуже того, он вообще бросит вас читать.

Самое порочное качество, что вы только можете явить читателю, есть непонимание, что интересно, а что нет. Читатель часто решает, нравится ему писатель или нет, по тому, что писатель решает показать или о чем заставить задуматься. Разве вы станете читать пустоголового писаку только за цветистость его языка? Нет.

Очевидно, что ваш роскошный художественный стиль начинается с интересной идеи в вашей голове.

1. Найдите тему, которая вам небезразлична

Найдите тему, которая небезразлична вам и которая, по вашим ощущениям, будет небезразлична и остальным. Только неподдельный интерес, а не ваши игры с языком, может стать самым важным и привлекательным элементом вашего стиля.

Я, кстати, не призываю вас писать роман, хотя я не был бы против его прочесть, если вы действительно увлечены тем, о чем пишете. Вполне достаточно петиции мэру насчет дорожной ямы перед вашим домом или любовного письма соседской девушке.

2. Но избегайте многословия

Я не стану многословно распространяться об этом.

3. Пишите просто

Что касается языка: помните, у двух величайших художников английского языка, Уильяма Шекспира и Джеймса Джойса, слова, произнесенные персонажами в минуты переживания самых возвышенных чувств, звучат почти по-детски. «Быть или не быть?» – спрашивает шекспировский Гамлет. Самое длинное слово – четыре буквы. Джойс мог влегкую нанизать фразу хитросплетенную и сверкающую, как ожерелье Клеопатры, но моя любимая его фраза звучит в рассказе «Эвелина»: «Она устала». В этой точке рассказа ничто не может тронуть читателя сильнее, чем эти два слова.

Простота языка не просто ценится, иногда она священна. Библия открывается словами, которые мог написать смышленый подросток: «В начале сотворил Господь небо и землю».

4. Имейте смелость вымарывать лишнее

Не исключено, что и вы способны создавать сверкающие ожерелья для Клеопатры. Но изящество вашего языка должно быть слугой идей в вашей голове. Общее правило следующее: если фраза, пусть и очень удачная, не представляет тему в новом, интересном свете – вычеркиваем. Это же правило можно применить к художественной прозе: избегайте в тексте фраз, которые не характеризуют персонажа и не продвигают действие вперед.

5. Говорите собственным голосом

Ваш самый естественный стиль письма обязательно будет отражать манеру речи, которую вы усвоили ребенком. Английский был третьим языком романиста Джозефа Конрада, и большая часть пикантности в его английском происходит, без сомнения, из его первого языка, польского. К счастью для него, писатель рос в Ирландии, а тамошний английский очень приятен, музыкален на слух. Сам я рос в Индианаполисе, столице штата Индиана, где обычная речь звучит словно жестянка, разрезаемая ленточной пилой, а языковой словарь так же богато изукрашен, как разводной ключ.

В некоторых дальних уголках Аппалачских гор дети до сих пор растут под песни и выражения времен королевы Елизаветы. Многие американцы растут в окружении других языков – неанглийского или такого английского, которого не поймет большинство американцев.

Все эти разновидности речи прекрасны, как прекрасны все разновидности бабочек. Каким бы ни был ваш первый язык, его нужно холить и лелеять. И если он отличается от общепринятого английского, просвечивает, когда вы пишете на «усредненном» английском, результат, как правило, замечательный. Как прекрасная девушка, у которой один глаз голубой, а другой зеленый.

Я заметил, что читатели, в том числе я сам, больше доверяют моим текстам, если я предстаю в них уроженцем Индианаполиса, то есть самим собой. А какой у меня выбор? Есть вариант, который яростно пропагандируют преподаватели и к которому, я уверен, пытались склонить и вас: писать как утонченный англичанин прошлого или позапрошлого века.

6. Говорите то, что хотите сказать

С некоторых пор меня перестали раздражать такие наставники. Теперь я понимаю, что все эти антикварные этюды и рассказы, на которые я должен был ориентироваться, были великолепны не своей ветхостью и экзотикой заграницы. Просто в них текст передавал именно то, что автор хотел сказать. Мои учителя пытались научить меня писать точно, всегда подбирать самые действенные слова и связывать их друг с другом жестко, прочно, как детали механизма. Мои учителя не желали превратить меня в англичанина. Они надеялись, что я буду понятен – а следовательно, понят.

Так и пришел конец моей мечте играться со словами, как Пабло Пикассо с красками или как мои джазовые кумиры – со звуками. Если я нарушу все правила пунктуации, назначу словам новые значения по своей прихоти и нанижу их вперемешку, я просто не буду понят. Так что вам я тоже не советую писать в стиле Пикассо или в джазовой манере, если вам, конечно, есть что сказать и вы желаете быть понятыми.

Читатели хотят, чтобы наши страницы были похожи на страницы, которые они видели раньше. Почему? Да потому что перед ними и так стоит трудная задача и от нас им требуется вся возможная помощь.

7. Пожалейте читателей

Им придется опознать тысячи маленьких значков на бумаге и немедленно извлечь из них смысл. Им предстоит читать, а это искусство столь сложное, что большинство людей не в состоянии его полностью освоить на протяжении средней и старшей школы – двенадцати долгих лет.

Итог этой дискуссии – в том, что писательский выбор стиля невелик и не роскошен, поскольку наши читатели, конечно, не очень совершенны как художники. Аудитория вынуждает нас быть внимательными и терпеливыми учителями, всегда готовыми упрощать и разъяснять – хотя мы с радостью взмыли бы над толпой и разразились бы соловьиными трелями.

Это была плохая новость. Хорошая состоит в том, что американское государство основано на единственной в своем роде Конституции, которая позволяет нам писать что угодно и не бояться наказания. Так что самый ключевой аспект нашей стилистики, а именно выбор темы для творчества, неисчерпаем.

8. Если вам нужны более подробные рекомендации…

Что же касается дискуссии о литературной стилистике в более узком смысле, я рекомендую вам книгу «Элементы стиля» Уильяма Странка-младшего и Э. Б. Уайта (William Strunk, Jr., E.B. White, The Elements of Style, Macmillan, 1979). Э.Б. Уайт, бесспорно, является одним из значительнейших литературных стилистов нашей страны.

Но, замечу я, никого бы не заинтересовали замечательные способности мистера Уайта к выражению своих мыслей, если бы не великолепные мысли, которые он выражал.

Странк, Уильям-младший. 1918. Элементы стиля

Select SearchWorld FactbookRoget’s Int’l ThesaurusBartlett’s QuotationsRespectfully QuotedFowler’s King’s EnglishStrunk’s StyleMencken’s LanguageCambridge HistoryThe King James BibleOxford ShakespeareGray’s AnatomyFarmer’s CookbookPost’s EtiquetteBrewer’s Phrase & FableBulfinch’s MythologyFrazer’s Golden BoughAll VerseAnthologiesDickinson, E. Eliot, T.S.Frost, R.Hopkins, G.M.Keats, J.Lawrence, D.H.Masters, Э. Л. Сандберг, К. Сассун, С. Уитмен, У. Вордсворт, У. Йейтс, У. Б. Вся документальная литератураГарвардская классикаАмериканские очеркиОтносительность ЭйнштейнаГрант, США Рузвельт, история Т.УэллсаПрезидентские инаугурацииВся художественная литератураПолка фантастикиИстории о привиденияхКороткие рассказыШоу, Г.Б.Штайн, Г.Стевенсон, Р.Л. HG
39006>.
0 Bartleby. com · [Top 150] · Темы · Заголовки · Авторы · World Lit · Бесплатные эссе · Настройки файлов cookie
Делайте определенные утверждения. Избегайте вялых, бесцветных, нерешительных, ни к чему не обязывающих выражений (Правило 12 9).0006
Уильям
Странк-младший
 
The Elements of Style
 
William Strunk, Jr.
 
Asserting that one must first know the rules to break them, this classic reference book is обязательным для любого студента и добросовестного писателя. Предназначенный для использования в тех случаях, когда практика композиции сочетается с изучением литературы, он кратко дает основные требования простого английского стиля и концентрирует внимание на правилах употребления и принципах композиции, которые чаще всего нарушаются.
 
 
СОДЕРЖАНИЕ
Библиографическая запись Frontmatter
ИТАКА, Нью-Йорк: WP. ХАМФРИ, 1918 г.
НЬЮ-ЙОРК: BARTLEBY.COM, 1 999
  1. ВВОДНАЯ
  2. ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ ПРАВИЛА ЭКСПЛУАТАЦИИ
    1. Форма притяжательного падежа единственного числа существительных с ‘s
    2. В ряду из трех или более терминов с одним союзом используйте запятую после каждого термина, кроме последнего
    3. Заключите выражения в скобках между запятыми
    4. Поставьте запятую перед и или , но , вводящее независимое предложение
    5. Не присоединяйте независимые предложения запятой
    6. Не разбивать предложения на два
    7. Причастный оборот в начале предложения должен относиться к подлежащему
    8. Разделение слов на концах строк в соответствии с их образованием и произношением
  3. ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ ПРИНЦИПЫ СОСТАВА
    1. Сделать абзац единицей композиции: по одному абзацу на каждую тему
    2. Как правило, каждый абзац начинается с тематического предложения; закончить его в соответствии с началом
    3. Использовать активный залог
    4. Поставить высказывания в положительную форму
    5. Опускать ненужные слова
    6. Избегайте последовательности расплывчатых предложений
    7. Выражение координатных идей в аналогичной форме
    8. Объединяйте родственные слова
    9. В резюме используйте одно время
    10. Поместите эмфатические слова предложения в конец
  4. НЕСКОЛЬКО ФОРМАЛЬНЫХ ВОПРОСОВ
  5. СЛОВА И ВЫРАЖЕНИЯ, ЧАСТО ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ НЕПРАВИЛЬНО
  6. СЛОВА, НАПИСАННЫЕ ОБЫЧНО С ОШИБКАМИ
 

+ see more popular essays

 

Shakespeare · Bible · Strunk · Anatomy · Nonfiction · Quotations · Reference · Художественная литература · Поэзия
© 19

Состав. Странк, Уильям-младший 1918. Элементы стиля

Select SearchWorld FactbookRoget’s Int’l ThesaurusBartlett’s QuotationsRespectfully QuotedFowler’s King’s EnglishStrunk’s StyleMencken’s LanguageCambridge HistoryThe King James BibleOxford ShakespeareGray’s AnatomyFarmer’s CookbookPost’s EtiquetteBrewer’s Phrase & FableBulfinch’s MythologyFrazer’s Golden BoughAll VerseAnthologiesDickinson, E.Eliot, T.S.Frost, R.Hopkins, G.M.Keats, J.Lawrence, D.H.Masters, Э. Л. Сандберг, К. Сассун, С. Уитмен, У. Вордсворт, У. Йейтс, У. Б. Вся документальная литератураГарвардская классикаАмериканские очеркиОтносительность ЭйнштейнаГрант, США Рузвельт, история Т.УэллсаПрезидентские инаугурацииВся художественная литератураПолка фантастикиИстории о привиденияхКороткие рассказыШоу, Г.Б.Штайн, Г.Стевенсон, Р.Л. HG
> 9003>. Элементарные принципы композиции
  ПРЕДЫДУЩАЯ СЛЕДУЮЩАЯ 6 27
СОДЕРЖАНИЕ · БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ
Уильям Странк (9146–1). Элементы стиля. 1918.
 
III. ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ ПРИНЦИПЫ КОМПОЗИЦИИ
 
  1. Сделайте абзац единицей композиции: по одному абзацу на каждую тему.
     
    Если тема, о которой вы пишете, невелика или если вы намереваетесь затронуть ее очень кратко, возможно, нет необходимости подразделять ее на темы. Таким образом, краткое описание, краткий обзор литературного произведения, краткий отчет об отдельном происшествии, повествование, просто обрисовывающее действие, изложение одной идеи — все это лучше всего уместить в один абзац. После того, как абзац написан, его следует изучить, чтобы увидеть, не улучшит ли его подразделение.
     
    Однако обычно тема требует подразделения на темы, каждая из которых должна стать темой абзаца. Цель рассмотрения каждой темы в отдельном абзаце, конечно же, помочь читателю. Начало каждого абзаца является для него сигналом о том, что достигнута новая ступень в развитии предмета.
     
    Степень подразделения зависит от длины композиции. Например, краткое примечание к книге или стихотворению может состоять из одного абзаца. Один немного длиннее может состоять из двух абзацев:
     
    1. Учет работы.
    2. Критическое обсуждение.
    Отчет о стихотворении, написанном для класса в литературе, может состоять из семи пунктов:
    1. Факты сочинения и публикация.
    2. Вид стихотворения; метрическая форма.
    3. Тема.
    4. Лечение предмета.
    5. За что главное примечательно.
    6. При этом характеристика писателя.
    7. Отношение к другим произведениям.
     
    Содержание абзацев C и D зависит от стихотворения. Обычно в абзаце С указываются фактические или воображаемые обстоятельства стихотворения (ситуация), если они требуют объяснения, а затем указывается предмет и описывается его развитие. Если стихотворение представляет собой повествование от третьего лица, абзац С должен содержать не более чем краткое изложение действия. Параграф D указывает на ведущие идеи и показывает, как они выделяются, или указывает, какие моменты в повествовании особенно подчеркиваются.
     
    Роман может обсуждаться в рубриках:
     
    1. Сеттинг.
    2. Участок.
    3. Символы.
    4. Назначение.
    . Что привело к событию.
  2. Аккаунт события.
  3. К чему это привело.
  4.  
    Историческое событие можно обсудить в рубриках:
     
     
    Рассматривая любой из этих двух последних предметов, автор, вероятно, сочтет необходимым разделить одну или несколько из приведенных здесь тем.
     
    Как правило, отдельные предложения не следует писать или печатать абзацами. Исключение может быть сделано для переходных предложений, указывающих на отношение между частями изложения или рассуждения.
     
    В диалоге каждая речь, даже одно слово, сама по себе является абзацем; то есть новый абзац начинается с каждой сменой говорящего. Применение этого правила, когда диалог и повествование сочетаются, лучше всего усваивается на примерах из хорошо напечатанных художественных произведений.
     
  5. Как правило, каждый абзац начинается с тематического предложения; закончить его в соответствии с началом.
     
    Опять же, цель состоит в том, чтобы помочь читателю. Рекомендуемая здесь практика позволяет ему обнаруживать цель каждого абзаца, когда он начинает его читать, и удерживать эту цель в памяти, когда он заканчивает его. По этой причине наиболее полезным типом абзаца, особенно в изложении и аргументации, является тот, в котором тематическое предложение находится в начале или почти в начале;
  6. последующие предложения объясняют, устанавливают или развивают утверждение, сделанное в тематическом предложении; и
  7. последнее предложение либо подчеркивает мысль тематического предложения, либо констатирует какое-то важное следствие.
  8.  
    Особо следует избегать окончания отступления или неважной детали.
     
    Если абзац является частью более крупной композиции, возможно, потребуется выразить его отношение к тому, что предшествует, или его функцию как части целого. Иногда это можно сделать простым словом или фразой ( снова; следовательно; по той же причине ) в теме предложения. Иногда, однако, целесообразно предварять тематическое предложение одним или несколькими вводными или переходными предложениями. Если требуется более одного такого предложения, как правило, лучше выделить переходные предложения в отдельный абзац.
     
    В соответствии с целью автора, он может, как указано выше, связать основную часть абзаца с темой предложения одним или несколькими различными способами. Он может прояснить значение тематического предложения, переформулировав его в других формах, определив его термины, отрицая обратное, дав иллюстрации или конкретные примеры; он может установить это доказательствами; или он может развить его, показав его значение и последствия. В длинном абзаце он может выполнять несколько таких процессов.
     
    1 Теперь, чтобы получить истинное удовольствие, прогулку следует совершать в одиночестве. 1 Тематическое предложение.
    2 Если вы идете в компании, или даже в паре, это уже не пешеходная экскурсия ни в чем, кроме названия; это что-то другое и больше похоже на пикник. 2 Смысл проясняется отрицанием обратного.
    3 Пешеходную прогулку следует совершать в одиночку, потому что свобода превыше всего; потому что ты должен уметь останавливаться и идти дальше, и следовать туда-сюда, куда урод ведет тебя; и потому что у тебя должен быть свой собственный темп, а не бежать рядом с чемпионом по ходьбе и не семенить в такт с девушкой. 3 Тематическое предложение повторяется в сокращенной форме и подтверждается тремя причинами; значение третьего («у вас должен быть свой собственный темп») проясняется за счет отрицания обратного.
    4 И вы должны быть открыты для всех впечатлений и позволять своим мыслям приобретать цвет от того, что вы видите. 4 Четвертая причина, изложенная в двух формах.
    5 Вы должны быть трубой, на которой играет любой ветер. 5 Та же причина, но в другой форме.
    6 «Я не вижу смысла, — говорит Хэзлитт, — ходить и говорить одновременно».0006 6-7 По той же причине, что и у Хэзлитта.
    7 Когда я нахожусь в деревне, я хочу прозябать, как в деревне», вот суть всего, что можно сказать по этому поводу. голоса у локтя, чтобы нарушить медитативную тишину утра 8 Перефразирование цитаты из Хэзлитта
    9 И пока человек рассуждает, он не может отдаться тому прекрасному опьянению, которое приходит от большого движения на свежем воздухе, которое начинается с своего рода ослепления и вялости мозга и заканчивается покоем, который превосходит понимание.— Стивенсон, Пешеходные экскурсии. 9 Заключительное изложение четвертой причины, расширенное и усиленное языком для формирования сильного вывода.
     
    1 Именно в восемнадцатом столетии сложилось совершенно иное понимание истории. 1 Тематическое предложение.
    2 Историки тогда пришли к выводу, что их задачей было не столько нарисовать картину, сколько решить проблему; объяснить или проиллюстрировать последовательные фазы национального роста, процветания и невзгод. 2 Значение тематического предложения стало яснее; определена новая концепция истории.
    3 История нравов, промышленности, интеллекта и искусства; изменения, происходящие в манерах или убеждениях; господствующие идеи, господствовавшие в последующие периоды; подъем, падение и изменение политических конституций; словом, предметом их произведений стали все условия национального благосостояния. 3 Расширенное определение.
    4 Они скорее стремились написать историю народов, чем историю королей. 4 Определение поясняется контрастом.
    5 Они особенно искали в истории цепь причин и следствий. 5 Определение дополнено: еще один элемент новой концепции истории.
    6 В прошлом они занимались изучением физиологии наций и надеялись, применяя экспериментальный метод в больших масштабах, извлечь некоторые ценные уроки об условиях, от которых в основном зависит благосостояние общества.— Леки, 9 лет0085 Политическая ценность истории. 6 Заключение: важное следствие новой концепции истории.
     
    В повествовании и описании абзац иногда начинается с краткого, исчерпывающего утверждения, которое служит для скрепления последующих деталей.
     
    Ветер служил нам превосходно.
    Кампания началась с череды неудач.
    Следующие десять или двенадцать страниц были заполнены любопытным набором записей.
     
    Но если слишком часто использовать это устройство, оно станет манерой. Чаще всего вступительное предложение просто указывает своим предметом, к чему в основном должен относиться абзац.
     
    Наконец я подумал, что могу вернуться к частоколу.
    Он взял тяжелую лампу со стола и начал исследовать.
    Еще один лестничный пролет, и они оказались на крыше.
     
    Однако краткие абзацы оживленного повествования часто лишены даже подобия тематического предложения. Перерыв между ними служит риторической паузе, выдвигая на первый план какую-то деталь действия.
     
  9. Используйте активный голос.
    Активный голос обычно более прямой и энергичный, чем пассивный:
    Я всегда буду помнить о своем первом посещении Бостона.
     
    Это намного лучше, чем
     
    Мой первый визит в Бостон навсегда останется в моей памяти.
     
    Последнее предложение менее прямое, менее смелое и менее краткое. Если автор попытается сделать это более кратким, опустив «мной»,
     
    9 0004
    Мой первый визит в Бостон запомнится навсегда,
     
    становится неопределенным: писатель, или какое-то неназванное лицо, или мир в целом навсегда запомнит этот визит?
     
    Это правило, конечно, не означает, что пишущий должен полностью отказаться от пассивного залога, что часто удобно, а иногда и необходимо.
     
    Сегодня драматургов Реставрации мало уважают.
    Современные читатели мало уважают драматургов Реставрации.
     
    Первая будет правильной формой в абзаце о драматургах Реставрации; второй, в абзаце о вкусах современных читателей. Необходимость сделать определенное слово предметом предложения часто, как в этих примерах, определяет, какой залог следует использовать.
     
    Однако обычное использование действительного залога приводит к принудительному письму. Это верно не только для повествования, главным образом связанного с действием, но и для письма любого рода. Многие простые предложения описания или изложения можно сделать живыми и выразительными, заменив переходным залогом в действительном залоге какое-нибудь неформальное выражение, например, есть, или можно услышать.
     
    На земле валялось множество опавших листьев. Мертвые листья покрыли землю.
    Звук водопада все еще был слышен. Звук водопада доносился до наших ушей.
    Причиной ухода из колледжа было ухудшение здоровья. Ухудшение здоровья вынудило его бросить колледж.
    Вскоре он очень пожалел, что сказал то, что сказал. Вскоре он раскаялся в своих словах.
     
    Как правило, избегайте прямой зависимости одного пассива от другого.
     
    Вывоз золота запрещен. Было запрещено вывозить золото (Вывоз золота был запрещен).
    Было доказано, что его видели входящим в здание. Было доказано, что его видели входящим в здание.
     
    В обоих приведенных выше примерах перед исправлением слово, правильно относящееся ко второму пассиву, делается подлежащим первого.
     
    Распространенной ошибкой является использование в качестве подлежащего пассивной конструкции существительного, которое выражает все действие, не оставляя глаголу никакой функции, кроме завершения предложения.
     
    Обследование этого района было проведено в 1900 году. Этот район было обследовано в 1900 году.
    Быстро была проведена мобилизация армии. Армия была быстро мобилизована.
    Невозможно получить подтверждение этих отчетов. Эти отчеты не могут быть подтверждены.
    Сравните предложение «Вывоз золота был запрещен», в котором предикат «был запрещен» выражает нечто, не подразумеваемое в «вывозе».
     
  10. Поставьте утверждения в положительной форме.
     
    Сделайте определенные утверждения. Избегайте вялых, бесцветных, нерешительных, ни к чему не обязывающих выражений. Используйте слово , а не как средство отрицания или антитезиса, но никогда как средство уклонения.
     
    Он не очень часто приходил вовремя. Обычно он приходил поздно.
    Он не думал, что изучение латыни принесет много пользы. Он считал изучение латыни бесполезным.
    Укрощение строптивой местами слабоват. Шекспир не изображает Кэтрин как очень примечательного персонажа, и Бьянка не остается надолго в памяти как важный персонаж в произведениях Шекспира. Женщины в Укрощение строптивой непривлекательны. Кэтрин неприятна, Бьянка незначительна.
     
    Последний пример, до исправления, является неопределенным, а также отрицательным. Следовательно, исправленная версия — это просто догадка о замысле автора.
     
    Все три примера показывают слабость, присущую слову не. Сознательно или бессознательно читатель недоволен тем, что ему говорят только то, чего нет; он хочет, чтобы ему сказали, что есть. Отсюда, как правило, отрицание лучше выражать в положительной форме.
     
    not honest dishonest
    not important trifling
    did not remember forgot
    did not pay any attention to ignored
    не очень доверял не доверял
     
    Антитеза отрицательного и положительного сильна:
     
    Не благотворительность, а простая справедливость.
    Не то чтобы я меньше любил Цезаря, но Рим больше.
    Негативные слова, помимо Не , обычно сильны:
    . Sun никогда не устанавливается на британский флажок.
     
  11. Опускайте ненужные слова.
     
    Энергичный текст лаконичен. В предложении не должно быть ненужных слов, в абзаце — ненужных предложений по той же причине, по которой в чертеже не должно быть ненужных линий, а в машине — ненужных частей. Это требует не того, чтобы писатель делал все свои предложения короткими или чтобы он избегал всех подробностей и рассматривал свои предметы только в общих чертах, но чтобы каждое слово говорило.
    Многие выражения в общем использовании нарушают этот принцип:
    9 но что
    Вопрос о , вопрос ли (вопрос)
    несомненно (несомненно)
    используется для топлива используется для топлива
    он человек который он
    в спешке в спешке
    это предмет который этот предмет
    Его история странная. Его история странная.
     
    В частности, выражение следует исключить из каждого предложения, в котором оно встречается.
     
    0004
    в связи с тем, что поскольку (потому что)
    несмотря на то, что хотя (хотя)
    обращаю ваше внимание на то, что напоминаю (уведомляю вас) я не знал о том, что я не знал, что (не знал)
    о том, что он не добился успеха о его неудаче
    о том, что я приехал Мое прибытие
    См. Также по делу , характер, природа, система в главе V.
    , кто был, который был, 777779
    , кто был, 7777777
    . часто бывают лишними.
    Его брат, член той же фирмы Его брат, член той же фирмы
    Трафальгар, последняя битва Нельсона Трафальгар, последняя битва Нельсона
     
    Поскольку пассивный залог более лаконичен, чем положительный, то пассивный залог более лаконичен и лаконичен приведенные в Правилах 11 и 12, также иллюстрируют это правило.
     
    Обычным нарушением краткости является изложение одной сложной идеи шаг за шагом в ряде предложений, которые можно с успехом объединить в одно.
     
    Макбет был очень амбициозен. Это привело его к желанию стать королем Шотландии. Ведьмы сказали ему, что это его желание сбудется. Королем Шотландии в это время был Дункан. Поощренный женой, Макбет убил Дункана. Таким образом, он смог сменить Дункана на посту короля. (55 слов.) Воодушевленный своей женой, Макбет достиг своей цели и осуществил предсказание ведьм, убив Дункана и став вместо него королем Шотландии. (26 слов.)
     
  12. Избегайте последовательности расплывчатых предложений.
     
    Это правило особенно относится к расплывчатым предложениям определенного типа, состоящим из двух сочинительных предложений, второе из которых вводится союзом или относительным. Хотя отдельные предложения такого типа могут быть безупречными (см. Правило 4), серия вскоре становится монотонной и утомительной.
     
    Неумелый писатель иногда построит целый параграф предложений такого рода, используя в качестве связок и, но, и реже, кто, который, когда, где, и в то время как, последние в неограничительном смысле (см. Правило 3).
     
    Прошлым вечером был дан третий концерт абонементной серии, на котором присутствовало большое количество зрителей. Г-н Эдвард Эпплтон был солистом, а Бостонский симфонический оркестр сочинил инструментальную музыку. Первый показал себя первоклассным художником, а второй оказался вполне достойным своей высокой репутации. Интерес, вызванный этой серией, очень порадовал Комитет, и в дальнейшем планируется ежегодно выпускать аналогичную серию. Четвертый концерт состоится во вторник, 10 мая, когда будет представлена ​​не менее интересная программа.
     
    Помимо банальности и пустоты, вышеприведенный абзац плох еще и структурой предложений, их механической симметрией и напевностью. Сравните с ними предложения в абзацах, цитируемых по Правилу 10, или в любом отрывке хорошей английской прозы, как предисловие («Перед занавесом») к «Ярмарке тщеславия ».
     
    Если автор обнаружит, что он написал ряд предложений описанного типа, он должен переделать их достаточно, чтобы устранить монотонность, заменив их простыми предложениями, предложениями из двух частей, соединенных точкой с запятой, периодическими предложениями из двух предложений, предложениями, свободными или периодическими, из трех предложений — в зависимости от того, что лучше всего представляет реальные отношения мысли.
     
  13. Выражайте идеи координат в аналогичной форме.
     
    Этот принцип параллельного построения требует, чтобы выражения сходного содержания и функции были внешне похожи. Сходство формы позволяет читателю легче распознать сходство содержания и функции. Знакомые примеры из Библии — это Десять Заповедей, заповеди блаженства и просьбы в молитве «Отче наш».
     
    Неумелый писатель часто нарушает этот принцип, ошибочно полагая, что он должен постоянно варьировать форму своих выражений. Верно, что при повторении утверждения, чтобы подчеркнуть его, ему может понадобиться изменить его форму. Для иллюстрации см. абзац Стивенсона, процитированный под Правилом 10. Но кроме этого, он должен следовать принципу параллельного построения.
     
    Если раньше наука преподавалась по учебнику, то сейчас применяется лабораторный метод. Раньше наука преподавалась по учебнику; сейчас его преподают лабораторным методом.
     
    Левая версия производит впечатление нерешительности или робости автора; он кажется неспособным или боящимся выбрать одну форму выражения и придерживаться ее. Правая версия показывает, что писатель, по крайней мере, сделал свой выбор и придерживался его.
     
    В соответствии с этим принципом артикль или предлог, относящиеся ко всем членам ряда, должны либо использоваться только перед первым термином, либо повторяться перед каждым термином.
    Французы, итальянцы, испанский и португальский Французы, итальянцы, испанские и португальские
    Весной, лето, или зимой
    Весной, лето, или зимой
    Весной, лето, или зимой
    Весной, лето, или зимой
    .0009 Весной, летом или зимой (Весной, летом или зимой)
     
    Соотносительные выражения ( оба, и; не, но; не только, но также; либо , или; первое, второе, третье; и т.п.) должна сопровождаться такой же грамматической конструкцией. Многие нарушения этого правила можно исправить, переставив предложение.
     
    Церемония была долгой и очень утомительной. Церемония была долгой и утомительной.
    Время не слов, а действий Время не слов, а действий
    Либо вы должны выполнить его просьбу, либо навлечь на себя его недоброжелательность. Вы должны либо выполнить его просьбу, либо навлечь на себя его недоброжелательность.
    Мои возражения, во-первых, несправедливость меры; во-вторых, что это неконституционно. Мои возражения, во-первых, что мера несправедлива; во-вторых, что это неконституционно.
    См. Также третий пример в соответствии с правилом 12 и последним в соответствии с правилом 13.
    . число подобных идей, скажем, двадцать? Должен ли он написать двадцать последовательных предложений одного и того же образца? При ближайшем рассмотрении он, вероятно, обнаружит, что трудность воображаемая, что его двадцать идей можно разделить на группы и что ему нужно применять принцип только внутри каждой группы. В противном случае ему лучше всего избежать затруднений, представив свои утверждения в виде таблицы.
     
  14. Соедините родственные слова. 9004 9003 они модифицируют. Если несколько выражений изменяют одно и то же слово, они должны быть расположены таким образом, чтобы не предполагалось неправильное отношение.
     
    Положение слов в предложении является основным средством показать их отношения. Следовательно, писатель должен, насколько это возможно, сводить воедино слова и группы слов, которые связаны мыслью, и отделять те, которые так не связаны.
     
    Подлежащее предложения и главный глагол, как правило, не должны быть разделены словосочетанием или предложением, которое может быть перенесено в начало.
     
    Вордсворт, в пятой книге Экскурсия, дает подробное описание этой церкви. В пятой книге Экскурсия, Вордсворт дает подробное описание этой церкви.
    Чугун при обработке в бессемеровском конвертере превращается в сталь. При обработке в бессемеровском конвертере чугун превращается в сталь.
     
    Возражение состоит в том, что вставленная фраза или предложение без необходимости прерывают естественный порядок основного предложения. Это возражение, однако, обычно не имеет силы, когда порядок прерывается только относительным предложением или выражением в приложении. Он также не действует в периодических предложениях, в которых прерывание является преднамеренно используемым средством создания неопределенности (см. примеры по Правилу 18).
     
    Относительное местоимение должно стоять, как правило, сразу после предшествующего.
     
    Его взгляд предвещал озорство. Взгляд его предвещал озорство.
    Он написал три статьи о своих приключениях в Испании, которые были опубликованы в журнале Harper’s Magazine. Он опубликовал в Harper’s Magazine три статьи о своих приключениях в Испании.
    Это портрет Бенджамина Харрисона, внука Уильяма Генри Харрисона, который стал президентом в 1889 году. Это портрет Бенджамина Харрисона, внука Уильяма Генри Харрисона. Он стал президентом в 1889 году.
     
    Если антецедент состоит из группы слов, относительное значение ставится в конце группы, если только это не вызовет двусмысленности.
     
    Суперинтендант Чикагского отделения, который
    Предложение о внесении поправок в Закон Шермана, которое было оценено по-разному Предложение о внесении поправки в Закон Шермана, которое было оценено по-разному
    Предложение о внесении поправок в широко обсуждаемый Закон Шермана
    Внук Уильяма Генри Харрисона, который Внук Уильяма Генри Харрисона, Бенджамин Харрисон, который
     
    Существительное в приложении может стоять между предшествующим и относительным, потому что в такой комбинации не может возникнуть реальной двусмысленности.
    Герцог Йоркский, его брат, которого с враждебностью считали Whics
     
    Все участники не присутствовали. Присутствовали не все участники.
    Он нашел только две ошибки. Он нашел только две ошибки.
    Майор Р. Э. Джойс прочтет лекцию во вторник вечером в Бейли-холле, на которую приглашена публика, на тему «Мой опыт в Месопотамии» в восемь часов вечера. Бейли Холл читает лекцию «Мой опыт в Месопотамии». Публика приглашена.
     
  15. Подводя итог, используйте одно время.
     
    Резюмируя действие драмы, автор всегда должен использовать настоящее время. Подводя итог стихотворению, рассказу или роману, он предпочтительно должен использовать настоящее время, хотя, если он предпочитает, он может использовать и прошлое. Если резюме в настоящем времени, предшествующее действие должно быть выражено в совершенном виде; если в прошлом, прошедшим совершенным.
     
    Непредвиденный случай не позволяет брату Иоанну передать письмо брата Лоуренса Ромео. Тем временем Джульетта, из-за того, что ее отец произвольно изменил день, назначенный для ее свадьбы, была вынуждена выпить зелье во вторник вечером, в результате чего Бальтазар сообщает Ромео о ее предполагаемой смерти до того, как брат Лоуренс узнает о недоставке письма. .
     
    Но какое бы время ни использовалось в резюме, прошедшее время в косвенной речи или в косвенном вопросе остается неизменным.
     
    Легат спрашивает, кто нанес удар.
     
    За исключением отмеченных исключений, какое бы время ни выбрал автор, он должен использовать его повсюду. Переход от одного времени к другому создает впечатление неуверенности и нерешительности (сравните правило 15).
     
    При изложении утверждений или мыслей кого-либо другого, например, при подведении итогов эссе или репортаже о речи, автору следует избегать включения таких выражений, как «он сказал», «он заявил», добавил оратор», «затем оратор сказал», «автор тоже думает» и тому подобное. Он должен с самого начала ясно указать, раз и навсегда, что нижеследующее является кратким, а затем без лишних слов повторять уведомление.
     
    В тетрадях, в газетах, в справочниках по литературе могут быть необходимы те или иные конспекты, а для детей начальных классов полезное занятие пересказать рассказ своими словами. Но в критике или интерпретации литературы автор должен быть осторожен, чтобы не впасть в краткое изложение. Он может счесть необходимым посвятить одно или два предложения указанию предмета или начальной ситуации обсуждаемого произведения; он может привести многочисленные детали, чтобы проиллюстрировать его качества. Но он должен стремиться написать упорядоченное обсуждение, подкрепленное доказательствами, а не резюме с редкими комментариями. Точно так же, если в сферу его рассуждения входит ряд работ, ему, как правило, лучше не рассматривать их по отдельности в хронологическом порядке, а с самого начала стремиться к установлению общих выводов.
     
  16. Поставьте эмфатические слова в конце предложения.
     
    Надлежащее место для слова или группы слов, которые автор хочет сделать наиболее заметными, обычно находится в конце предложения.
     
    Человечество едва ли продвинулось вперед в силе духа с тех пор, хотя оно продвинулось во многих других отношениях. Человечество с тех пор продвинулось вперед во многих других отношениях, но вряд ли продвинулось вперед в силе духа.
    Эта сталь в основном используется для изготовления бритв из-за ее твердости. Из-за своей твердости эта сталь в основном используется для изготовления бритв.
     
    Слово или группа слов, имеющие право на эту выдающуюся позицию, обычно являются логическим предикатом, то есть новый элемент в предложении, как во втором примере.
     
    Эффективность периодического предложения проистекает из значимости, которую оно придает основному утверждению.
     
    Четыре столетия назад Христофор Колумб, один из итальянских мореплавателей, которых упадок их собственных республик поставил на службу миру и приключениям, искал для Испании проход на запад в Индии как зачет достижений португальских первооткрывателей, зажженных на Америку.
    С этими надеждами и с этой верой я призываю вас, отложив в сторону все препятствия, отбросив все частные цели, непоколебимо и непоколебимо посвятить себя энергичному и успешному ведению этой войны.
     
    Другая важная позиция в предложении — начало. Любой элемент в предложении, кроме подлежащего, становится эмфатичным, если ставится на первое место.
     
    Обман или предательство он никогда не мог простить.
    Фрагменты этой архитектуры, столь обширные и грубые, истертые действием почти трех тысяч лет, на первый взгляд часто могут показаться творениями природы.
     
    Субъект, идущий первым в предложении, может быть эмфатичным, но вряд ли только благодаря своей позиции. В предложении
    Великие короли поклонялись в его святыне,
    Акцент на Kings ARISE Чтобы получить особое ударение, подлежащее в предложении должно занимать позицию сказуемого.
     
    Посреди долины протекал извилистый ручей.
     
    Принцип, согласно которому самым заметным местом должно быть окончание, в равной степени относится к словам предложения, предложениям абзаца и абзацам композиция.
  17. 0 Bartleby. com · [Top 150] · Темы · Заголовки · Авторы · World Lit · Бесплатные эссе · Настройки файлов cookie
    СОДЕРЖА0007

      PREVIOUS NEXT  
     

    + see more popular эссе

     

    Шекспир · Библия · Странк · Анатомия · Документальная литература · Цитаты · Справочники · Художественная литература · Поэзия
    © 19

    Неверные выражения. Странк, Уильям-младший 1918. Элементы стиля

    Select SearchWorld FactbookRoget’s Int’l ThesaurusBartlett’s QuotationsRespectfully QuotedFowler’s King’s EnglishStrunk’s StyleMencken’s LanguageCambridge HistoryThe King James BibleOxford ShakespeareGray’s AnatomyFarmer’s CookbookPost’s EtiquetteBrewer’s Phrase & FableBulfinch’s MythologyFrazer’s Golden BoughAll VerseAnthologiesDickinson, E.Eliot, T.S.Frost, R.Hopkins, G.M.Keats, J.Lawrence, D.H.Masters, Э. Л. Сандберг, К. Сассун, С. Уитмен, У. Вордсворт, У. Йейтс, У. Б. Вся документальная литератураГарвардская классикаАмериканские очеркиОтносительность ЭйнштейнаГрант, США Рузвельт, история Т.УэллсаПрезидентские инаугурацииВся художественная литератураПолка фантастикиИстории о привиденияхКороткие рассказыШоу, Г.Б.Штайн, Г.Стевенсон, Р.Л. HG
    00006. Неправильное использование
  18. 26 7 000327
      ПРЕДЫДУЩАЯ СЛЕДУЮЩАЯ 7
    СОДЕРЖАНИЕ · БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ
    Уильям Странк (9146–1). Элементы стиля. 1918.
    V. Слова и выражения, обычно неправильно используемые
    (многие из слов и выражений здесь не так много, как и плох общие места небрежного письма. Как показано в разделе Особенность, надлежащее исправление, скорее всего, будет заключаться не в замене одного слова или набора слов другим, а в замене неопределенной общности определенным утверждением.) Идиоматика фамильярной речи как отдельная фраза в значении «Согласен» или «Вперед». В других целях лучше избегать. Всегда пишется двумя словами.
  19. Не хуже или лучше. Выражения такого типа следует исправлять, переставляя предложение.
     
    Мое мнение такое же хорошее или лучше его. Мое мнение такое же, как у него, или даже лучше (если не лучше).
     
  20. Что касается ли. Достаточно ли ; см. правило 13.
  21. Заявка. Берет инфинитив без to. Прошедшее время баде.
  22. Чемодан. Краткий Оксфордский словарь начинает свое определение этого слова со слов «пример происходящего; обычное положение дел». В этих двух значениях это слово обычно не нужно.
     
    Во многих случаях помещения плохо вентилировались. Многие помещения плохо проветривались.
    Редко случается, чтобы была допущена какая-либо ошибка. Было сделано несколько ошибок.
     
    См. Wood, Suggestions to Authors, pp. 68-71, и Quiller-Couch, pp.
     
  23. Конечно. Используется некоторыми говорящими без разбора, так же как другие используют очень, для усиления любого утверждения. Такого рода манерность, плохая в речи, еще хуже в письменной.
  24. Символ. Часто просто избыточен, используется просто по привычке к многословию.
    Акты враждебного символа Враждебные акты
. С объектом-существительным означает претендовать на. Может использоваться с зависимым предложением, если этот смысл явно задействован: «Он утверждал, что он был единственным выжившим наследником». (Но даже здесь было бы лучше «утверждается».) Не использовать в качестве замены объявлять, поддерживать, или заряжать.
  • Сравните. С сравнивать с означает указывать или подразумевать сходство между объектами, считающимися существенно разного порядка; к сравнивать с главным образом для того, чтобы указать на различия между объектами, считающимися по существу одного и того же порядка. Таким образом, жизнь сравнивалась с паломничеством, с драмой, с битвой; Конгресс можно сравнить с британским парламентом. Париж сравнивают с древними Афинами; его можно сравнить с современным Лондоном.
  • Умный. Этим словом злоупотребляли; лучше всего ограничиться изобретательностью, проявляемой в мелких делах.
  • Рассмотрим. Не следует за как , когда это означает «верю, что есть». «Я считаю его вполне компетентным.» Сравните: «Лектор считал Кромвеля сначала солдатом, а потом администратором», где «рассматривал» означает «рассматривал» или «обсуждал».
  • Надежный. Бесполезный заменитель надежный, заслуживающий доверия.
  • В связи с. Неправильно используется для через, из-за, или из-за, в наречных фразах: «Он проиграл первую игру из-за невнимательности». При правильном использовании в качестве сказуемого или модификатора к конкретному существительному: «Это изобретение принадлежит Эдисону»; «потери из-за предотвратимых пожаров».
  • Эффект. Как существительное означает результат; как глагол означает вызывать, выполнять (не путать с воздействовать, , что означает «влиять»).
     
    Как существительное, часто небрежно используемое в поверхностных описаниях моды, музыки, живописи и других видов искусства: «восточный эффект»; «эффекты бледно-зеленого цвета»; «очень деликатные эффекты»; «широкие эффекты»; «тонкие эффекты»; «Очаровательный эффект был произведен.» Писатель, который хочет выразить определенный смысл, не будет прибегать к такой неопределенности.
     
  • И т. д. Не использовать лицами. Эквивалентно и остальным и т. д. и, следовательно, не должно использоваться, если одного из них будет недостаточно, то есть если у читателя останутся сомнения относительно каких-либо важных деталей. Наименее вызывает возражения, когда он представляет собой последние термины списка, уже приведенного полностью, или несущественные слова в конце цитаты.
     
    В конце списка, введенного с помощью , такого как, например, или любое подобное выражение, и т. д. неверно.
     
  • Факт. Используйте это слово только в отношении вопросов, которые можно непосредственно проверить, а не в отношении суждений. То, что конкретное событие произошло в определенный день, что свинец плавится при определенной температуре, — это факты. Но такие выводы, как то, что Наполеон был величайшим из современных полководцев или что климат Калифорнии восхитителен, какими бы неоспоримыми они ни были, в действительности не являются фактами.
     
    По формуле факт, см. по правилу 13. Избитое слово; выражения, частью которых он является, обычно можно заменить чем-то более прямым и идиоматическим.
     
    Его превосходная подготовка стала важным фактором в его победе в матче. Он выиграл матч благодаря лучшей подготовке.
    Тяжелая артиллерия становится все более важным фактором в решающем сражении. Тяжелая артиллерия играет все большую роль в решающих битвах.
     
  • Особенность. Еще одно избитое слово; как фактор обычно ничего не добавляет к предложению, в котором встречается.
     
    Особенностью развлечения, особенно достойного упоминания, было пение мисс А. (Лучше использовать такое же количество слов, чтобы рассказать, что пела мисс А., или, если программа уже дана, рассказать что-нибудь о том, как она санг.)
     
     
  • Фикс. Разговорный в Америке устроить, подготовить, починить. В письменной форме ограничить его литературным смыслом, закрепить, сделать твердым или неподвижным, и т. д.
  • Он человек, который. Распространенный тип избыточного выражения; см. Правило 13.
     
    Он очень амбициозный человек. Он очень амбициозен.
    Испания – страна, которую я всегда хотел посетить. Я всегда хотел побывать в Испании.
     
  • Однако. В значении , тем не менее, не должно стоять первым в его предложении или пункте.
     
    Дороги были почти непроходимы. Однако нам наконец удалось добраться до лагеря. Дороги были почти непроходимы. Наконец, однако, нам удалось добраться до лагеря.
     
    Когда , однако стоит первым, это означает каким бы то ни было образом или каким бы то ни было образом.
     
    Что бы вы ему ни посоветовали, он, вероятно, поступит так, как считает нужным.
    Несмотря на обескураживающую перспективу, он никогда не падал духом.
     
  • Вид. Не следует использовать в качестве замены , а (перед прилагательными и глаголами) или, за исключением фамильярного стиля, для , что-то вроде (перед существительными). Ограничьте его буквальным смыслом: «Янтарь — это разновидность ископаемой смолы». «Мне не нравится такая известность». То же самое относится и к .
  • Меньше. Не следует злоупотреблять на меньше.
     
    У него было меньше людей, чем в предыдущей кампании. У него было меньше людей, чем в предыдущей кампании.
     
    Меньше относится к количеству, меньше к количеству. «Его проблемы меньше моих» означает «Его проблемы не так велики, как мои». «У него проблем меньше, чем у меня» означает «Его проблем не так много, как у меня». Однако правильно сказать: «Подписавших петицию было меньше ста», где круглое число, сто, является чем-то вроде собирательного существительного, а меньше считается означающим меньшее количество или сумму.
     
  • Линия, вдоль этих линий. Строка в смысле ход процедуры, поведение, мысль, допустима, но она была настолько переработана, особенно во фразе в этом направлении, , что писателю, стремящемуся к свежести или оригинальности, лучше отказаться это полностью.
     
    Г-н Б. также высказался в том же духе. Г-н Б. также говорил в том же духе.
    Изучает французскую литературу. Он изучает французскую литературу.
     
  • Дословно, дословно. Часто неправильно используется в поддержку преувеличения или жестокой метафоры.
     
    A literal flood of abuse A flood of abuse
    Literally dead with fatigue Almost dead with fatigue (dead tired)
     
  • Проиграть. Должно быть более выразительным, чем проигрывать, , но на самом деле менее выразительно из-за его распространенности. То же самое относится и к : попробуй, выиграй, зарегистрируйся, зарегистрируйся. С рядом глаголов из и вверх образуют идиоматические сочетания: узнать, выбежать, вывернуть, развеселить, подсушить, составить, и др. , каждое из которых отличимо по значению от простого глагола. Проиграть нельзя.
  • Мост. Почти не используется для .
     
    Почти все Почти все
    Почти все время Почти всегда
     
  • Природа. Часто просто избыточен, используется как символ . 9004 9003 «Стихи о природе». Если не следуют более конкретные утверждения, читатель не может сказать, связаны ли стихи с природными пейзажами, сельской жизнью, закатом, нетронутой дикой природой или повадками белок.
    Акты враждебной природы Враждебные акты
     
  • Рядом. Наречная фраза, еще не полностью принятая как хороший английский язык, хотя аналогия близко к и к , кажется, оправдывает это. Рядом, или под рукой, не хуже, если не лучше.
     
    Не использовать в качестве прилагательного; используйте соседний.
     
  • Часто, очень часто. Архаичные формы, больше не используемые. Современное слово часто.
  • Сто один. Сохраните и в этом и подобных выражениях в соответствии с неизменным использованием английской прозы со времен древнеанглийского языка.
  • Один из самых. Избегайте начинать эссе или абзацы с этой формулы, например, «Одним из самых интересных достижений современной науки является и т. д.»; «Швейцария — одна из самых интересных стран Европы». В этом нет ничего плохого; она просто изношена и насильно-слаба.
  • Люди. Народ — это политический термин, не путать с общественностью. От народа исходит политическая поддержка или оппозиция; от публики приходит художественная оценка или коммерческое покровительство.
     
    Слово человек не должно использоваться со словами числа вместо человек. Если бы из «шести человек» ушли пятеро, сколько осталось бы «людей»?
     
  • Фаза. Означает стадию перехода или развития: «фазы луны»; «последний этап». Не использовать для аспекта , аспекта или темы .
     
    Another phase of the subject Another point (another question)
     
  • Possess. Не использовать как простую замену имеют или собственные.
     
    Он обладал большим мужеством. У него было большое мужество (был очень смелым).
    Он был счастливым обладателем Ему принадлежали соответственно
     
  • 3 Обычно эти слова можно опустить.
     
    Художественные произведения перечислены под именами их соответствующих авторов. Художественные произведения перечислены под именами их авторов.
    Забеги на одну и две мили выиграли Джонс и Каммингс соответственно. Забеги на одну и две мили выиграли Джонс и Каммингс.
     
    В некоторых видах формального письма, например, в геометрических доказательствах, может быть необходимо использовать соответственно, , но он не должен появляться в письменной форме на обычные темы.
     
  • Итак. Избегайте в письменной форме использования и в качестве усилителя: «так хорошо»; «очень жарко;» «такой восхитительный.»
    При использовании SO для введения пунктов, см. Правило 4.
  • . См. пункт Вид.
  • Гос. Не следует использовать как простую замену , скажем, примечание. Ограничьте это до смысла выразить полностью или ясно, как «Он отказался изложить свои возражения».
  • Студенческий корпус. Бесполезное и несуразное выражение, означающее не более, чем простое слово студентов.
     
    Студент Студент
    Популярно среди студентов Нравится студентам
    Студенты приняли резолюции. Студенты приняли резолюции.
     
  • Система. Часто используется без необходимости.
     
    Дейтон принял комиссионную систему правления. Дейтон принял правительство по поручению.
    Система общежитий Общежития
     
  • 3 Звучит так, как будто автор имел в виду: «Мне не стоит снова писать вам». Просто напишите: «Благодарю вас», и, если услуга, о которой вы просили, будет предоставлена, напишите письмо с подтверждением.
  • Они. Распространенной неточностью является использование местоимения во множественном числе, когда антецедент является дистрибутивным выражением, таким как каждый, каждый, каждый, каждый, многие человек, что, хотя и подразумевает более одного человека, требует, чтобы местоимение стояло в единственном числе. Подобно этому, но с еще меньшим оправданием, использование местоимения множественного числа с антецедентом кто-нибудь, любой, кто-то, кто-то, с намерением либо избежать неловкого «он или она», либо избежать совершения себя ни тому, ни другому. Некоторые застенчивые ораторы даже говорят: «Мой друг сказал мне, что они и т. д.»
     
    Используйте он со всеми вышеперечисленными словами, кроме случаев, когда антецедент является или должен быть женского рода.
     
  • Очень. Используйте это слово осторожно. Там, где необходим акцент, используйте сильные слова сами по себе.
  • Смотровая площадка. Напишите точку зрения, , но не злоупотребляйте ею, как это делают многие, для точки зрения или мнения.
  • Пока. Избегайте неразборчивого использования этого слова для и, а, и , хотя. Многие писатели часто используют его в качестве замены для и или , но либо из простого желания изменить связку, либо из-за неуверенности в том, какая из двух связок является более подходящей. В этом случае его лучше всего заменить точкой с запятой. Это совершенно правильно, как показывает парафраз:
     
    Офис и торговые залы находятся на первом этаже, а остальная часть здания отведена под производство. Офис и торговые залы находятся на первом этаже; остальная часть здания отдана под производство.
     
    Его использование в качестве виртуального эквивалента , хотя допустимо в предложениях, где это не приводит к двусмысленности или абсурду.
     
    Хотя я восхищаюсь его энергией, я бы хотел, чтобы она была направлена ​​на лучшее дело.
     
     
     
    03 9 его энергия; в то же время я хотел бы, чтобы это было использовано в лучшем деле.
    Сравнение:
    , в то время как температура достигает 90 или 95 -градус в дневные ночи, часто встречаются в ночи. Хотя днем ​​температура достигает 90-95 градусов, ночи часто бывают холодными.
    Перефраза,
    Тематическая температура достигает 90 или 95 -градусов в день дневного дня; в то же время ночи часто холодные,
     
    показывает, почему использование , а неверно.
     
    В общем, писателю будет хорошо использовать , а только со строгой буквальностью, в смысле во время этого.
     
  • Ком. Часто неправильно используется для who до он сказал или подобных выражений, когда на самом деле это подлежащее следующего глагола.
     
    Его брат, который, как он сказал, пришлет ему деньги Его брат, который, как он сказал, пришлет ему деньги что) он считал своим другом (которого он считал своим другом)
     
  • Стоит того. Переутомление как термин расплывчатого одобрения и (с не ) неодобрения. Строго применимо только к действиям: «Стоит ли телеграфировать?»
     
    Его книги ничего не стоят. Его книги не стоит читать (не стоит тратить время на чтение; не вознаграждайте за чтение).
     
    Использование worth while перед существительным («достойная история») не имеет оправдания.
     
  • Будет. Условное выражение от первого лица требует должен, не должен.
     
    Без его помощи я бы не добился успеха.
     
    Эквивалент должен в косвенной кавычке после глагола в прошедшем времени должен, , а не .
     
    Он предсказал, что вскоре нас ждет большой сюрприз.
     
    Чтобы выразить привычное или повторяющееся действие, обычно достаточно прошедшего времени, без бы, , и из-за его краткости, более выразительно.
     
    Раз в год он посещал старый особняк. Раз в год он посещал старинный особняк.
  • . © 190 Bartleby.com · [Top 150] · Темы · Заголовки · Авторы · World Lit · Бесплатные эссе · Настройки файлов cookie0086
    CONTENTS      BIBLIOGRAPHIC RECORD

      НАЗАД СЛЕДУЮЩИЙ  

    + См. Более популярные эссе

    Выдержки из «Элементов стиля» (Уильям Странк-младший) · Йенс Оливер Мейерт

    Выдержки из «Элементы стиля» (Уильям Странк-младший)

    2020), поданной в разделе «Искусство, дизайн и все остальное».

    Еще одна часть моей серии случайных, нецелевых книг, вот несколько фрагментов из книги Уильяма Странка-младшего «Элементы стиля » (1920).

    Акценты, как они появляются в оригинальной работе, могут отсутствовать, а мои собственные правки, хотя и помеченные, могут быть широкими. Затем важно: делясь этими основными моментами, я не одобряю и не рекомендую соответствующих авторов и их взгляды. Предположим, что я мало знаком с авторами и что у меня есть тонкое мнение по этому вопросу. (Единственное, о чем могут сказать основные моменты, это то, что — как и сами книги — по той или иной причине они показались мне интересными. ) Когда важно подробное понимание моих взглядов, спросите меня.

    Содержание

    1. I. Элементарные правила использования
    2. II. Элементарные принципы композиции
    3. III. Несколько вопросов формы
    4. IV. Слова и выражения, часто употребляемые неправильно
    5. В. Правописание

    I. Элементарные правила употребления

    1. Образуйте притяжательную форму единственного числа существительных, прибавив ‘s. […]

    Друг Чарльза

    2. В ряду из трех и более терминов с одним союзом ставить запятую после каждого термина, кроме последнего. […]

    красный, белый и синий

    3. Заключите выражения в скобках между запятыми.

    Лучший способ увидеть страну, если вы не ограничены во времени, это путешествовать пешком.

    Это правило сложно применить; часто бывает трудно решить, является ли отдельное слово, например, однако, или короткая фраза вводным или нет. Если прерывание потока предложения незначительно, автор может безопасно опускать запятые. 902:30

    Если выражению в скобках предшествует союз, первая запятая ставится перед союзом, а не после него.

    Он увидел нас идущими, и не зная, что мы узнали о его предательстве, приветствовал нас с улыбкой.

    Кандидат, который наилучшим образом соответствует этим требованиям, получит место.

    Здесь пункт, введенный словом who, служит для того, чтобы указать, какой из нескольких возможных кандидатов имеется в виду; предложение не может быть разделено на два независимых высказывания. 902:30

    4. Поставьте запятую перед союзом, вводящим сочинительное предложение. […]

    Ситуация опасная, но есть еще один шанс спастись.

    […] и является наименее специфичной из связок. Используется между независимыми предложениями и указывает только на то, что между ними существует отношение, не определяя это отношение.

    Двухсоставные предложения, второй член которых вводится цифрой как (в смысле потому что ), вместо , или , ни , и , а (в смысле и одновременно ) также требуют запятой перед союзом.

    5. Не присоединяйте независимые предложения запятой.

    Если два или более предложения, грамматически законченные и не соединенные союзом, должны образовать одно сложносочиненное предложение, то правильным знаком препинания является точка с запятой. […]

    Почти половина пятого; мы не можем добраться до города до наступления темноты.

    […] этот простой метод обозначения связи между утверждениями является одним из самых полезных приемов композиции.

    Обратите внимание, что если второму предложению предшествует наречие, такое как соответственно , кроме , затем , следовательно или таким образом , а не союз, точка с запятой по-прежнему требуется. 902:30

    6. Не разбивайте предложения на два.

    […] не используйте точки вместо запятых.

    Я встретил их на лайнере Cunard несколько лет назад. Возвращаюсь домой из Ливерпуля в Нью-Йорк.

    7. Причастный оборот в начале предложения должен относиться к грамматическому подлежащему.

    Медленно идя по дороге, он увидел женщину в сопровождении двух детей.

    Молодой и неопытный, задача показалась мне легкой.
    Молодой и неопытный, я думал задача легкая.

    II. Элементарные принципы композиции

    8. Сделать абзац единицей композиции: по одному абзацу на каждую тему.

    Цель рассмотрения каждой темы в отдельном абзаце, конечно же, помочь читателю. Начало каждого абзаца является для него сигналом о том, что достигнута новая ступень в развитии предмета. 902:30

    Как правило, отдельные предложения не следует писать или печатать абзацами.

    В диалоге каждая речь, даже одно слово, сама по себе является абзацем; то есть новый абзац начинается с каждой сменой говорящего.

    9. Как правило, каждый абзац начинайте с тематического предложения, заканчивайте его в соответствии с началом.

    Опять же, цель состоит в том, чтобы помочь читателю. […] самый полезный вид абзаца […] — это то, в чем

    • тематическое предложение находится в начале или почти в начале;
    • последующие предложения объясняют, устанавливают или развивают утверждение, сделанное в тематическом предложении; и
    • последнее предложение либо подчеркивает мысль тематического предложения, либо констатирует какое-то важное следствие.

    Чаще всего вступительное предложение просто указывает своим подлежащим, к чему в основном должен относиться абзац. 902:30

    10. Используйте активный залог.

    […] избегайте прямой зависимости одного пассива от другого.

    Золото нельзя было экспортировать. Запрещено вывозить золото [.]

    Привычное использование действительного залога приводит к принудительному письму. Это верно не только для повествования, главным образом связанного с действием, но и для письма любого рода.

    11. Поставьте высказывания в положительную форму. […]

    Используйте слово не как средство отрицания или антитезиса, никогда как средство уклонения.

    Он не очень часто приходил вовремя.
    Обычно он приходил поздно.

    Сознательно или бессознательно читатель недоволен тем, что ему говорят только то, чего нет; он хочет, чтобы ему сказали, что есть.

    12. Используйте определенный, конкретный, конкретный язык. 902:30

    Предпочитайте конкретное общему, определенное туманному, конкретное абстрактному.

    Наступил период неблагоприятной погоды.
    В течение недели каждый день шел дождь.

    […] Если при чтении Карлейля у нас почти возникает ощущение физического присутствия при взятии Бастилии, то это благодаря определенности деталей и конкретности используемых терминов. Дело не в том, что дана каждая деталь; это было бы невозможно, да и бесполезно; но что все существенные подробности даны, и не смутно, а с такой определенностью, что читатель в воображении может спроецировать себя на сцену. 902:30

    «Это превосходство конкретных выражений явно связано с усилиями, необходимыми для перевода слов в мысли. […] когда используется абстрактное слово, слушатель или читатель должен выбрать из своего набора образов один или несколько образов, с помощью которых он может представить себе упомянутый род. При этом должна возникнуть некоторая задержка, должна быть затрачена какая-то сила […] ». — Герберт Спенсер

    13. Опустите лишние слова.

    Энергичный текст лаконичен. В предложении не должно быть ненужных слов, в абзаце — ненужных предложений по той же причине, по которой в чертеже не должно быть ненужных линий, а в машине — ненужных частей. […]

    вопрос о том,
    ли

    14. Избегайте последовательности расплывчатых предложений [.]

    Неумелый писатель иногда составит целый абзац подобных предложений, используя в качестве связок и , , но , и , реже , кто , , который , , когда 7 , , , , и , а […] .

    Если автор обнаружит, что он написал серию предложений описанного типа, он должен переделать достаточное их количество, чтобы устранить монотонность, заменив их простыми предложениями, предложениями из двух частей, соединенных точкой с запятой, периодическими предложениями из двух предложений, предложениями, свободными или периодическими, из трех предложений — в зависимости от того, что лучше всего представляет реальные отношения мысли.

    15. Выражайте идеи координат в похожей форме. 902:30

    Этот принцип, принцип параллельного построения, требует, чтобы сходные по содержанию и функции выражения были внешне сходны. Сходство формы позволяет читателю легче распознать сходство содержания и функции.

    […] ошибочное мнение, что он должен постоянно менять форму своих выражений.

    Раньше естествознание преподавалось по учебнику, а теперь используется лабораторный метод.
    Раньше наука преподавалась по учебнику; сейчас его преподают лабораторным методом.

    Корреляционные выражения ( и , и ; не , , а ; не только , , а также ; , или ; , первые, вторые, вторые, вторые ; , или ; , первые, вторые, вторые, вторые ; , или ; , первые, вторые, вторые, вторые ; ) должна сопровождаться одной и той же грамматической конструкцией, то есть практически одной и той же частью речи.

    16. Соединяйте родственные слова. […]

    […] объединить слова и группы слов, которые связаны по мысли, и отделить те, которые не связаны.

    Чугун при обработке в бессемеровском конвертере превращается в сталь.
    При обработке в бессемеровском конвертере чугун превращается в сталь.

    Модификаторы должны стоять, если возможно, рядом со словом, которое они изменяют. Если несколько выражений изменяют одно и то же слово, они должны быть расположены таким образом, чтобы не предполагалось неправильное отношение. 902:30

    Все участники не присутствовали.
    Присутствовали не все участники.

    Он нашел только две ошибки.
    Он нашел только две ошибки.

    17. В резюме используйте одно время.

    Обобщая действие драмы, сценарист всегда должен использовать настоящее время. Подводя итог стихотворению, рассказу или роману, он предпочтительно должен использовать настоящее время, хотя, если он предпочитает, он может использовать и прошлое. Если резюме в настоящем времени, предшествующее действие должно быть выражено в совершенном виде; если в прошлом, прошедшим совершенным. 902:30

    Но какое бы время ни использовалось в резюме, прошедшее время в косвенной речи или в косвенном вопросе остается неизменным.

    Монах признается, что это он их обвенчал.

    […] какое бы время автор ни выбрал, он должен использовать его повсюду.

    […] пишущему следует избегать вставки таких выражений, как «он сказал», «он констатировал», «оратор добавил», «оратор затем сказал», «автор также думает» или подобное, аналогичное, похожее. 902:30

    […] стремится написать упорядоченное обсуждение, подкрепленное доказательствами, а не резюме с редкими комментариями. […] если в сферу его рассуждений входит ряд работ, то ему, как правило, лучше не брать их по отдельности в хронологическом порядке, а с самого начала стремиться к установлению общих выводов.

    18. Ставьте эмфатические слова предложения в конце.

    Надлежащее место в предложении для слова или группы слов, которые автор желает выделить наиболее заметно, обычно — конец. […]

    Эта сталь в основном используется для изготовления бритв из-за ее твердости.
    Из-за своей твердости эта сталь в основном используется для изготовления бритв.

    Чтобы получить особое ударение, подлежащее в предложении должно занимать позицию сказуемого.

    Посреди долины протекал извилистый ручей.

    Принцип, согласно которому надлежащее место для того, что должно быть наиболее заметно, — это конец, в равной степени применим к словам предложения, к предложениям абзаца и к абзацам композиции. 902:30

    III. Несколько вопросов формы

    Заголовки. Оставьте пустую строку или ее эквивалент после названия или заголовка […] .

    Цифры. Не указывайте даты или другие порядковые номера.

    Скобки. Предложение, содержащее выражение в скобках, ставится за скобки пунктуацией точно так же, как если бы выражение в скобках отсутствовало. […]

    (Когда полностью обособленное выражение или предложение заключено в скобки, конечная остановка ставится перед последним знаком скобки.)

    Котировки. Официальные цитаты, приводимые в качестве документальных свидетельств, начинаются через двоеточие и заключаются в кавычки.

    Положение Конституции гласит: «Никакие налоги или пошлины не облагаются предметами, вывозимыми из любого штата».

    Цитаты грамматически в приложении или прямом объекте глаголов предшествуют запятой и заключаются в кавычки. 902:30

    Я вспоминаю изречение Ларошфуко: «Благодарность — это живое чувство грядущих благ». […]

    Цитаты целой строки или более стиха начинаются с новой строки и выравниваются по центру, но не обязательно заключаются в кавычки. […]

    Цитаты, введенные этим, считаются косвенными и не заключаются в кавычки.

    Китс заявляет, что красота — это правда, правда — красота.

    Ссылки. В научных работах, требующих точных ссылок, сокращайте названия, которые часто встречаются, давая полные формы в алфавитном списке в конце. Как правило, давайте ссылки в скобках или в сносках, а не в тексте предложения. Опустите слова акт, сцена, строка, книга, том, страница, за исключением случаев, когда речь идет только об одном из них. […]

    После убийства Полония Гамлета помещают под стражу (IV.ii.14).

    Слоговое письмо. Если в конце строки есть место для одного или нескольких слогов слова, но не для всего слова, разделите слово […] .

    Титулы. Для названий литературных произведений научное использование предпочитает курсив с заглавными буквами. […] Опускайте начальные A или из заголовков, когда вы ставите притяжательный падеж перед ними.

    […] Повесть о двух городах ; Диккенс «Повесть о двух городах» .

    IV. Слова и выражения, часто употребляемые неправильно

    Конечно. Используется без разбора некоторыми авторами, как и другие, для усиления любого утверждения. Такого рода манерность, плохая в речи, еще хуже в письменной.

    Сравните. Сравнивать с означает указывать или подразумевать сходство между объектами, считающимися существенно разного порядка; сравнивать с — значит главным образом указывать на различия между объектами, считающимися по существу одного и того же порядка. 902:30

    Отличается от. Недопустимо. Замените отличным от , отличным от или отличным от .

    В связи с. Неправильно используется для от до , из-за или из-за в наречных фразах: «Он проиграл первую игру из-за невнимательности». При правильном использовании в качестве сказуемого или модификатора к конкретному существительному: «Это изобретение принадлежит Эдисону»; «потери из-за предотвратимых пожаров». 902:30

    Народ. Собирательное существительное, эквивалентное человек . Используйте только форму единственного числа.

    И т. д. […] В конце списка, введенного таким, например, или любым подобным выражением, и т. д. неверно.

    Получить. Разговорное have got for have не должно использоваться в письменной форме. Предпочтительная форма причастия получил .

    Однако. В значении тем не менее , не стоять первым в предложении или пункте. […]

    Когда сначала идет , но , это означает в любой форме или в любой степени .

    Интересно. Избегайте этого слова как формального средства знакомства. Вместо того, чтобы объявлять, что то, что вы собираетесь рассказать, интересно, сделайте это так. 902:30

    Вид. Не следует использовать в качестве замены , а (перед прилагательными и глаголами) или, кроме как в фамильярном стиле, для чего-то вроде (перед существительными). Ограничьте его буквальным смыслом: «Янтарь — это разновидность ископаемой смолы». «Мне не нравится такая известность». То же самое относится и к кое-чему.

    Меньше. Не следует использовать неправильно для меньше . […]

    Меньше относится к количеству, меньше до номера.

    Нравится. Не следует использовать вместо как . Как и , управляет существительными и местоимениями; перед фразами и предложениями эквивалентно слово как .

    Мы провели вечер как в старые добрые времена.
    Мы провели вечер как в старые добрые времена.

    Проиграть. Должно быть более выразительным, чем потерять , но на самом деле менее выразительно из-за его распространенности. То же самое относится и к попробовать , выиграть , зарегистрироваться , зарегистрироваться .

    Сто один. Сохранить и в этом и подобных выражениях […] .

    Один из самых. Избегайте начинать эссе или абзацы с этой формулы […] . В этом нет ничего плохого; она просто изношена и насильно-слаба.

    Люди. Народ — это политический термин, не путать с общественностью . От народа исходит политическая поддержка или оппозиция; от публики приходит художественная оценка или коммерческое покровительство.

    Так. Избегайте в письменной форме использования и в качестве усилителя: «так хорошо»; «очень жарко;» «Так восхитительно».

    Разделить инфинитив. […] конструкция находится в немилости, и ее избегают почти все осторожные писатели. 902:30

    Усердно исследовать
    Усердно исследовать

    Заранее благодарим вас. Звучит так, как будто автор имел в виду: «Мне не стоит снова писать вам». Делая запрос, напишите: «Пожалуйста» или «Я буду обязан», а если что-то еще покажется необходимым, напишите письмо-подтверждение позже.

    Они. Распространенной неточностью является использование местоимения во множественном числе, когда антецедент является дистрибутивным выражением, таким как каждый , каждый , каждый , каждый , много человек , который , хотя и подразумевает более одного человека, требует, чтобы местоимение было в единственном числе. Подобно этому, но с еще меньшим оправданием, использование местоимения множественного числа с антецедентом кто-нибудь , любой , кто-то , кто-то , намерение состоит в том, чтобы избежать неуклюжего «он или она». », или не связывать себя ни с тем, ни с другим. Некоторые застенчивые ораторы даже говорят: «Мой друг сказал мне, что они и т. д.» 902:30

    Используйте он со всеми вышеперечисленными словами, кроме случаев, когда антецедент является или должен быть женского рода.

    Очень. Используйте это слово осторожно. Там, где необходим акцент, используйте сильные слова сами по себе.

    Пока. Избегайте неразборчивого использования этого слова для и , но , и хотя .

    Будет. Условное высказывание от первого лица требует должно быть , не должно быть .

    Без его помощи я бы не справился. […]

    Чтобы выразить привычное или повторяющееся действие, обычно достаточно прошедшего времени, без было бы , и из-за его краткости оно более выразительно.

    Раз в год он посещал старинный особняк.
    Раз в год посещал старинный особняк.

    V. Орфография

    Практическим возражением против неприемлемых и чрезмерно упрощенных написаний является неодобрение, с которым они воспринимаются читателем. 902:30

    Прочитать всю книгу: Элементы стиля .

    Твитнуть это? (Если это изменило вашу жизнь, порадуйте меня чашечкой кофе.)

    Обо мне

    Меня зовут Йенс Оливер Мейерт, я ведущий инженер (в настоящее время менеджер по работе с разработчиками в LivePerson) и автор. Я работал техническим руководителем в Google, я близок к W3C и WHATWG, а также пишу и рецензирую книги для O’Reilly. Я люблю пробовать разные вещи, иногда включая философию, искусство и приключения. Здесь, на meiert.com, я делюсь некоторыми своими взглядами и опытом.

    Если у вас есть вопросы или предложения по поводу того, что я пишу, оставьте комментарий (если есть) или сообщение.

    Элементы стиля – определение и примеры

    • Автор:
    •  Джозеф М. Моксли

    Элементы стиля относятся к рекомендациям о том, как избежать ошибок и писать хорошо. С момента публикации книги Уильяма Странка «Элементы стиля » в 1918 году писателей призывали практиковать краткость, ясность, плавность, простоту, единство. Другие соглашения стиля включают грамматику, механику, модификаторы, модификацию, параллелизм и параллельную структуру. Кроме того, теперь, когда пространство для письма приняло такой визуальный и мультимодальный оборот, писателям, ораторам, работникам умственного труда нужны некоторые элементы дизайна, графический дизайн, страница. Дизайн и принципы универсального дизайна

    Снимок квазаров, сделанный космическим телескопом Уэбба примерно через 700 миллионов лет после Большого взрыва. Кредиты: НАСА, ЕКА, CSA, Джозеф Олмстед (STScI)

    Что такое T Элементы стиля?

    Элементы стиля относится к

    1. названию популярной книги по грамматике, пунктуации, механике и стилю, изначально написанной Уильямом Странком: Элементы стиля (1918)
    2. 3 Предписывающие рекомендации о том, как не ошибиться и писать хорошо. Распространенные примеры:
      • Зинссер, В. (2006). О хорошем письме (30-е изд.). ХарперКоллинз.
      • Уильямс и Бизуп.

        призывают писателей придерживаться краткости, ясности, последовательности, простоты и единства.

    3. элементы дискурса, языковые модели, грамматические конструкции и риторические приемы, которые характеризуют и отличают стиль прозы писателя работники и дискурсивные сообщества

    4. . Грамматика; регистр; риторический анализ; риторика; стиль риторического рассуждения; тон; голос.


      Элементы стиля Книга

      4670 Элементы стиля , он стремился кратко изложить основные правила (иначе говоря, фундаментальные знания), которым писатели должны следовать в своем стиле прозы, чтобы писать хорошо. Странк ценил простоту и ясность. Он концептуализировал элементы стиля , которые состоят из нескольких элементарных правил использования и композиции, нескольких вопросов формы, а также некоторых слов с ошибками и неправильно используемых выражений: Содержание, Элементы стиля (Strunk 1918)

      Элементы стиля PDF

      • Странк, Уильям и Э.Б. Белый. Элементы стиля, 2-е издание
        Доступно на сайте gutenberg.org
      • Strunk, William and E.B. Белый. Элементы стиля, 4-е издание
        Доступно на сайте us.archive.org

      Элементы стиля в современной письменной речи

      Краткость, ясность, последовательность, простота, единство — эти пять элементов стиля по-прежнему имеют решающее значение для авторов при написании черновиков. сочинение, написание, пересмотр или редактирование своих произведений.

      И все же за прошедшее столетие многое изменилось. В качестве примера рассмотрим недавние изменения в использовании местоимений:

      • Местоимения и инклюзивность
      • Местоимение – Руководство по письму с местоимениями

      Или движение общества к информационной эмпатии и осведомленности аудитории:

      • Инклюзивный язык
      • Исследования инвалидности 90 – Язык абелистов – Неуместные метафоры инвалидности

      Интернет и современные коммуникационные технологии открывают новые возможности для писателей. Письменное пространство стало более визуальным и мультимодальным. Ожидается, что особенно в контексте профессионального письма писатели, ораторы, работники умственного труда будут разбивать длинные фрагменты алфавитного дискурса, используя более короткие абзацы, меньше знаков препинания, заголовки, маркеры, списки, визуализацию данных и инфографику. В некоторых ситуациях они могут интегрировать видео- и аудиофайлы в свои электронные письма, письма, заметки и другие тексты.

      В результате t элементы стиля теперь могут включать инструменты из набора инструментов художника. Таким образом, им могут понадобиться декларативные знания о

      • Дизайн
        • Элементы дизайна
        • Принципы графического дизайна
        • Дизайн страницы
        • Универсальный дизайн.
      Процитированные работы

      Strunk, W. (1918). Элементы стиля. OCLC 781988921

      Странк, В., Ин Уайт, Э. Б., Уайт, Э. Б., и Уайт, Э. Б. (1957). Элементы стиля (3-е издание). Нью-Йорк: Макмиллан. OCLC 8788.

      Уильямс, Джозеф и Джозеф Бизап (2016). Стиль: уроки ясности и изящества, 12-е издание. Образование Пирсон. ISBN-13: 978-0134080413

      Зинссер, В. (2006). О хорошем письме (30-е изд.). ХарперКоллинз.

      Похожие материалы

      сообщите об этом объявлении

      сообщите об этом объявлении

    5. По: Уильям Странк мл.
    6. Рассказал: Виктор Крейг
    7. Длина: 1 час 45 минут
    8. 5.0 из 5 звезд 5,0 (2 оценки)
    9. Не удалось добавить в корзину.

      Повторите попытку позже

      Не удалось добавить в список желаний.

      Повторите попытку позже

      Не удалось удалить из списка желаний.

      Повторите попытку позже

      Добавление в библиотеку не удалось

      Повторите попытку

      Не удалось подписаться на подкаст

      Пожалуйста, попробуйте еще раз

      Не удалось отменить подписку на подкаст

      Повторите попытку

      Попробуйте за $0.00

      1 название в месяц из всего каталога бестселлеров Audible и новых выпусков.

      Получите доступ к растущему выбору включенных Audible Originals, аудиокниг и подкастов.

      Перед окончанием пробного периода вы получите напоминание по электронной почте.

      Ваш план Premium Plus стоит 14,95 долларов в месяц после 30-дневной пробной версии. Отменить в любое время.

      Купить за $13,99

      Купить за $13,99

      Способ оплаты по умолчанию не выбран.

      Добавить способ оплаты

      Изменить способ оплаты

      Мы сожалеем. Нам не разрешено продавать этот продукт с выбранным способом оплаты

      Изменение способа оплаты

      Оплата с помощью карты , номер которой заканчивается на

      Изменение способа оплаты

      Подтверждая покупку, вы соглашаетесь с Условиями использования Audible и Уведомлением о конфиденциальности Amazon. Налоги, где применимо.

      Слушателям также понравилось…

      • При письме

      • Воспоминания о ремесле
      • По: Стивен Кинг
      • Рассказал: Стивен Кинг, Джо Хилл, Оуэн Кинг
      • Продолжительность: 9 часов 7 минут
      • Полный

      Чрезвычайно полезный и поучительный для любого начинающего писателя, этот специальный выпуск высоко оцененного критиками бестселлера Стивена Кинга, разошедшегося тиражом в миллион экземпляров, рассказывает об опыте, привычках и убеждениях, сформировавших его самого и его творчество.

      При записи

      По: Стивен Кинг

      В этой расширенной аудиоколлекции представлена ​​классическая обучающая книга Уильяма Зинссера « Как писать хорошо », которая была продана тиражом более 1 миллиона экземпляров, а также новый 90-минутный раздел, в котором рассказывается, как писать мемуары.

      Как хорошо писать: сборник аудио

      По: Уильям Зинсер 902:30

      Миньон Фогарти, она же Grammar Girl, полна решимости избавиться от плохой грамматики, но она также полна решимости сделать этот процесс максимально безболезненным. Год назад она создала еженедельный подкаст, посвященный наиболее распространенным ошибкам, которые люди совершают при общении. К настоящему времени загружено более семи миллионов эпизодов, и Миньон раздает советы по грамматике Опры и появляется на страницах New York Times , Wall Street Journal и USA Today .

      Быстрые и грязные советы от Grammar Girl для улучшения письма

      По: Миньон Фогарти

      Миллионы людей во всем мире улучшили свою жизнь благодаря вечным советам, которые Дэвид Шварц предлагает в «Магия масштабного мышления ». В этой аудиокниге-бестселлере Шварц доказывает, что вам не нужен врожденный талант, чтобы добиться успеха, но вам нужно понять привычку думать и вести себя таким образом, чтобы добиться успеха.

      Магия масштабного мышления

      По: Дэвид Шварц

      • Диалог

      • Искусство вербального действия для страницы, сцены и экрана
      • По: Роберт Макки
      • Рассказал: Роберт Макки
      • Продолжительность: 11 часов 10 минут
      • Полный

      В Диалог , Роберт Макки предлагает глубокий анализ того, как персонажи говорят на экране, на сцене и на странице правдоподобно и увлекательно. От «Макбет » до «Во все тяжкие » Макки разбирает ключевые сцены, чтобы проиллюстрировать стратегии и приемы диалога. Диалог применяет основу проницательного мышления, чтобы научить будущего писателя тому, как создавать искусную, эффектную речь.

      Диалог

      По: Роберт Макки

      • Сократ

      • Мир философии
      • По: Проф. Томас С. Брикхаус, Николас Смит
      • Рассказал: Линн Редгрейв
      • Продолжительность: 2 часа 30 минут
      • Полный

      Сократ был первым великим философом Запада. Хотя он не оставил письменных работ, было много рассказов о его жизни и философии. Сократ был чудаком, который ходил по Афинам босиком и в лохмотьях, вовлекая людей в философские беседы и обнажая противоречия в их претензиях на знание. Сам Сократ никогда не претендовал на окончательное знание, но нажил себе врагов среди тех, кого опровергал и смущал своими настойчивыми вопросами.

      • 1 из 5 звезд
      • очень жаль….

      • По Инкогнито на 27-07-09

      Сократ

      По: Проф. Томас С. Брикхаус и другие

      • При письме

      • Воспоминания о ремесле
      • По: Стивен Кинг
      • Рассказал: Стивен Кинг, Джо Хилл, Оуэн Кинг
      • Продолжительность: 9 часов 7 минут
      • Полный

      Чрезвычайно полезный и поучительный для любого начинающего писателя, этот специальный выпуск высоко оцененного критиками бестселлера Стивена Кинга, разошедшегося тиражом в миллион экземпляров, рассказывает об опыте, привычках и убеждениях, сформировавших его самого и его творчество.

      При записи

      По: Стивен Кинг

      В этой расширенной аудиоколлекции представлена ​​классическая обучающая книга Уильяма Зинссера « Как писать хорошо », которая была продана тиражом более 1 миллиона экземпляров, а также новый 90-минутный раздел, в котором рассказывается, как писать мемуары.

      Как хорошо писать: сборник аудио

      По: Уильям Зинсер 902:30

      Миньон Фогарти, она же Grammar Girl, полна решимости избавиться от плохой грамматики, но она также полна решимости сделать этот процесс максимально безболезненным. Год назад она создала еженедельный подкаст, посвященный наиболее распространенным ошибкам, которые люди совершают при общении. К настоящему времени загружено более семи миллионов эпизодов, и Миньон раздает советы по грамматике Опры и появляется на страницах New York Times , Wall Street Journal и USA Today .

      Быстрые и грязные советы от Grammar Girl для улучшения письма

      По: Миньон Фогарти

      Миллионы людей во всем мире улучшили свою жизнь благодаря вечным советам, которые Дэвид Шварц предлагает в «Магия масштабного мышления ». В этой аудиокниге-бестселлере Шварц доказывает, что вам не нужен врожденный талант, чтобы добиться успеха, но вам нужно понять привычку думать и вести себя таким образом, чтобы добиться успеха.

      Магия масштабного мышления

      По: Дэвид Шварц

      • Диалог

      • Искусство вербального действия для страницы, сцены и экрана
      • По: Роберт Макки
      • Рассказал: Роберт Макки
      • Продолжительность: 11 часов 10 минут
      • Полный

      В Диалог , Роберт Макки предлагает глубокий анализ того, как персонажи говорят на экране, на сцене и на странице правдоподобно и увлекательно. От «Макбет » до «Во все тяжкие » Макки разбирает ключевые сцены, чтобы проиллюстрировать стратегии и приемы диалога. Диалог применяет основу проницательного мышления, чтобы научить будущего писателя тому, как создавать искусную, эффектную речь.

      Диалог

      По: Роберт Макки

      • Сократ

      • Мир философии
      • По: Проф. Томас С. Брикхаус, Николас Смит
      • Рассказал: Линн Редгрейв
      • Продолжительность: 2 часа 30 минут
      • Полный

      Сократ был первым великим философом Запада. Хотя он не оставил письменных работ, было много рассказов о его жизни и философии. Сократ был чудаком, который ходил по Афинам босиком и в лохмотьях, вовлекая людей в философские беседы и обнажая противоречия в их претензиях на знание. Сам Сократ никогда не претендовал на окончательное знание, но нажил себе врагов среди тех, кого опровергал и смущал своими настойчивыми вопросами.

      • 1 из 5 звезд
      • очень жаль….

      • По Инкогнито на 27-07-09

      Сократ

      По: Проф. Томас С. Брикхаус и другие

      • Родной язык

      • По: Билл Брайсон
      • Рассказал: Стивен Маклафлин
      • Продолжительность: 10 часов 44 минуты
      • Полный

      Обладая ослепительным остроумием и поразительной проницательностью, Билл Брайсон — известный автор The Lost Continent — блестяще исследует замечательную историю, эксцентричность, стойкость и чистое удовольствие от английского языка. От первого опускания гортани в глотку (почему вы можете говорить, а ваша собака нет) до прекрасного утраченного искусства ругаться, Брайсон рассказывает увлекательную, часто шумную историю о неадекватном, второсортном языке крестьян, который развил в одну из крупнейших в мире быстрорастущих отраслей.

      Родной язык

      По: Билл Брайсон

      В этой красноречивой и убедительной книге Нил Постман исследует глубокое и широкое влияние телевизионной культуры на то, как мы ведем наши общественные дела, и то, как «развлекательные ценности» исказили само наше мышление. Поскольку политика, новости, религия, образование и коммерция все меньше и меньше выражаются в форме печатного слова, они быстро перестраиваются, чтобы соответствовать требованиям телевидения.

      Развлекаемся до смерти

      По: Нил Постман

      Эта книга не претендует ни на что — это не «Руководство по риторике», разъясняющее догмы стиля, и не «Грамматика», полная произвольных правил и исключений. Это просто попытка помочь обычным, повседневным людям выражаться обычным, повседневным языком должным образом.

      Как правильно говорить и писать

      По: Джозеф Девлин

      • Комбинезон

        5 из 5 звезд 26

      • Производительность

        5 из 5 звезд 25 902:30

      • История

        5 из 5 звезд 25

      Почему мы читаем литературу и как мы о ней судим? Классический роман К. С. Льюиса «. Критический эксперимент » проистекает из убеждения, что литература существует для радости читателя и что о книгах следует судить по тому, какое чтение они предлагают. Он утверждает, что «хорошее чтение», как моральное действие или религиозный опыт, включает в себя подчинение работе и процесс полного присоединения к мнению других: «читая великую литературу, я становлюсь тысячей людей, но при этом остаюсь самим собой».

      Критический эксперимент

      По: К. С. Льюис

      • Да здравствует латынь

      • Удовольствия бесполезного языка
      • По: Никола Гардини, Тодд Портновиц
      • Рассказал: Тодд Портновиц
      • Продолжительность: 8 часов 18 минут
      • Полный

      В Да здравствует латынь Гардини разделяет свою глубокую любовь к языку, обогащенную его неутомимым интеллектуальным любопытством, и горячо призывает нас взаимодействовать с цивилизацией, которая никогда не переставала существовать, потому что она с нами сейчас, независимо от того, знать это или нет. Благодаря его внимательному руководству слушатели, даже не знавшие ни единого штриха латинской грамматики, могут обнаружить, что этот язык по-прежнему способен восстанавливать наше чувство идентичности с силой, которую чудесным образом могут выразить только бесполезные вещи.

      Да здравствует латынь

      По: Никола Гардини и др.

      • Непокорная радость

      • Замечательная жизнь и влияние Г. К. Честертона
      • По: Кевин Бельмонте
      • Рассказал: Робертсон Дин
      • Продолжительность: 8 часов 25 минут
      • Полный

      Возможно, вы знаете, что Г. К. Честертон является автором влиятельных христианских биографий и апологетики. Но вы можете не знать самого выдающегося Гилберта Кита Честертона — пока нет. В равной степени разбираясь в поэзии, романах, литературной критике и журналистике, он обращался к политике, культуре и религии с высоким интеллектом и остроумием. Честертон вел оживленные публичные дискуссии с социальными комментаторами своего времени, постоянно бросая им вызов вежливостью, скромностью, эрудицией и своим всегда острым чувством юмора.

      • 4 из 5 звезд
      • Мне понравилось

      • По Джин Хэмилл на 11-20-20

      Непокорная радость

      По: Кевин Бельмонте

      Эбботт использовал вымышленный двухмерный мир Флатландии, чтобы предложить точечные наблюдения над социальной иерархией викторианской культуры. Однако более устойчивым вкладом новеллы является исследование измерений, благодаря которым новелла до сих пор популярна среди студентов, изучающих математику, физику и информатику. По этой истории снято несколько фильмов, в том числе художественный фильм 2007 года под названием 9.0085 Флатландия . Другими усилиями были короткие или экспериментальные фильмы, в том числе один, рассказанный Дадли Муром, и короткометражный фильм с Мартином Шином под названием Flatland: The Movie .

      Флатландия: многомерный роман

      По: Эдвин Эбботт

      • Эмерсон

      • Разум в огне
      • По: Роберт Д. Ричардсон
      • Рассказал: Майкл МакКоннохи
      • Продолжительность: 26 часов 8 минут
      • Полный

      Ральф Уолдо Эмерсон — одна из важнейших фигур в истории американской мысли, религии и литературы. Жизнеспособность его сочинений и тревожная сила его примера продолжают влиять на нас более чем через сто лет после его смерти. Теперь Роберт Д. Ричардсон-младший воплощает в жизнь Эмерсона, сильно отличающегося от старого стереотипа бесстрастного Мудреца Согласия.

      • 5 из 5 звезд
      • Окончательно!

      • По Дуглас на 08-15-14

      Эмерсон

      По: Роберт Д. Ричардсон

      Независимо от того, являетесь ли вы начинающим писателем или ветераном, который уже опубликовал свою работу, отказ часто является разочаровывающей реальностью. Литературные агенты и редакторы ежемесячно получают и отклоняют сотни рукописей. В то время как работа этих профессиональных издателей состоит в том, чтобы быть разборчивыми, работа писателя состоит в том, чтобы создать рукопись, которая сразу же выделится среди огромной конкуренции. И эти выдающиеся качества, говорит нью-йоркский литературный агент Ноа Люкман, должны быть очевидны с первых пяти страниц.

      • 5 из 5 звезд
      • тебе нужно

      • По Парола138 на 02-12-19

      Первые пять страниц

      По: Ной Лукеман

      Ричард Кэрриер, доктор философии, философ, историк, блогер, опубликовал ряд работ в области древней истории и библеистики. Он также написал несколько книг и глав на различные темы, ведет блог и выступает с 2006 года. Он известен во всем мире благодаря всему вышеперечисленному. Но здесь впервые собраны все рецензируемые научные журнальные статьи доктора Кэрриера по истории за 2013 год, собранные вместе с его лучшими журнальными статьями, исследовательскими работами и сообщениями в блогах по одним и тем же темам.

      Библия Гитлера Гомера Христос

      По: Ричард Кэрриер

      Джордж Марсден описывает, как Льюис постепенно превратился из атеиста в убежденного англиканца — известно, что он обратился в христианство в 1931 году после ночного разговора со своими друзьями, Дж. посреди тотальной войны за выживание.

      Простое христианство К. С. Льюиса

      По: Джордж М. Марсден

      Геометрия определяет мир вокруг нас, помогая нам разобраться во всем, от архитектуры до военной науки и моды. И вот уже более 2000 лет геометрия приравнивается к « элементам» Евклида, , возможно, самой влиятельной книге в истории математики. В Король бесконечного пространства, Известный писатель-математик Дэвид Берлински кратко отдает дань уважения этому неуловимому математику и его ошеломляющим достижениям.

      • 3 из 5 звезд
      • доказательство доказательства

      • По Анонимный пользователь на 31-03-22

      Король бесконечного космоса

      По: Дэвид Берлински

      Сводка издателя

      Впервые опубликовано в 1918 г. Элементы стиля — это руководство по стилю письма на американском английском, которое с тех пор стало важным инструментом для писателей и преподавателей в его многочисленных изданиях на протяжении многих лет. Правила Элементы стиля основаны на здравом смысле и традициях. Оригинал содержал «восемь элементарных правил употребления, 10 элементарных принципов композиции, несколько формальных вопросов, список из 49 слов и выражений, которые часто употребляются неправильно, и список из 57 слов, в которых часто пишут орфографические ошибки». Э. Б. Уайт значительно расширил и переработал книгу для публикации Макмилланом в 1919 г.59.

      Public Domain (P) 2020 Woodkeep Audio

      • Полный Аудиокнига
      • Категории: Образование и обучение

      Образование и обучение Слова, язык и грамматика Написание и публикация Мир

      Показать больше Показывай меньше

      Еще от того же

      Автор

      • Элементы стиля (издание записанных книг)
      • Элементы стиля
      • Элементы стиля

      Рассказчик

      • Практика присутствия Бога
      • Теогония
      • Эпос о Гильгамеше

      Что слушатели говорят о The Elements of Style

      Средние оценки клиентов

      Всего

      • 5 из 5 звезд 5. 0 из 5.0
      • 5 звезд 2
      • 4 звезды 0
      • 3 звезды 0
      • 2 звезды 0
      • 1 звезды 0

      Производительность

      • 0 из 5 звезд из 5.0
      • 5 звезд 0
      • 4 звезды 0
      • 3 звезды 0
      • 2 звезды 0
      • 1 звезды 0

      История

      • 0 из 5 звезд из 5. 0
      • 5 звезд 0
      • 4 звезды 0
      • 3 звезды 0
      • 2 звезды 0
      • 1 звезды 0

      Отзывы. Выберите вкладки ниже, чтобы изменить источник отзывов.

      Audible.com Отзывы

      Обзоры Amazon

      Нет отзывов

      Связано с этой темой

      Эта книга не претендует ни на что — это не «Руководство по риторике», разъясняющее догмы стиля, и не «Грамматика», полная произвольных правил и исключений. Это просто попытка помочь обычным, повседневным людям выражаться обычным, повседневным языком должным образом.

      Как правильно говорить и писать

      По: Джозеф Девлин

      Рэнд шаг за шагом ведет слушателей через процесс написания, предоставляя по пути проницательные наблюдения и бесценные приемы. Она обсуждает психологические аспекты письма и роли сознания и подсознания. Она рассказывает о статьях и книгах, объясняя, как выбрать тему и тему, как определить свою аудиторию и как написать первый черновик.

      Искусство документальной литературы

      По: Айн Рэнд

      • Чувство стиля

      • Руководство мыслящего человека по письму в 21 веке
      • По: Стивен Пинкер
      • Рассказал: Артур Мори
      • Продолжительность: 12 часов 26 минут
      • Полный

      В книге «Чувство стиля » самый продаваемый лингвист и когнитивист Стивен Пинкер отвечает на эти и другие вопросы. Переосмысливая руководство по использованию для 21-го века, Пинкер не придирается к упадку языка и не повторяет любимые мозоли из сводов правил столетней давности. Вместо этого он применяет знания из наук о языке и разуме для создания ясной, связной и стильной прозы.

      Чувство стиля

      По: Стивен Пинкер

      • Просто Дарвин

      • По: Майкл Руз
      • Рассказал: Хью Холман
      • Продолжительность: 3 часа 29 минут
      • Полный
      • Комбинезон

        4 из 5 звезд 10

      • Производительность

        4 из 5 звезд 10

      • История

        4 из 5 звезд 10

      «Просто Дарвин» рассказывает историю Чарльза Роберта Дарвина (1809 г. — 1882) и его теории эволюции посредством естественного отбора. С одной стороны, книга изображает преданного своему делу ученого, который благодаря тщательному наблюдению и блестящей проницательности пришел к убеждению, что организмы являются конечным продуктом длительного, медленного и естественного процесса развития.

      Просто Дарвин

      По: Майкл Руз

      • Поэтика Аристотеля

      • По: Аристотель
      • Рассказал: Рэй Чайлдс
      • Продолжительность: 1 час 24 минуты
      • Полный

      «Поэтика » Аристотеля наиболее известна своими определениями и анализом трагедии и комедии, но она также применима к истине и красоте в том виде, в каком они проявляются в других искусствах. В наш век, когда в поисках истины доминируют естественные и социальные науки, полезно подумать, почему Аристотель утверждал, что поэзия более философична и значительна, чем история. Как и многие другие работы Аристотеля, Поэтика с тех пор доминирует в том, как мы думаем обо всех формах драматического представления в Европе и Америке.

      Поэтика Аристотеля

      По: Аристотель

      • Художественная литература

      • По: Айн Рэнд
      • Рассказал: Маргерит Гэвин
      • Продолжительность: 6 часов 50 минут
      • Полный

      Айн Рэнд обсуждает, как писатель сочетает абстрактные идеи с конкретным действием и описанием, чтобы достичь единства темы, сюжета, характеристики и стиля, четырех основных элементов художественной литературы. Здесь также есть поучительный анализ Рэнд отрывков из произведений известных писателей, переписывание сцен из ее собственных произведений и увлекательные правила построения драматических сюжетов и персонажей с глубиной.

      Художественная литература

      По: Айн Рэнд

      Эта книга не претендует ни на что — это не «Руководство по риторике», разъясняющее догмы стиля, и не «Грамматика», полная произвольных правил и исключений. Это просто попытка помочь обычным, повседневным людям выражаться обычным, повседневным языком должным образом.

      Как правильно говорить и писать

      По: Джозеф Девлин

      Рэнд шаг за шагом ведет слушателей через процесс написания, предоставляя по пути проницательные наблюдения и бесценные приемы. Она обсуждает психологические аспекты письма и роли сознания и подсознания. Она рассказывает о статьях и книгах, объясняя, как выбрать тему и тему, как определить свою аудиторию и как написать первый черновик.

      Искусство документальной литературы

      По: Айн Рэнд

      • Чувство стиля

      • Руководство мыслящего человека по письму в 21 веке
      • По: Стивен Пинкер
      • Рассказал: Артур Мори
      • Продолжительность: 12 часов 26 минут
      • Полный

      В книге «Чувство стиля » самый продаваемый лингвист и когнитивист Стивен Пинкер отвечает на эти и другие вопросы. Переосмысливая руководство по использованию для 21-го века, Пинкер не придирается к упадку языка и не повторяет любимые мозоли из сводов правил столетней давности. Вместо этого он применяет знания из наук о языке и разуме для создания ясной, связной и стильной прозы.

      Чувство стиля

      По: Стивен Пинкер

      • Просто Дарвин

      • По: Майкл Руз
      • Рассказал: Хью Холман
      • Продолжительность: 3 часа 29 минут
      • Полный
      • Комбинезон

        4 из 5 звезд 10

      • Производительность

        4 из 5 звезд 10

      • История

        4 из 5 звезд 10

      «Просто Дарвин» рассказывает историю Чарльза Роберта Дарвина (1809 г. — 1882) и его теории эволюции посредством естественного отбора. С одной стороны, книга изображает преданного своему делу ученого, который благодаря тщательному наблюдению и блестящей проницательности пришел к убеждению, что организмы являются конечным продуктом длительного, медленного и естественного процесса развития.

      Просто Дарвин

      По: Майкл Руз

      • Поэтика Аристотеля

      • По: Аристотель
      • Рассказал: Рэй Чайлдс
      • Продолжительность: 1 час 24 минуты
      • Полный

      «Поэтика » Аристотеля наиболее известна своими определениями и анализом трагедии и комедии, но она также применима к истине и красоте в том виде, в каком они проявляются в других искусствах. В наш век, когда в поисках истины доминируют естественные и социальные науки, полезно подумать, почему Аристотель утверждал, что поэзия более философична и значительна, чем история. Как и многие другие работы Аристотеля, Поэтика с тех пор доминирует в том, как мы думаем обо всех формах драматического представления в Европе и Америке.

      Поэтика Аристотеля

      По: Аристотель

      • Художественная литература

      • По: Айн Рэнд
      • Рассказал: Маргерит Гэвин
      • Продолжительность: 6 часов 50 минут
      • Полный

      Айн Рэнд обсуждает, как писатель сочетает абстрактные идеи с конкретным действием и описанием, чтобы достичь единства темы, сюжета, характеристики и стиля, четырех основных элементов художественной литературы. Здесь также есть поучительный анализ Рэнд отрывков из произведений известных писателей, переписывание сцен из ее собственных произведений и увлекательные правила построения драматических сюжетов и персонажей с глубиной.

      Художественная литература

      По: Айн Рэнд

      «Письмо — это структура», — сказал Уильям Голдман, но слишком часто начинающие писатели погружаются в свою работу, не понимая этого фундаментального принципа. Структура рассказа — одна из самых важных концепций для понимания писателем — и, по иронии судьбы, одна из наименее часто изучаемых понятий. В этой книге Нью-Йорк Таймс Автор бестселлеров Уильям Бернхардт объясняет элементы, благодаря которым истории работают, используя примеры из Гильгамеш до Голодные игры .

      Структура сюжета: ключ к успешной фантастике

      По: Уильям Бернхардт

      К тому времени, когда Умберто Эко опубликовал свой роман-бестселлер Имя Розы , он был одним из самых знаменитых интеллектуалов Италии, выдающимся ученым и автором влиятельных работ по семиотике. За несколько лет до этого, в 1977 году, Эко опубликовал для своих студентов небольшую книгу «Как написать диссертацию », в которой дал полезные советы по всем этапам исследования и написания диссертации.

      • 2 из 5 звезд
      • Непригодный

      • По Тарик на 08-07-15

      Как написать диссертацию

      По: Умберто Эко 902:30

      С таким количеством отличных руководств по письму на полках книжных магазинов может быть трудно понять, где искать лучший совет. Что выбрать: Натали Голдберг или Энн Ламотт? Возможно, Уильям Зинсер или Стивен Кинг были бы более подходящими. Опять же, как насчет классиков — Странка и Уайта или даже самого Аристотеля? В «Убей своих любимых » Рой Питер Кларк, который был любимым и почитаемым учителем письма для детей и лауреатами Пулитцеровской премии более 30 лет, собрал замечательную коллекцию из более чем 100 лучших советов по письму.

      Убейте своих любимых

      По: Рой Питер Кларк

      • Словесная тренировка

      • Развитие мускулистого словарного запаса за 10 простых шагов
      • По: Чарльз Харрингтон Элстер
      • Рассказал: Чарльз Харрингтон Элстер
      • Продолжительность: 20 часов 30 минут
      • Полный
      • Комбинезон

        5 из 5 звезд 69

      • Производительность

        5 из 5 звезд 55

      • История

        5 из 5 звезд 51 902:30

      Word Workout — это практическая аудиокнига для расширения словарного запаса — пошаговая программа, включающая тысячи слов, начиная со слов, известных большинству выпускников колледжей, и заканчивая словами, известными только самым образованным, умным и начитанным взрослым. Эта тренировка представляет собой комплексную программу, полную информации о синонимах, антонимах и происхождении слов, а также советы по правильному использованию и произношению.

      Word Workout

      По: Чарльз Харрингтон Элстер

      • Комбинезон

        4 из 5 звезд 58

      • Производительность

        4 из 5 звезд 48 902:30

      • История

        4 из 5 звезд 45

      Писательство было главной страстью жизни Эмерсона. В то время как его мысли о ремесле хорошо развиты в «Поэте», «Американском ученом», «Природа 9».0087 , «Гёте» и «Персидская поэзия», менее известны многочисленные страницы в его личных журналах, посвященные взаимосвязи между письмом и чтением. Здесь впервые приводится энергичный, жизнерадостный и нетрадиционный совет Мудреца Согласия относительно идеи письма, сфокусированный и очищенный выдающимся биографом Эмерсона, работающим сегодня.

      Сначала читаем, потом пишем: Эмерсон о творческом процессе

      По: Роберт Д. Ричардсон

      • Спасение правды

      • По: Абду Мюррей
      • Рассказал: Том Паркс
      • Продолжительность: 6 часов 33 минуты
      • Полный

      В западной культуре путаница все больше воспринимается как добродетель, а уверенность осуждается как грех. Тех, кто смущен сексуальностью и идентичностью, считают героями. Те, кто путаются в морали, являются прогрессивными пионерами. Тех, кто смущен духовностью, восхваляют как терпимых. И наоборот, тех, кто выражает уверенность в любом из этих вопросов, считают фанатичными, деспотичными, высокомерными или нетерпимыми.

      • 5 из 5 звезд
      • Очень убедительно

      • По Разжечь клиента на 04-07-22

      Спасение правды

      По: Абду Мюррей

      Как мы получили Библию дает фактические и доступные ответы на такие вопросы, как: Как и когда возникли книги Библии? Чем эти книги отличаются от других книг? Как эти книги сохранились и дошли до нас? Почему у нас так много разных переводов Библии? Это популярное руководство для изучающих Библию, за 40 лет существования было продано более миллиона экземпляров. Узнайте о разработке самой важной книги в истории.

      Как мы получили Библию

      По: Нил Р. Лайтфут

      • Брандашмыг

      • К. С. Льюис, JRR Толкин и творческое сотрудничество инклингов
      • По: Диана Павлак Глиер
      • Рассказал: Майкл Уорд
      • Продолжительность: 6 часов 29 минут
      • Полный

      К. С. Льюис, JRR Толкин и Инклинги встречались каждую неделю, чтобы читать и обсуждать незавершенную работу друг друга, предлагая как поддержку, так и резкую критику. Как эти разговоры повлияли на книги, которые они писали? Как творческое сотрудничество повышает индивидуальный талант? И чему мы можем научиться на их примере? Bandersnatch предлагает взглянуть изнутри на Inklings of Oxford и место за их столиком в пабе Eagle and Child.

      Брандашмыг

      По: Диана Павлак Глиер

      • Точка с запятой

      • Прошлое, настоящее и будущее неправильно понятого знака
      • По: Сесилия Уотсон
      • Рассказал: Пэм Уорд
      • Продолжительность: 3 часа 47 минут
      • Полный

      Экзистенциальный экскурс в жизнь и время самого противоречивого знака препинания в мире. В своей шумной биографии точки с запятой Уотсон пишет руководство по грамматике, объясняющее, почему нам вообще не нужны руководства, и перенаправляет наше внимание на самую глубокую, самую главную ценность языка: истинное общение.

      Точка с запятой

      По: Сесилия Уотсон

      Нравится вам это или нет, но публичные выступления — это то, что приходится делать многим из нас. Будь то презентации перед коллегами или выступления в зале, полном почти незнакомых людей, мы все хотим блистать… или, по крайней мере, пройти через это с неповрежденным достоинством. К счастью, Филип Коллинз, бывший главный сценарист Тони Блэра, точно знает, что нужно, чтобы произнести бурную речь. Секрет, по словам Филиппа, в довольстве. Слишком многие из нас сосредотачиваются на том, как мы представляем, и не тратим достаточно времени на размышления о том, что мы представляем. Секрет запоминающихся, изысканных речей заключается в том, чтобы больше думать о материале, которым вы делитесь.

      Искусство речей и презентаций

      По: Филип Коллинз

      Член Герметического Ордена Золотой Зари и соавтор, вероятно, самой известной и наиболее часто используемой колоды Таро, Артур Эдвард Уэйт был также плодовитым писателем и выдающимся масоном. Здесь он рассматривает трио степеней Голубой Ложи и дугу посвящения рождения, жизни и смерти, связанную с этими степенями. Он смотрит на историю этих типов инициаций в древнем мире, а также на то, как они соотносятся с кандидатом, и просит слушателя подумать, есть ли вообще место масонству в этом типе инициатического цикла.

      Некоторые более глубокие аспекты масонского символизма

      По: Артур Эдвард Уэйт

      The Essential Talmud — мастерское введение раввина Адина Штейнзальца в великий кладезь еврейской мудрости — Талмуд.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.